Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: AP

Слухи есть. Войны не будет

Владимир Бейдер: чего ждать миру от Израиля и Сирии

Журнал "Огонёк" от , стр. 24

На прошлой неделе мировые СМИ буквально кричали о "скорой и неизбежной войне" между Сирией и Израилем. Войны, однако, не будет. "Огонек" выяснил, почему


Владимир Бейдер, Иерусалим


Разговоры о войне в очередной раз усилились, когда на прошлой неделе Австрия срочно эвакуировала 377 своих военнослужащих, составлявших основной контингент наблюдателей миротворческих сил ООН на сирийской стороне Голанских высот — демаркационной линии, установленной по решению Совбеза в 1974 году, после войны Судного дня.

Поводом для ухода стали легкие ранения, полученные двумя миротворцами во время жестоких боев между сирийскими правительственными войсками и силами сопротивления в районе Эль-Кунейтры. Австрийские миротворцы в них не участвовали (не все из них даже вооружены, их дело — наблюдать), но лес рубили — щепки летели, ими и достало.

Роль миротворческих войск в поддержании мира на границе не так велика, как символична (есть и прямая аналогия: именно вывод контингента ООН из демилитаризованной зоны, Синайского полуострова, стал первым шагом к Шестидневной войне 1967-го). На самом деле, проблема с формированием миротворческих сил на сирийско-израильской границе после бегства австрийцев имеет второстепенное отношение к безопасности Израиля, который всегда готов защищать себя сам. Но очередной повод поговорить о возможной войне представился. И такие разговоры начались.

Сразу после того, как МИД Австрии объявил о намерении увести своих военных из Сирии от греха подальше, было обнародовано заявление президента России (затем конкретизированное главой МИДа РФ) о том, что Россия готова разместить на Голанских высотах свой миротворческий контингент.

В Израиле это заявление не приняли всерьез: постоянные члены Совбеза ООН не могут формировать миротворческие контингенты иначе как с согласия обеих конфликтующих сторон, а шансы на согласие Израиля в том, чтобы Россия охраняла границу размежевания с Сирией, малы до нуля. Россия — при всех заверениях израильских официальных лиц в дружественных отношениях — не воспринимается как сторонний участник конфликта. Ее позиция в поддержку существующего сирийского режима сомнений не вызывает.

Логика причастности


То, что в Сирии уже больше двух лет идет кровопролитная гражданская война с применением авиации, танков, ракет и неконвенционального (то есть запрещенного международными договорами) оружия, а Израиль не имел к этому никакого отношения, путает карты всех, кто больше 60 лет так или иначе был связан с ближневосточным конфликтом — анализировал его или кормился с него как-то иначе.

Наиболее распространенная формула (ей во многом привержен и нынешний президент США Барак Обама вместе с большинством своих внешнеполитических советников) определяет арабо-израильское и, в частности, палестино-израильское противостояние как основную причину нестабильности на Ближнем Востоке. И хотя "арабская весна" должна была, в принципе, поколебать незыблемость этого постулата, расставаться со стереотипами трудно: если логика не укладывается в схему, тем хуже для логики.

Египетские революционеры, правда, сразу присоединили к требованиям освобождения от диктатуры "сиониста" Мубарака антиизраильские призывы, впоследствии на них и сосредоточились, но впутать Израиль во внутренние разборки не удалось. Даже обстрелы из Синая и ввод на демилитаризированный полуостров египетских танков (вопреки условиям мирного договора) эффекта не дали.

Когда протесты вспыхнули в Сирии, Башар Асад тоже первым делом заявил, что они инспирированы спецслужбами США и Израиля, а когда начались вооруженные столкновения, утверждал, что израильтяне поставляют оппозиции оружие, коммандос и тренируют боевиков.

Серьезно никто его слова не воспринял, понятно. Как и последующие сенсации из сирийских официальных источников — о том, что теракты в Дамаске устраивает "Моссад" или совсем недавнее сообщение об оружии с израильской маркировкой, якобы захваченном у повстанцев правительственными войсками. Последнее, кстати, вполне может быть. Во время поспешного выхода израильской армии из Южного Ливана в 2000 году какое-то количество оружия досталось боевикам — только не сирийской оппозиции, которой тогда не было, а ливанской "Хезболлы". А вот бойцы "Хезболлы" в Сирии и вправду воюют, именно с ними связывают последние успехи войск Асада.

На самом деле, участие в сирийской гражданской войне на любой из сторон — последнее, что нужно Израилю. Здесь часто повторяют фразу, сказанную старым израильским политиком, покойным Йосефом Бургом, по поводу другой межарабской вооруженной разборки: "Я искренне желаю полной победы обеим сторонам".

Хотя популярные рассуждения о том, что Израиль объективно заинтересован в сохранении режима Асада, не вполне соответствуют действительности. Это правда, что при Асаде-отце и при Асаде-сыне сирийская граница была самой спокойной границей еврейского государства. Правда и то, что для Израиля предпочтительнее, чтобы в Сирии была твердая и предсказуемая власть (пусть враждебная), чем анклав непонятных террористических организаций вроде "Аль-Каиды", каждая из которых будет самоутверждаться за счет вылазок и обстрелов "сионистского образования". Как выразился один из здешних обозревателей, лучше иметь дело с одним знакомым дьяволом, чем с сотней незнакомых чертей.

Однако это не причина желать и тем более прилагать усилия к сохранению режима Асада. С падением этого режима у Ирана — главного и самого опасного врага Израиля — отпадет самая ближняя к еврейскому государству клешня: разрушится ось Иран--Сирия--"Хезболла". Лишившись такого канала связи с Ираном, "Хезболла" быстро придет в упадок. А террористические угрозы, которые возникнут на северной границе при воцарении в Сирии исламистских организаций, во-первых, хорошо знакомы израильским силам безопасности и армии, во-вторых, новые хозяева Сирии наверняка примутся поначалу за выяснение отношений между собой, им еще долго будет не до Израиля.

Год назад я беседовал с тогдашним главой МИД Израиля Авигдором Либерманом о предпочтениях Израиля в исходе внутрисирийского конфликта. Он сказал:

— Хуже режима в Сирии, чем существующий, для Израиля нет.

Что действительно волнует израильтян в войне в Сирии, это чтобы новейшее вооружение, огромный арсенал ракет и оружия массового поражения, в основном боеголовок с отравляющими газами, не попало в руки террористов, прежде всего "Хезболлы".

Опасения небеспочвенны. Асад не только открыто заявлял, что предоставит ливанской террористической организации все, что есть в его арсеналах, но и уже делает это. Именно для пресечения этих попыток были предприняты авианалеты, предположительно, израильских ВВС на сирийской территории. Два самых известных — в конце января и в начале мая 2013-го.

На последний Асад отреагировал резкими заявлениями о том, что Сирия воспринимает это как объявление войны и готова к ответным ударам. Но сирийскому диктатору, только сейчас и то за счет помощи "Хезболлы" добившемуся перелома в войне с повстанцами, не до войны с Израилем. А вот представлять военное противостояние со своим народом как переходный этап к грядущей войне с Израилем ему выгодно. Тем более что сонм аналитиков из разных стран тут же начинает лить воду на его мельницу.

Войска президента Асада при поддержке шиитского движения "Хезболла" взяли город Эль-Кусайр. В какую сторону война покатится дальше?

Фото: REUTERS/VOSTOCK-PHOTO

Логика противостояния


Еврейское государство оказалось между двух огней. С одной стороны, оно не склонно безоговорочно принимать точку зрения западных стран, прежде всего Европы, на сирийскую оппозицию. С другой — российская конфронтация с Западом по поводу поддержки режима в Сирии ей тоже чужда. Регион, а вместе с ним и Израиль вновь, как во времена холодной войны, становится заложником споров и амбиций великих держав.

Все это наглядно проявилось в ажиотаже вокруг поставок новейшего оружия, прежде всего российских ЗРК С-300, Сирии.

После майского налета израильской (в Израиле принято писать "как утверждают иностранные источники") авиации на ракетный склад или караван (подробности неизвестны) появились сообщения о намерении России выполнить заключенный несколько лет назад контракт на поставку С-300 сирийским ПВО. А после решения ЕС о снятии эмбарго на поставку оружия сирийской оппозиции появилась почти официальная информация о том, что С-300 у Сирии будут.

В Израиле всполошились. Здесь крайне болезненно относятся к вероятности лишения своих ВВС господства в воздухе, а новейшие российские комплексы грозят именно этим. Нетаньяху срочно отправился в резиденцию президента РФ в Сочи. Обозреватели заверяли: просить об отмене сделки. Потом появилось сообщение: встреча была по инициативе российского президента. Это вконец сбило с толку. Тем более что сделку Путин не отменил. Зачем же тогда встречаться?

Насколько действительно опасны С-300 в Сирии для израильских ВВС? Да и не только ВВС — С-300 способны сбивать и гражданские самолеты над аэропортом Бен-Гурион.

— Опасны,— сказал мне отец израильской ПРО Узи Рубин.— Но эта угроза для нас не новая. Полагаю, у нашей армии было время к ней подготовиться. Меня гораздо больше волнуют противокорабельные ракеты "Яхонт", которые у Сирии уже есть. Если они окажутся в руках "Хезболлы", это действительно изменит баланс сил.

— Почему же столько шума именно вокруг С-300? — спросил я.

— Потому что одна из целей — сам шум,— улыбнулся Рубин.— Противостояние России в Сирии — не с нами, а с Западом, прежде всего с США. Оно не столько военное, сколько политическое. Россия недовольна позицией Запада, его угрозами свергнуть режим Асада силой. И сама ищет формулу силовой угрозы.

Военные обозреватели рисуют разные сценарии израильской реакции на появление новейших ЗРК в Сирии: разбомбить при появлении, взорвать во время рейда спецназа, заглушить электронными средствами — фантазий сколько угодно.

На днях я беседовал с бывшим главой отдела новых вооружений Минобороны, а в недавнем прошлом (всего год назад) создателем Национального штаба по кибервойне, генералом запаса, профессором Ицхаком Бен-Исраэлем. Спросил его об С-300. Он надолго задумался, формулируя обтекаемый ответ. Наконец, выдал:

— Могу сказать так. С-300 у Сирии меня не очень волнуют. Волнует лишь то, что они могут попасть в руки террористических организаций.

Из разговора с Узи Рубином (он был месяц назад) я вынес: появление новых российских ЗРК у Сирии — дело не самого близкого будущего. Он объяснил: С-300, как авианосец, требует развернутой инфраструктуры сопровождения, которой у сирийцев нет и на создание которой нужно время.

Но вскоре сенсацию произвело интервью Асада телеканалу "Хезболлы" "Аль-Манар", в промоанонсе которого сообщалось (якобы со слов сирийского президента), что первые комплексы С-300 уже находятся в Сирии.

Я пригласил прокомментировать это известие на 9-м канале израильского телевидения бывшего главу спецслужбы "Натив" Якова Кедми. Его комментарий родил новую сенсацию.

По словам Кедми, обслуживание С-300 требуют подготовки в течение года сотен специалистов. Учеба в России сотен сирийских курсантов не могла бы пройти незамеченной для западных спецслужб. Значит, таких специалистов у Сирии нет. А это, в свою очередь, означает, что обслуживать сирийские С-300 будут российские военные.

Из этого следует, что Россия фактически предотвратила ливийский сценарий в Сирии — поддержку повстанцев с воздуха, которая обеспечила падение Каддафи.

Логика такая. Военная операция западных, как и арабских стран, невозможна без ВВС. США не выражают готовности участвовать во вторжении. Остаются Англия и Франция. Их возможности не так велики, а авиабазы слишком далеки, чтобы они смогли действовать эффективно при оснащении сирийской ПВО С-300. Единственные ВВС, способные вести массированные атаки над Сирией и подавить С-300,— израильские. Но Израиль ни за что не решится уничтожать боевые расчеты ЗРК, укомплектованные российскими военными. Пат! Установки С-300 становятся фактически неуязвимыми, а иностранная операция — невозможной.

— Путин уже спас Асада,— подытожил Кедми.

Через несколько дней, правда, выяснилось: Асад, а вернее "Аль-Манар", блефовал. Российские С-300 появятся в Сирии не раньше чем к концу 2014 года, а в России предполагается начать обучение сирийских военных для обслуживания новых ЗРК.

Тем не менее, конечный вывод Кедми остается в силе. К концу 2014 года, когда в Сирии появятся С-300, они могут не понадобиться для ведения войны с повстанцами. Их силы на исходе, вышедших из строя боевиков некем заменить, чего не сказать о сирийской правительственной армии. По словам Кедми, недавно прошел призыв, и, хоть он собрал всего 35 процентов планового количества призывников, свежие силы несопоставимы с пополнением повстанцев. Им не одолеть Асада без поддержки иностранной авиации, а она уже сорвана.

Революции побеждают только быстро, в позиционной войне они проигрывают.

Войны Сирии с Израилем не будет. Она не понадобится. Асад, скорее всего, одолеет внутреннее сопротивление и без нее. Израилю не придется выбирать между одним знакомым дьяволом и тысячей незнакомых чертей. Ослабленный в гражданской войне Асад останется его враждебным соседом.

А вот разговоры о войне продолжатся.

Комментарии
Профиль пользователя