Суверенные сланцы

Традиционные источники нефти и газа перестают быть гарантом притока в бюджет нефтедолларов. Ведущим энергетическим державам придется жить по новым правилам, осваивая современные технологии добычи углеводородов в жесткой конкурентной борьбе. Роль и место России в меняющемся мире поставщиков энергоресурсов обсудили участники круглого стола, который провели в Москве концерн Shell и издательский дом "Коммерсантъ".

Вице-президент Cambridge Energy Research Associates Дэниел Ергин (слева) и председатель концерна Shell в России Оливье Лазар (справа) верят в будущее сланцевой энергетики в России

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

ВЛАДИМИР ДОБРОНРАВОВ

Проститесь с легкой нефтью

Традиционные легкоизвлекаемые залежи нефти и газа уже не являются залогом экономической стабильности владеющих ими государств. Во-первых, они в целом истощены. Во-вторых, новые технологии позволяют добывать углеводороды из месторождений, ранее считавшихся непригодными для промышленного освоения, в том числе на территории стран--импортеров топливного сырья.

"Время легких нефти и газа ушло,— говорит председатель концерна Shell в России Оливье Лазар.— Чтобы сегодня добиться успеха, необходимо выйти за рамки традиционной парадигмы представлений о технологиях в энергетике. К 2050 году население Земли составит 9 млрд человек, потребление энергии удвоится — и вместе с тем надо будет думать не только о том, как удовлетворить этот спрос, но и о сокращении выбросов углекислого газа, сокращении парникового эффекта".

Это непростая задача, но по крайней мере часть ее решения, по мнению Оливье Лазара, кроется в двух словах: "сланцевые углеводороды". И это не просто уверенность, ведь само появление сланцевого газа на глобальном энергетическом рынке уже повлекло за собой изменения геополитического масштаба, которые некоторые эксперты объявили сланцевой революцией.

Это, конечно, не столько сланцевая, сколько технологическая революция. О наличии нефти и газа в сланцевых слоях известно давно, но классические технологии если и позволяли добыть эти углеводороды, то их себестоимость кратно превышала биржевую цену энергоносителей. Революция произошла не в один день — почти десять лет крупные компании шаг за шагом оттачивали методики добычи, позволяющие извлечь из сланца топливо за деньги, сопоставимые с теми, что тратятся на освоение традиционных месторождений.

"Сегодня мы наблюдаем глобальную перебалансировку энергетических рынков в мире,— уверен вице-президент одного из крупнейших в мире агентств в сфере энергетического консалтинга IHS Cambridge Energy Research Associates (CERA) и автор культовой книги "Добыча" Дэниел Ергин, специальный гость круглого стола.— Соединенные Штаты в настоящее время переживают энергетический ренессанс благодаря освоению трудноизвлекаемых запасов нефти и сланцевого газа. Если мысленно вернуться на десять лет назад, то тогда казалось, что нефть в США вот-вот кончится. Благодаря развитию новых технологий освоения месторождений трудноизвлекаемой нефти с 2008 года добыча нефти в США увеличилась почти на 50% — это сопоставимо с объемом добычи в Нигерии. Пять лет назад все полагали, что Америка будет крупным импортером сжиженного природного газа (СПГ), и в разных странах появились проекты производства СПГ, ориентированные на США. Сейчас благодаря добыче сланцевого газа США почти самодостаточны, а к 2016 году станут уже крупным экспортером СПГ".

Вот несколько показательных цифр от Управления энергетической информации США (EIA): в этом году общий объем производства жидких углеводородов и биотоплива в США должен вырасти до рекордного показателя 11,4 млн баррелей в сутки. И хотя пока США продолжают зависеть от зарубежных энергоносителей, импортируя около 20% потребляемых источников энергии, к 2035 году страна достигнет самодостаточности в производстве энергоносителей, включая биотопливо. Еще более оптимистический сценарий содержится в ежегодном докладе World Energy Outlook Международного энергетического агентства: эксперты уверены, что в предстоящие десять лет США могут стать мировым лидером по добыче нефти и газа, обогнав страны ОПЕК и Россию по объемам добычи углеводородного топлива.

Сланцевая энергетика как локомотив потянет за собой всю остальную экономику страны.

"Перебалансировка энергетических потоков уже стала источником увеличения занятости, создав в США дополнительно свыше 1,7 млн новых рабочих мест",— говорит Дэниел Ергин.

Согласно прогнозам CERA, себестоимость сланцевого газа в США будет в 3-4 раза ниже, чем аналогичного продукта, добываемого в Европе и Азии. Это приведет не только к изменению мировых цен на энергоносители, но и к изменению всей структуры глобальной торговли. Влияние американского экспорта станет мощным стимулом для возвращения производительных мощностей в США. Уже сейчас Минэнерго США работает над программой экспорта сжиженного газа — еще несколько лет назад подобная новость показалась бы чьей-то злой шуткой, а сегодня все привыкли к быстро меняющейся реальности.

Новые источники

Согласно прогнозам EIA, где составили рейтинг технически извлекаемых запасов сланцевого газа в странах мира, России обеспечено предпоследнее место в десятке потенциальных экспортеров сланцевого газа. Итак, в списке стран с самыми богатыми запасами сланцевого газа лидирует Китай (32 трлн кубометров газа; суммарные мировые запасы составляют 206 трлн кубометров). Следом идут Аргентина (23 трлн) и Алжир (20 трлн). США, сегодняшний мировой лидер по добыче сланцевого газа, находятся на четвертом месте (19 трлн кубометров), а Россия расположилась на девятом (8 трлн кубометров).

