Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Михаил Прохоров: "Мне обидно слышать, что мэр великого города должен быть завхозом"

от

Главный редактор "Коммерсантъ FM" Константин Эггерт в рамках Международного экономического форума в Петербурге побеседовал с лидером партии "Гражданская платформа" Михаилом Прохоровым.


— Как вам выступление президента и федерального канцлера? Вы поедете по скоростной магистрали в Казань?

— Вы коснулись выборных проектов. Это накладывает на всех нас определенные обязательства, я имею в виду граждан России, потому что 450 млрд руб. будет вложено из фондов национального благосостояния. Но мне сразу интересно: кто выбирал эти проекты? Кто проходил публичные слушания, где были конкурентные предложения? По каким критериям они были выбраны? Потому что моя, небольшая пока, политическая карьера говорит о следующем: мы живем в стране с очень неэффективным государственным управлением.

И когда речь идет о системе инфраструктурных проектов, я бы запретил бы эти проекты, если в них не участвует частный капитал. Если участвует частный капитал и частный инвестор, он всегда четко просчитывает эффективность, окупаемость, потому что он несет ответственность за возвратность. Когда государство будет этим заниматься, то будет ровно то же самое, как и с другими проектами, где было воровство, распил денег и, в конечном счете, часто даже цели не достигал тот проект, который был. Если принципиально не поменять проблему коррупции, которую сегодня никто не обсуждал, то мы по этим трем проектам получим такое же разочарование.

— Вы имеете в виду скоростную дорогу до Казани, окружную дорогу в Центральной России, кольцевую?

— Я хочу сказать про кольцевую дорогу, которая пойдет по бетонке.

— Кошмар какой.

— Я считаю это стратегической ошибкой, потому что Москва и так задавлена кольцами и представляет собой, с точки зрения инженерной инфраструктуры, средневековый город, в который крестьяне раньше возили продукты.

Нам нужно переходить на матричную систему передвижения по европейской части. Поэтому главным проектом должно быть не строительство бетонки, которая еще больше забьет радиальные в Москву, будет коллапс и тромб в центре Москвы. Нужно выводить дороги за пределы, 200-250 км от Москвы, чтобы были независимые дороги с севера на юг, с запада на восток, минуя Москву. Если были бы открытые обсуждения проектов, я убежден, что мы бы представили проект, который победил бы.

— Но президент Путин решил так.

— Я хотел бы знать механизм принятия решения, кто предлагал президенту эти проекты, как они защищались с точки зрения эффективности. Ведь ни одной цифры нет.

— Опять "плохие бояре", Михаил Дмитриевич?

— Да нет, я считаю, что в некотором смысле это вина каждого из нас, мы же все выходим на выборы и все голосуем. Поэтому я никогда не плачусь, никого не обвиняю. Каждый должен спрашивать с себя.

— Поговорим тогда уже и об ответственности. Вы сказали, что вы в политике недолго — но ярко — тем не менее, вы сказали, что не будете участвовать в выборах мэра Москвы, потому что не хотите легитимизировать фактически уже назначение, или второе назначение, Сергея Собянина.

— Продление лицензии.

— Продление лицензии, да. Я забыл про третий проект.

— Третий проект — это реконструкция Транссиба.

— И что там? Может, стоит реконструировать?

— Когда делается такой проект, должна быть широкая общественная экспертиза. А когда эти проекты защищаются келейно, неизвестно, какова их окупаемость, когда такие огромные деньги идут из фонда национального достояния, будет как с Сочи.

— Почему вы думаете, что было принято решение эти деньги взять именно из фонда национального благосостояния? Ведь все-таки бюджетные доходы еще вполне достаточны для инфраструктурных проектов.

— Мне кажется, есть очень правильный механизм, называется "инфраструктурная облигация". В принципе, в рамках окупаемых проектов, если деньги национального достояния работают внутри страны на эффективных проектах, как механизмы, он правильный.

— Вы сказали, что не будете участвовать в продлении лицензии. Сейчас уже, по-моему, 19-й кандидат появился на пост мэра Москвы. По-вашему, что-то изменилось бы, если бы вы участвовали, если было бы 20 кандидатов?

— У меня есть статистика. Во время президентских выборов москвичи поддержали, дали мне больше 20%, поэтому в случае, если бы власть не сделала все возможное, чтобы я не участвовал, то точно был бы второй тур. А вот во втором туре абсолютно ничего не было бы ясно. Поэтому в некотором смысле, мне кажется, в результате того, что было сделано все, чтобы я не участвовал на выборах, пострадают, в первую очередь, конечно же, москвичи, а во вторую очередь, сама власть, потому что когда выборы в городе Москве идут фактически без выбора, рейтинг власти, он не повышается, он падает. Ведь математическая доля, которую получит Сергей Собянин на выборах, она ни о чем не говорит. И в условиях, когда в мире неспокойно, нужны политики, обладающие реальным рейтингом, победившие в честной конкурентной борьбе. А данные выборы являются фактически фарсом.

— Вы говорите: я бы победил, прошел бы во второй тур и так далее. Вы учитывайте тот факт, что, судя по всем опросам, москвичи хотят мэра-хозяйственника, назовем это так, человека, который не оппонирует, в общем-то, никому. Вы были бы готовы быть таким мэром-хозяйственником?

— Мне обидно слышать, что мэр великого города должен быть завхозом. Вот это абсолютно не так. Мэром великого города должен быть человек, который понимает мировую экономику, понимает, что происходит в мире, потому что именно города такие, как Москва, определяют ход современной истории. Здесь вырабатываются основные идеи, которыми живет и будет жить человечество. Поэтому не надо сводить роль мэра к завхозу. Я категорически против этого. Почему? Потому что Москва как мегагород — это мировой центр культуры и центр постиндустриальной экономики. Поэтому не завхоз должен руководить таким городом, а человек, который имеет глобальное видение того, что происходит.

— Вы его имеете?

— Говорить о том, имею я или нет, должны избиратели. Себя хвалить очень легко, но нужно выходить на выборы и побеждать. Мне, к сожалению, такую возможность не дали.

— Но вы сказали, что ваша партия "Гражданская платформа" будет продолжать бороться за Мосгордуму?

— Очевидно.

— Как вы считаете, есть ли возможность, что выборы в Мосгордуму будут досрочными? Что выборный цикл сдвигается, может быть, в Московскую городскую думу, потом даже и в Государственную. Будучи экс-кандидатом в президенты, как вы докажете, что "Гражданская платформа" сможет что-то сделать в Москве и собрать хоть какую-то фракцию?

— Выборы досрочные в Мосгордуму уже юридически невозможны, поэтому все пройдет в заявленные сроки, это первое. Второе, меня же, в общем, сняли по техническим причинам. Мне не хватило буквально месяца с небольшим для того, чтобы перевести активы в Россию. Я этим уже давно занимался. Часть активов я продавал, продал. И часть активов я завожу в Россию. Поэтому эта поспешность лишила москвичей выбора. Для того, чтобы убедить москвичей, нужно просто работать, заниматься ежедневной деятельностью, что мы и делаем. Сейчас мы разворачиваем штабные структуры и будем использовать текущие выборы для того, чтобы рассказывать москвичам, какую программу я бы предложил, если бы участвовал в выборах мэра.

— Многие ваши потенциальные конкуренты на выборах говорят, в том числе из, назовем условно, демократического лагеря, о том, что в вашей команде московской очень много людей экс-мэра Лужкова, что фактически, если "Гражданская платформа" придет в Мосгордуму, это будет своего рода реванш лужковцев.

— Довольно смешно. У нас единственный человек, который раньше работал министром в правительстве Лужкова — это Михаил Вышегородцев — профессиональный человек, знает Москву, занимался малым бизнесом, любит Москву. Других людей у нас просто нет.

— Какова будет ваша стратегия в отношении вашей партии выборов в Мосгордуму? Вы же хотите получить большинство?

— Да, конечно. Стратегия довольно простая, на самом деле. Решит исход сражения за Московскую думу. Нужно иметь 22 сильных одномандатника. Тот, кто победит по одномандатным округам, одновременно получит большинство, сила одномандатников толкает известность партии. Чем больше ярких и сильных людей вы можете выставить, тем вы сильнее как партия. Такая нехитрая стратегия.

— Вы сами готовы быть московским городским депутатом?

— Конечно, я уже сказал о том, что я пойду по своему Северо-Восточному округу одномандатником. Мы категорически против двух вещей. Против "паровозов", которые потом уходят, а также мы против кабинетных политиков, которые идут в списке, сами не участвуют в борьбе по одномандатным округам. У нас все реальные люди, все будут биться по одномандатным округам. И в этом сила нашей партии.

— В чем были бы три главных ключевых элемента вашей программы на выборах мэра, и, скорее всего, останутся на выборах в Мосгордуму?

— Лозунг уже хороший есть: мэр ваш — Дума наша. Он уже, по-моему, прижился. Первое, наверное, принципиальное различие — мы хотим остановить процесс ликвидации малого бизнеса в городе Москве. То, что сейчас происходит передел — всем очевидно. Это приведет не только к потере налоговой базы, но самое главное — это активные люди, которые развивали Москву в тяжелые 1990-е годы — чтобы они не уехали, а продолжали работать.

Следующий момент: мы хотим принципиально поменять управление Москвой, потому что при Сергее Собянине фактически ликвидированы последние полномочия муниципалитетов. Забраны все реальные дела вместе с деньгами, остался мифический контроль. Мы считаем, что максимальное количество вопросов должны решать муниципалитеты. А главы управ должны быть назначаемы муниципальными депутатами.

Третье, наверное, на уровне концепта — мы считаем, что Москва должна быть тем великим городом, который является центром мировой культуры и центром мирового уровня постиндустриальной экономики. Только такая постановка вопроса делает возможным решить вопросы пробок, вопросы миграции, вопросы преступности. Вот именно эта постановка позволяет логически прийти к эффективному решению московских проблем.

Чтобы не было метаний — то выделяем городские линии, то потом не выделяем. То делаем плитку, потом не делаем плитку. Это метание невозможно, оно как раз признак того, что стратегии нет.

— Вы упомянули ключевые проблемы, включая пробки. Многие считают, что только господь бог сможет решить эту проблему.

— Не согласен.

— Второе — это миграция. О миграции, о преступности среди мигрантов говорит Сергей Собянин. И, как многие считают, его главный оппонент — коммунист Мельников — тоже начинает говорить о проблеме миграции в Москве. Вы считаете, это действительно проблема и неслучайно эта тема возникает? Как бы вы к ней подошли?

— Надо разделять два вида миграции. Первая миграция — из других стран к нам. И внутренняя миграция. Что касается приезда рабочей силы, которой у нас не хватает. Первый шаг, который нужно сделать — нужно добиться введения визового режима для стран Средней Азии. Для того, чтобы сделать нормальный прозрачный процесс. Человек приезжает к нам на работу — у него должно быть приглашение работодателя. И мы знаем, на какое рабочее место он приехал, одновременно понимая, что это рабочее место не может быть занято гражданином России. Это понятная система для защиты рабочих мест собственных граждан. Это не нарушает конкуренцию. Это создает конкуренцию между нашим гражданами.

Второй момент — мы должны в Москве ввести муниципальный ценз. То есть 10-15 лет для того, чтобы в муниципалитеты люди могли избираться, они должны жить в Москве, знать ее. Москва должна их принять и они должны принять Москву. Иначе мы превратимся в город кочевников. Это первая история. Есть вторая вещь, связанная уже с миграцией граждан России — здесь все сложнее.

Проблема заключается в том, что мы как страна не развиваемся. Когда я читаю лекции студентам, я спрашиваю, есть ли такое место, куда вы хотите работать поехать, где можно деньги заработать? Поднимите руку, знаете такое место? Ни одной руки нет. Соответственно, мы просто должны начать развивать свою страну. Не могут люди все ехать в один город.



Мы начали с транспортной проблемы: если транзит товаров весь идет через Москву, это говорит о неразвитости транспортной инфраструктуры в европейской части. И пока ее не построить, ничего с Москвой решить нельзя именно по этой причине. Должен быть мэром Москвы человек, обладающий глобальным видением, в том числе влияющий на мировую историю и одновременно влияющий на стратегию развития страны. В том числе, предлагая, может быть, за счет части московского бюджета помогать федеральному правительству совместно решать московские проблемы.

— На выборах мэра Москвы теперь уже вы будете готовы поддержать кого-то из кандидатов? У нас сейчас есть определенный выбор. Неизвестно, как сложится судьба Алексея Навального, но его поддерживает РПР-ПАРНАС. Кого бы вы сейчас поддержали?

--- Давайте подождем и посмотрим, кто сможет реально зарегистрироваться. Я думаю, что зарегистрируются одни спойлеры.

— Тогда вы никого не будете поддерживать?

— А какой смысл поддерживать спойлера? Зачем?


Комментарии
Профиль пользователя