Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ

В балансе все спокойно

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 13

Экспорт снижается, капитал бежит, импорт растет, нефтегазовые доходы проедаются. Судя по опубликованной на прошлой неделе оценке платежного баланса ЦБ, в российской экономике все стабильно. Курсу рубля ничего страшнее пилообразных колебаний пока тоже не угрожает.


ТЕКСТ МАКСИМ КВАША, НАДЕЖДА ПЕТРОВА


Главное, что надо знать о нынешнем состоянии платежного баланса,— бегство капитала продолжается (см. график 1). Речь не об оценке чистого оттока частного капитала, он как раз (вполне предсказуемо) уменьшается: во втором квартале 2013 года, по данным ЦБ, составил всего $10 млрд ($28,4 млрд — в первом квартале). Речь о другом, вероятно, более важном в нынешней ситуации показателе — сумме граф "Сомнительные операции" и "Чистые пропуски и ошибки". Его иногда называют бегством капитала, иногда скрытым вывозом.

Речь о деньгах, про которые сам ЦБ знает, что они ушли из страны в обход всех законов, инструкций и нормативов. Честно заработанных, украденных, полученных в качестве взяток и откатов, спрятанных от налогов. Во втором квартале текущего года их было $12,4 млрд (2,4% ВВП), в первом квартале — $15,4 млрд (3,1% ВВП). В номинальном выражении это близко к историческим максимумам, в процентном отношении к ВВП — значительно, вдвое-втрое ниже, чем в конце 1990-х — начале 2000-х. Правда, десять лет назад природа этих операций была другой. Тогда их использовали для теневых схем оплаты импорта, теперь — преимущественно для того, чтобы спрятать деньги подальше от ненасытных чиновников и следственных органов, построить запасной аэродром подальше от российской слякоти.

На этом фоне собственно показатель оттока капитала уже не кажется проблемой. Главный экономист по России "ВТБ Капитал" Максим Орешкин считает его хорошим, объясняя, что это, по сути, технический индикатор, сопутствующий положительному значению текущего счета платежного баланса. "Естественна ситуация, что, когда текущий счет уменьшается, уменьшается и отток капитала",— сказал он.

Кстати, именно значение счета текущих операций — вторая по значимости новость в данных ЦБ. Оно близко к абсолютному минимуму — всего $6,9 млрд во втором квартале текущего года ($25,1 млрд — в первом квартале). Близко к минимальным значениям и сальдо внешней торговли товарами и услугами (см. график 2). Это означает, что поступление иностранной валюты, связанное с торговлей, рынком труда и процентными доходами, сократилось. Следовательно, возникли фундаментальные предпосылки для ослабления рубля.

Важно оговориться, что речь идет не о краткосрочных колебаниях вроде тех, что имели место в конце мая--июне, а о среднесрочном тренде. Аналитик Allianz Investments Ариэл Черный говорит, что публикация новых данных "практически не повлияла" на прогноз курса рубля: "По капитальному счету ничего пугающего или необычного не произошло, по текущему счету сохранилась тенденция к опережающему росту импорта, которая через какое-то время сведет на нет положительное сальдо текущего счета и будет толкать рубль вниз. Но это дело в "лучшем" случае следующего года".

Это рассуждение справедливо при прочих равных, при более или менее неизменных ценах на нефть. Доходы от экспорта углеводородов составляют две трети всего товарного экспорта РФ, падение или рост цен на мировом рынке способно смешать все карты. "Но для того, чтобы рубль серьезно укрепился, вернулся к тем уровням, где мы его видели в мае, в апреле,— для этого нефть должна подорожать очень существенно, ближе к $120-130",— считает Орешкин. Падение на те же 20-30% может иметь гораздо более драматичные последствия, поскольку будет сопряжено с резким ростом дефицита бюджета.

Сжимающийся текущий счет важен, и, соответственно, снижающийся отток капитала (в процентном отношении к ВВП он близок к минимумам, см. график 3) важен еще в одном смысле, напоминает Михаил Хромов из Института экономической политики имени Гайдара: "Сближаются валовые сбережения и валовые накопления". Страна перестает вывозить капитал и, по крайней мере в теории, начинает инвестировать в себя. В России, правда, это пока не очень работает: судя по данным Росстата и таможни, растет не инвестиционный импорт, а потребительский. Проще говоря, нефтегазовые доходы мы проедаем.

