Коротко


Подробно

 Илья Муромец вернулся на историческую родину
       В минувшее воскресенье в Муроме был открыт памятник одному из самых известных жителей этого города — преподобному Илье Муромцу. На церемонии открытия, приуроченной к Дню города (1137-летию со дня основания), побывал корреспондент "Коммерсанта" АЛЕКСЕЙ Ъ-АЛЕКСЕЕВ.

Илья против Ильича
       "Проспишь, муромец!" — услышал я сквозь сон голос проводницы скорого поезда Москва--Сергач. Проводница была дважды не права. Во-первых, я москвич, во-вторых, жителей города Мурома Владимирской области следует называть муромлянами. Муромцем же зовется только один уроженец здешних мест — былинный богатырь Илья.
       Идея поставить ему памятник была неплоха. До минувшего воскресенья наиболее заметным памятником города являлся бронзовый Владимир Ильич. Вклад Ленина в историю Мурома весьма своеобразен. После подавления большевиками восстания левых эсеров территория Спасского монастыря, где находился штаб восставших, по распоряжению Ленина была превращена в один из первых в истории концентрационных лагерей.
       В День города Ильича задвинули. В прямом смысле слова. Его заслонила от вышедших на народное гулянье муромлян сцена, на которой играли рок, пели, танцевали. И лишь миролюбивый, политически корректный конферансье советовал потерявшим друг друга в толпе встречаться "у дедушки Ленина". Обогнув сцену, я обнаружил, что потерявшимися посчитала себя компания тинэйджеров, мирно потреблявших местную водку "Графиня Уварова".
       Илья же пользовался по сравнению с Ильичом гораздо большей популярностью. Открытия памятника Муром ждал давно — монумент был готов к прошлогоднему Дню города. Установить его было решено на берегу Оки, в Приокском парке (официальное, не признанное местными жителями название — парк культуры и отдыха имени В. И. Ленина). Парк же расположен на месте исторического Муромского кремля. При подготовке площадки под памятник археологи наткнулись на массу интереснейших и ценнейших исторических находок, и администрация дала им лишний годик на раскопки.
       Год ожидания породил множество слухов. Например, о том, что скульптор Клыков первоначально изваял Александра Невского, но ввиду отсутствия спроса на статую князя срочно переделал его в мужика Илью. Для этого понадобилось лишь отлить новую голову с более простонародными чертами лица. Все прочее было оставлено в неприкосновенности (кольчуга, ряса, в поднятой правой руке меч, в левой — крест). Возможная причина слуха — при монтаже памятника, который проходил на глазах гуляющих по парку муромлян, голова устанавливалась в последнюю очередь. А может быть, это адаптированная к местным условиям легенда о церетелиевском Колумбе, легким движением руки превращающемся в Петра Первого.
       Еще был слух, что волокита с открытием памятника вызвана политическими причинами. Мол, Илья специально установлен спиной к городу и парку, поскольку лицом он смотрит в сторону Татарии и грозит мечом древним соперникам. Якобы власти Татарстана были недовольны подобным осмыслением образа былинного богатыря.
       И, наконец, третий слух. Якобы местная мафия намерена распилить статую былинного героя на части и продать как лом цветных металлов. И даже на последнем "сходняке" была достигнута договоренность, кому достается меч, кому голова и т. д. Да, действительно, торговля ломом цветных металлов — одна из немногих для жителей города возможностей заработать хорошие деньги. Но если у мафиози до сих пор не дошли руки до бронзового Ильича, то уж всеобщему любимцу Илье вряд ли грозит подобная участь.
       Усиленное слухотворчество лишь доказывает, что любовь к складыванию былин присуща нашим современникам не меньше, чем далеким предкам, распускавшим слухи о Соловье-разбойнике, Тугарине Змеевиче и т. п.
       
Илья Гущин, человек-былина
       Если придирчиво разобраться с историческими и научными свидетельствами о жизни богатыря Ильи Муромца, то выясняется, что доподлинно о нем известно очень мало.
       Несмотря на то что Илья Муромец причислен к лику святых, его канонического жития не существует. Главный источник информации о богатыре — былины. Их ему посвящено больше, чем любому другому персонажу русского фольклора. Дополнительные сведения дали проведенные в разное время три экспертизы мощей Ильи, покоящихся в Ближних пещерах Киево-Печерской лавры.
       "Из того ли города из Мурома, из того ли села из Карачарова",— поется в былине. Карачарово находится в двух верстах от старинных границ Мурома. Изба Ильи стояла не в самом селе, а в соседнем густом лесу, за что его семья была прозвана Гущиными. Жители села, носящие эту фамилию и считающие себя прямыми потомками былинного богатыря, до последнего времени жили в Карачарове, а сейчас перебрались в Муром.
       История о том, что Илья просидел сиднем на печи тридцать лет и три года, как ни странно, подтверждается наукой. Экспертиза мощей, проведенная в 1988 году межведомственной комиссией Минздрава УССР, показала, что в юности Илья перенес паралич конечностей, от которого сумел позднее излечиться. Выздоровев, он уехал из Карачарова в Киев — на службу к князю Владимиру Мономаху, где и прославился.
       Почему местом службы Илья избрал далекий Киев, а не близлежащий Владимир (второй по значению город Руси) — непонятно. Возможно, сыграли свою роль религиозные убеждения богатыря. Киев был православным, во Владимире сильными оставались позиции язычников. Муромец мог быть благодарен православным монахам, исцелившим его от болезни, и потому направился в православную столицу Руси.
       Так или иначе, богатырь командовал засадой (заставой) на границах Киевского княжества, сражался с половцами.
       Согласно церковной традиции, Илья Муромец дожил до глубокой старости, принял монашеский постриг и скончался в 1188 году. Что несколько странно, поскольку правление Владимира Мономаха продолжалось до 1125 года, а в XII веке так долго люди не жили. По данным экспертизы, он умер от обширной раны, нанесенной копьем в область сердца, в возрасте 40-55 лет примерно в XI-XII веках.
       Очевидно лишь, что захоронен он был в Киево-Печерской лавре, а в 1643 году канонизирован. Память преподобного Ильи Муромца отмечается 1 января (по новому стилю).
       Все остальное скорее былина, чем быль. Приходится констатировать, например, что Илья Муромец никогда не служил Владимиру Красное Солнышко, поскольку жил при другом Владимире — Мономахе. Если церковная дата смерти точна, то Илья не был знаком ни с Добрыней Никитичем (жившим раньше), ни с Алешей Поповичем (погибшим в битве при Калке в 1223 году, то есть через 40 лет после смерти дожившего до глубокой старости Ильи). Впрочем, былины не историческая диссертация. В народной памяти живет не конкретный человек Илья Гущин, а образ русского богатыря Ильи Муромца. Ему-то и воздвигли памятник.
       