Чуть хуже изучены залежи сланцевой нефти. На сегодняшний день в мире разведано 23 нефтеносных сланцевых участка, из которых относительно неплохо изучены 3 — в Северной Африке, Аргентине и Западной Сибири.

Впрочем, оценить перспективы России как потенциального поставщика сланцевой нефти сложно. Хотя бы по той простой причине, что сланцевая нефть в таких масштабах, как в Северной Америке, пока нигде больше не добывается, а прогнозируемые ее запасы — величина гипотетическая. Тем не менее, по оценке EIA, РФ занимает первое место в мире по запасам сланцевой нефти (на втором месте США, на третьем — Китай). В целом на территории стран СНГ находится 13 крупных участков — потенциальных полей добычи трудноизвлекаемой нефти.

И этот факт, как отметил Оливье Лазар, дает России все шансы "занять лидирующее место на глобальном рынке поставщиков сланцевой и трудноизвлекаемой нефти".

Преимущество России перед другими странами заключается в том, что основные запасы трудноизвлекаемой нефти находятся в Западной Сибири — как раз там, где уже создана нефтедобывающая и транспортная инфраструктура. Например, это Баженовская свита — уникальный природный резервуар--коллектор нефти и битуминозных аргиллитов (вещество, из которого в недрах земли образуется нефть).

Не так давно концерн Shell вместе с "Газпром нефтью" создал совместное предприятие для добычи сланцевой нефти из недр Баженовской свиты.

"Почему мы выбрали Shell? Очевидно, что эта компания обладает нужными технологиями бурения скважин в самых экстремальных условиях. Ведь методов освоения трудноизвлекаемых запасов не так много: это наклонное и горизонтальное бурение, многостадийный гидравлический разрыв пласта,— говорит Алексей Вашкевич, директор дирекции по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы компании "Газпром нефть".— Но сланец сланцу рознь, и различия между американской керогенной породой и российскими трудноизвлекаемыми запасами огромны. Нельзя просто так взять и скопировать западные технологии. Мы провели эксперимент: нашли на Западе аналог нашей Бажены, составили основные параметры бурения и отдали материал специалистам по бурению, чтобы потом сравнить предлагаемые сценарии добычи. Итог был удивительным: все предложения по бурению и гидроразрывам пласта содержали разные параметры. Получается, мы не можем просто заимствовать технологии, мы должны разрабатывать свои подходы к освоению Баженовской свиты. Наш партнер Shell на других месторождениях уже прошел все те ошибки, с которыми нам только предстоит столкнуться, и это дает нам надежду пройти этот этап быстрее".

Оптимизм нефтяников разделяют и другие эксперты. Например, Виктор Мартынов, ректор РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, уверен, что именно технологии добычи трудноизвлекаемой нефти отвечают всем требованиям к дешевой и экологически безопасной энергетике будущего.

Действительно, мы сейчас находимся фактически на развилке — куда идти за добычей углеводородов. Альтернатив, по сути, две: либо это нетрадиционные источники углеводородов, в том числе тяжелая нефть, сланцевая нефть, гидраты, угольный метан, если это касается угля, сланцевый газ, либо шельфовая добыча. Значит, весь вопрос заключается в том, что будет дешевле, что будет экономически выгодно.

И в этом смысле один из видов говорит все-таки о том, что значительно будет увеличиваться добыча нефти из нетрадиционных источников, в том числе сланцевой нефти, поскольку по многим позициям она становится вполне конкурентоспособной по цене и по близости к регионам, в которых ведется добыча. И цифры говорят о том, что это не менее 30% ресурсов и запасов нетрадиционных источников, которые мы сейчас уже имеем, которые можно вовлекать в разработку. Вопрос себестоимости добычи опять же будет ключевым, но объем запасов уже такой, который игнорировать невозможно, и их нужно вовлекать в разработку.

Впрочем, распечатать Баженовскую кладовую будет не так-то просто.

"Особенность этого коллектора, расположенного на глубине 4-5 км, состоит в том, что он обладает эффектом губки,— говорит Виктор Мартынов.— Сейчас эта губка насыщена нефтью и газом, но при вхождении скважины неизбежно произойдет резкое снижение пластового давления. Губка быстро освободится от всех запасов, и восстановить первичное давление для сколько-нибудь стабильной добычи будет уже невозможно".

Поэтому, уверен эксперт, без новых технологий добычи идти на глубину просто бессмысленно.

Остудил горячие головы нефтяников и Юрий Подтуркин, генеральный директор ФБУ "Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых": "Нужны не только новые технологии в области добычи и бурения. Как и сто лет назад, мы сегодня имеем весьма отдаленное представление о том, что такое свита и какие процессы там, внутри, проходят. Поэтому предстоят годы и годы исследовательской работы".

Впрочем, конкуренты в сопредельных странах не считают, что на исследования надо так уж много времени.

По мнению Дэниела Ергина, трудноизвлекаемая нефть стала частью повестки и в России. В России, как и в других странах, ее разработка потребует особого налогового режима для стимулирования инвестиций. Надо принять множество решений. Необходимо большое количество экспериментов в области бурения. Перспективы разработки трудноизвлекаемой нефти неясны, пока нет данных, полученных в результате бурения. Преимущество России перед другими странами заключается в том, что основные запасы трудноизвлекаемой нефти, скорее всего, находятся в Западной Сибири — как раз там, где есть инфраструктура и где уже развита нефтесервисная отрасль. Это окажет на Россию положительное воздействие. Мы должны узнать о сланцах еще много нового. Люди нашли ключ к трудноизвлекаемой нефти и сланцам, но открыть им замок не так просто. В любом случае в ближайшие десять лет сланцевая революция будет очень важным событием для России.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...