При определении курсовой политики Алексею Улюкаеву и Эльвире Набиуллиной придется ориентироваться не только на данные платежного баланса

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Впрочем, это проблема не платежного баланса, не курса рубля, а куда более долгосрочная, связанная с качеством делового климата и политической ситуацией.

Поэтому "Деньги" предпочли задавать собеседникам другие вопросы. Выяснилось, например, что мнения о "неожиданности" данных ЦБ разошлись довольно сильно. Хромов, Черный и Орешкин нашли их вполне предсказуемыми. Главный экономист HSBC Александр Морозов сказал, что "оценка счета текущих операций ниже, чем ожидалось": "У нас примерно такая же оценка была, как у консенсуса по Bloomberg,— $13,1 млрд". Главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова считает, что "платежный баланс за второй квартал выглядит хорошо, лучше ожиданий". Аналитик УК "Альфа-Капитал" Игорь Нуждин ждал "несколько большего оттока капитала".

Достаточно сильно разошлись и ожидания относительно будущего рубля. Напомним, по состоянию на 4 июля рубль упал на 8,7% к уровню начала года и на 4,2% к 1 июня (оценки к бивалютной корзине (€0,45+$0,55), 37,7 руб. на 4 июля). "Деньги" уже писали, что паники это не породило: пилообразная динамика курса в последние годы стала привычной (см. график 4).

Орлова допускает ослабление: "Ближайшие месяцы будут не очень хорошие для рубля. Но к концу года ситуация будет более устойчивая".

Орешкин считает, что в ближайшие месяцы рубль "будет торговаться примерно на текущих уровнях": "Укрепление рубля мы вряд ли увидим, потому что платежный баланс будет очень слабым, особенно в июле--августе. А ослабления рубля мы не увидим, потому что даже текущий уровень интервенций ЦБ настолько сильный, что рубль не может слабеть в такой ситуации".

Близкого мнения придерживается Нуждин, хотя, по его словам, "в среднесрочной перспективе очень вероятно укрепление рубля относительно текущих уровней".

Морозов уверен, что "ожидать дополнительного ослабления рубля не стоит", а рубль сможет "несколько восстановить позиции".

"В ближайшие месяцы динамика рубля гораздо больше будет зависеть от того, реализуются или нет намерения правительства искусственно девальвировать рубль. Если эти планы так и останутся планами, от текущих уровней более вероятно укрепление рубля",— Черный тоже скорее оптимист.

Однако самого радикального укрепления (из опрошенных "Деньгами" экономистов) ждет главный экономист ФК "Открытие" Владимир Тихомиров: "Курс рубля до конца года я не менял. У меня стоял 31,2 руб. к доллару и где-то 35,5 руб. к бивалютной корзине. Я ожидаю, что он укрепится от текущих уровней, потому что, я считаю, это сейчас больше связано с эмоциями: сменой руководства ЦБ, ожиданием более мягкой денежной политики, несмотря на все заявления, с одной стороны, и с другой — с нервозностью вокруг глобальных трендов: Китай, Америка, сокращение программы количественных смягчений. Вот эти эмоции на рубль давят".

В пользу мнения оптимистов говорит и то, что, по оценкам Хромова, рубль, похоже, перепродан. По его расчетам, "наибольший объем ресурсов в мае банки направили в иностранные активы": "Если кредиты населению увеличились на 225 млрд руб., то иностранные активы выросли более чем на $12 млрд. Чистые иностранные активы банковского сектора увеличились на $14,4 млрд. Еще больше выросла валютная позиция банков, то есть превышение активов в иностранной валюте над пассивами в иностранной валюте: с $27,2 млрд по состоянию на 1 мая до $43,3 млрд на 1 июня". Таким образом, заключает Хромов, "банки стали одним из бенефициаров последовавшей в июне мини-девальвации рубля": "В июне 2013 года рост курса доллара к рублю может принести банкам свыше 30 млрд руб. чистого дохода от переоценки счетов".

Население, отметим, судя по данным платежного баланса, в валютной гонке не участвовало. По оценке ЦБ, запасы валюты на руках у российских граждан во втором квартале текущего года снизились на $2,2 млрд. Впрочем, неизвестно, не будет ли эта оценка пересмотрена при второй оценке платежного баланса. Как неизвестно пока и то, какие именно банки выиграли от ослабления рубля и использовалась ли при этом инсайдерская информация.


Комментарии
Профиль пользователя