Коротко


Подробно

 Константин Титов: любое неловкое движение опрокинет коалицию в пропасть
       В прошлую пятницу лидеры политических объединений "Правое дело", "Новая сила" и "Голос России" официально объявили о создании правоцентристской коалиции. Через неделю-полторы, по словам лидера "Голоса России" губернатора Самарской области КОНСТАНТИНА ТИТОВА, будет ясно, развалится коалиция или нет. Об этом Титов заявил в интервью корреспонденту Ъ ИРИНЕ Ъ-НАГОРНЫХ.

— Правые объявили об объединении. Каков план дальнейших действий?
       — Надо тысячу дел сделать. Есть договоренность лидеров о возможности создания коалиции, началась выработка общих программных тезисов. Новое название надо придумать, если оно будет новое. Есть предложения оставить "Правое дело". У меня лично есть желание оставить "Голос России". Оно на слуху, хорошо людьми воспринимается. Но чтобы никого не обижать, буду настаивать на новом названии. Вопрос решится уже на этой неделе. В течение этой недели надо уточнить тезисы программы на политсоветах ведущих партий. Вот здесь, конечно, очень трудный этап, потому что блокообразующие партии — и "Голос России", и "Правое дело", и "Новая сила" — будут выдвигать свои условия. Притирка этих условий, их согласование — это множественный процесс. Я знаю, будет сложно. После этого, наверное, уже все пойдет как по маслу.
       — Когда создавалась коалиция, стороны выдвигали условия?
       — Любое неловкое движение опрокинет всю эту коалицию в пропасть, и она разобьется вдребезги. Поэтому предварительно никаких условий не ставилось. Была первая позиция программы. Теперь пойдут в ход партии. Те партии, которые входят (их девять), они каждая могут дать свои условия. Свои мысли у меня есть, но я ими делиться не буду.
       — Что может привести коалицию к распаду?
       — Самым критическим моментом будет с первой тройкой федерального списка. Это будет самый критический момент.
       — И на когда намечены "похороны"? Когда список составлять будете?
       — Мы поставили это практически на последнее место. Вот сейчас обсудим все-все-все, а уж потом...
       — То есть в сентябре?
       — Нет, зачем? Где-то к третьему августа. К началу августа.
       — У вас есть свое видение первой тройки?
       — Ну некоторые мысли есть. Я считаю, что Хакамада обязательно должна быть. Она достаточно долго работала в Госдуме, в правительстве работала. У нее хорошие идеи, она хорошо известна в стране и достаточно популярная личность.
       — Согласование списков в регионах, вы считаете, пройдет проще? В Санкт-Петербурге есть проблемы даже внутри одного только "Правого дела": Собчака прочат в региональный список, но половина местного регионального отделения коалиции — против.
       — Собчак к "Правому делу" никакого отношения не имеет. В какую партию входит Собчак? Если "Правое дело" решит на него ставить, это другое дело. Эта позиция обсуждается. Но сегодня я не вижу — где Собчак, в какой организации?
       — Сколько округов готов охватить своими кандидатами "Голос России"?
       — Шестьдесят один. Эта цифра — по итогам наших исследований, нашего штаба и по итогам моей последней поездки в Сибирь. В шестьдесят одном регионе у нас достаточно реальные силы. Это из числа пятисот первичных организаций. Это серьезная весовая позиция.
       — Вы только что вернулись из поездки по сибирским регионам. У коалиции там есть на кого ставить?
       — В целом, вы знаете, неоднозначная оценка. Ну есть люди — одобряют коалицию, есть люди — не одобряют. Есть очень здравые рассуждения. Говорят о том, что в создании такой коалиции вырисовывается четкая структура: левый блок — крайний, коммунисты, центр — Лужков, "Вся Россия" и кто там еще? И правый центр — это коалиция "Голос России", "Правое дело" и "Новая сила". НДР здесь не вписывается. Представители НДР встречаются с нами, поэтому мы считаем, что НДР по духу все-таки ближе к нам. И мы надеемся, что НДР будет с нами.
       — Вам нужна региональная сеть НДР?
       — Нет. В НДР есть ряд ярких личностей, они нужны нам.
       — Кто, например?
       — Ну, Владимир Рыжков. В НДР есть ресурсы не только организационные, они достаточно симпатичны с точки зрения финансов. Причем это как бы накоплено за годы деятельности. Это немаловажно.
       — Когда вы последний раз говорили с Черномырдиным?
       — Перед поездкой, неделю назад. Встречался с ним. Мы обсуждали коалицию, но Виктор Степанович сказал, что он должен это обсуждать на политсовете, и потом уже что решит политсовет.
       — Каких-то своих личных мотивов отказа войти в коалицию он вам не излагал?
       — Нет.
       — Кого из губернаторов вы могли бы назвать своими?
       — Вы неправильно ставите вопрос. Губернатор — это такой же избиратель, как пятьсот тысяч жителей.
       — Губернатор не последний человек.
       — Ну пусть он будет первый избиратель, в шесть часов утра придет. Все почему-то выстроили ситуацию на том, что, вот, губернаторы — это да! Нет. Губернаторы — это всего лишь люди, которые подписали обращение "Голоса России". Они поддержали эту идеологию. Вот и все. Но я хочу сказать, на Чукотке Назаров — это губернатор, поддержавший наше заявление. В Приморье Наздратенко является как бы нашим координатором. В Хабаровском крае Ишаев прямо сказал: у него есть надежда, что "Голос России" будет работать и развиваться в его крае. То же самое сказал и Полежаев (Омская область.— Ъ), хотя он входит во "Всю Россию". Но, с другой стороны, будет новая коалиция — будет совершенно новый расклад и губернаторских сил, и всех остальных, поэтому не надо привязывать это к губернатору. Вот Лужков — один, без губернаторов. Хотя и бьется за вторую точку опоры. Ему нужна региональная составляющая, и он бьется за "Всю Россию".
       — То есть вы пытаетесь опровергнуть широко известный тезис о том, что административный фактор на выборах играет важнейшую роль?
       — Не самую главную. Все зависит от того, какой это губернатор. Если этот губернатор говорит, что я поддерживаю ту или иную политическую силу, а на местах месяцами не выплачивается зарплата бюджетникам, долги по пенсиям и все остальное, то толк вряд ли будет.
       — Каким вы видите идеальный вариант для коалиции на выборах?
       — Я считаю, что списке мы можем получить десять процентов, и с учетом одномандатников мы также можем взять двадцать пять--тридцать процентов.
       — Какой кандидат может быть у коалиции на президентских выборах?
       — Мне кажется, после 19 декабря коалиция разобьется. А потом, когда начнутся президентские выборы, там уже начнут выбирать, кто кого начнет поддерживать.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение