Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Обещанная нога

Конвенция о правах Гулфайруз Жунисовой

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

В июне 2012 года никто не написал ни в газете, ни в блоге, никто не рассказал по телевизору, никто не обсудил на кухне, как в рану на ноге 13-летней девочки с остеомиелитом большеберцовой кости попала холодная грязная вода, а вместе с ней инфекция. Не до девочки Гулфайруз было: 171 человек погиб во время наводнения 2012 года в Крымске, 34 тыс., только по официальным данным, пострадали. А Гулфайруз — всего лишь одна из этих тысяч пострадавших.


София Шайдуллина,


координатор проекта Русфонда "Правонападение"


Гулфайруз, Гуля,— не гражданка России. Жунисовы с тремя несовершеннолетними детьми приехали на постоянное жительство в Краснодарский край в марте 2011 года из Казахстана и гражданами стать просто не успели. Решение переезжать принималось ради Гули. Впервые казахские врачи ее оперировали в 2005 году, с тех пор ложиться под скальпель девочке приходилось ежегодно. Родители не могли больше смотреть на то, как местные доктора безнадежно разводят руками, и решили переехать в Россию, поближе к хорошим специалистам.

Айнур, мать девочки, в Крымске еще до наводнения успела оформить дочке полис ОМС. Когда случилось наводнение и после ночи в затопленном доме девочку привезли в Крымскую больницу с острой болью, речь шла уже не о лечении остеомиелита, а об экстренном избавлении от сепсиса. Но врачи наотрез отказались госпитализировать девочку, последовала серия отказов: власти демонстрировали, что лечить иностранных детей не будут.

Айнур рассказывает, что "большая вода" полностью уничтожила дом и огород, с которого кормилась семья. В компенсациях ввиду иностранного гражданства Жунисовым тоже отказали. Семье нечего было есть и негде ночевать. Помогла Русская православная церковь — Жунисовы получили временное жилье на дальнем хуторе. Там они и сейчас.

Священники и волонтеры нашли в Краснодаре врачей, которые незаконно обследовали девочку и объяснили, что необходимо срочно протезировать кость новой спицей, но сами оперировать бесплатно ребенка не взялись. Операция была оценена в 600 тыс. руб. Айнур приготовила обращение к благотворительным фондам, но неожиданно 21 февраля госкомиссия, направлявшая самых тяжелых пострадавших в федеральные клиники, решила госпитализировать Гулю за счет средств федерального бюджета в Российский научный центр восстановительной травматологии и ортопедии имени академика Г. А. Илизарова в Кургане. Комиссия признала, что ребенок-инвалид пострадал на территории России от стихийного бедствия и нуждается в помощи. Повезти в операционную девочку должны были 4 марта.

Пять дней семья радовалась. Пять дней Гуля представляла, что ей предстоит последняя в ее жизни и, несомненно, успешная, иначе не может и быть, операция. Гуля думала, как ее жизнь изменится: российские врачи уж точно вернут ей полноценную здоровую жизнь, чтобы гулять с друзьями на своих двух ногах.

На шестой день государство в лице сотрудницы краевого Минздрава Татьяны Переделкиной опомнилось: "Мы не лечим чужих". 26 февраля Гуле отказали в квоте.

По-человечески это было свинство: обещать ребенку ногу, а потом отказаться от обещания. По закону, казалось бы, чиновники были правы — не должен наш налогоплательщик оплачивать лечение иностранных детей. Но юрист "Правонападения" Светлана Викторова нашла закон, по которому даже чиновники должны вести себя по-человечески. В соответствии с ч. 1 ст. 2 Конвенции о правах ребенка государства-участники уважают права каждого ребенка, предусмотренные конвенцией, находящегося в пределах их юрисдикции. Без какой-либо дискриминации, независимо от его расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, религии, национального, этнического или социального происхождения его и его родителей, имущественного статуса семьи или еще каких-либо факторов, ребенок имеет право на лечение — и наплевать тут на государственные границы.

Чтобы теперь уже бывший министр здравоохранения Краснодарского края Елена Редько совсем уж поверила, что Конвенция о правах ребенка — это обязательный к применению закон, письмо министру написал детский омбудсмен Павел Астахов, получив от нас информацию о Гулфайруз. Факс, адресованный Астаховым на имя министра, чиновники умудрились потерять. По телефону сотрудник Минздрава, отказавшийся представиться, заявил, что 7 апреля "сменился министр и в ведомстве был бардак". Бардак эти люди в краевом Минздраве, выходит, посчитали достаточным оправданием.

Нам удалось победить этот бардак. Новое письмо с подписью уполномоченного сделало свое дело, и 17 апреля Айнур поблагодарила нас по телефону. За Гулей на их дальний хутор прислали машину, которая отвезла ее в краснодарскую больницу. Прежде эта больница дважды выгоняла ребенка с матерью. У этих дверей мать знакомилась с волонтерами фонда "Цветик-семицветик", они подарили Гуле инвалидную коляску, не веря, что у девочки еще есть шанс на обещанную ногу...

Доктора уже достали у девочки из раны загнившую спицу и откачали гной. Но впереди протезирование, делать его во избежание проблем следует в Москве у специалистов с именем, говорят нам врачи. Краевой Минздрав снова против, он не хочет оплачивать поездку и операцию.

Айнур наконец подает документы для оформления вида на жительство и надеется на снисхождение. А мы надеемся, что у нас получится заставить чиновников выучить ч. 1 ст. 2 Конвенции о правах ребенка.

Комментарии
Профиль пользователя