Маленькое лирическое отступление о еще одном муромлянине
       Илья Муромец, конечно, самый знаменитый житель города. Хотя есть еще один уроженец Мурома, заслуги которого известны всему миру. По иронии истории как раз накануне открытия памятника Илье исполнилось 110 лет со дня рождения Владимира Козьмича Зворыкина. В городе эту дату не отмечали. Владимир Козьмич не вписывается в классический образ патриота. Да, он сделал величайшее открытие XX века. На его имя выписаны патенты на кинескоп и иконоскоп. Wladimir Kosma Zworykin, инженер компании Westinghouse, разработал принцип телевидения. Увы, из России он бежал после революции 1917 года, электронно-лучевую трубку создал в США, а потому в народные герои не годится.
Зворыкина в Муроме помнят, Ильей гордятся.
       
На Муромской дороженьке стояли три сосны...
       Да, гордятся. Маленький и вполне заслуженный культ личности Илья Муромец в Муроме имеет. При въезде в город установлен былинный камень, на котором выбит профиль богатыря. Приокский парк еще до появления в нем памятника был украшен картинами местных художников на мотивы былинных подвигов Ильи. У входа в другой городской парк стоит на вечной стоянке бронепоезд "Илья Муромец". Портрет знаменитого земляка украшает полиэтиленовые пакеты и этикетки водки "Муромская особая".
       Разумеется, на открытие памятника Илье Муромцу пошел смотреть весь город.
       Смотровая площадка перед завернутой в традиционную белую простыню статуей не могла вместить всех желающих. Через милицейские кордоны пускали в основном гостей праздника: священнослужителей, казаков, представителей администрации соседних городов. Журналистов, к счастью, тоже. Рядовым муромлянам пришлось смотреть издалека. Самые предусмотрительные загодя заняли удобные наблюдательные позиции, рассевшись на деревьях и в кабинках находящегося прямо за спиной Ильи колеса обозрения.
       На церемонию приглашали Ельцина, Степашина, Лужкова, Кучму, Лукашенко. Президенты, к сожалению, не приехали. Премьер тоже. Мэр был — глава муромской администрации Петр Алексеевич Кауров. "Свершилось! Наш герой, преподобный Илья Муромец, вернулся на свою историческую родину",— заявил он в своем приветственном слове.
       Приветствие его московского коллеги зачитал представитель правительства Москвы. Официальная часть была не слишком длинной, а потому не казенной, а душевной.
       Приветствия были прочитаны, речи сказаны. Отзвонили колокола, представители духовенства освятили памятник.
       После этого президиум разошелся. Мне удалось перехватить одного из главных виновников торжества — автора памятника Вячеслава Михайловича Клыкова — и поинтересоваться, чей монумент будет следующим. "Трудно сказать, что следующее,— ответил Клыков.— Планов много. Все зависит от желаний, от потребности. Но я думаю — Александр Невский".
       А перед памятником началась неофициальная часть празднества. Пара десятков молодых людей (в том числе две девушки), одетых в былинные кольчуги, показали приемы славяно-горицкой борьбы и боя на мечах. Хитом был номер в духе Вильгельма Телля — разрубание мечом на две половинки яблока, лежащего на груди товарища.
       После богатырских боев первоначально планировался конкурс русских красавиц, но, видимо, по причине холодной погоды его отменили. Впрочем, в Муроме подобное мероприятие выглядело бы глуповато. Красивых женщин в городе очень много. Так много, что глазам своим не веришь. Парад красавиц заменили выступлением фольклорных хоров. Публика стала потихоньку расходиться.
       Город гулял. На Советской улице детишки могли покататься на верблюде. На Ленина, Энгельса, Свердлова и прочих улицах с подобными доисторическими названиями торговали шашлыками, пиццей, водкой, пивом, изделиями народных промыслов. Китайским ширпотребом, конечно, ну куда от него денешься. Наибольшим спросом из китайских товаров пользовались надувные булавы, которыми можно было молотить друг друга по голове без всякого ущерба здоровью. Картину полной потери исторической ориентации дополнял милицейский пост, украшенный двуглавым орлом и надписью "Будка городового". Ближе к вечеру в Приокском парке, под боком у Ильи Муромца, заиграл рэп и рейв — началась дискотека.
       Завершением праздника стал салют на берегу Оки. Понедельник в городе был снова обычным рабочим днем. О прошедшем празднике напоминал лишь факт массовой скупки пива в магазинах и ларьках.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 05.08.1999, стр. 6
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение