Коротко


Подробно

Фото: REUTERS/Ammar Awad / Reuters

"Миротворцы всегда рискуют, даже если внешне ситуация спокойна"

Российских миротворцев могут отправить на границу Израиля и Сирии, заявил президент Владимир Путин. Сенатор, зампред комитета Совета федерации по международным делам Андрей Климов и член Ассоциации военных экспертов Александр Перенджиев обсудили ситуацию с ведущей Ксенией Турковой.


Накануне стало известно, что Австрия выведет свой контингент с Голанских высот уже через неделю. Свое решение австрийские власти объяснили неприемлемой угрозой для жизни своих солдат на фоне сирийского конфликта. Представители ООН поддержали решение Москвы о возможной замене австрийских военных российскими.

— Господин Климов, Австрия заявляет, что выводит свой контингент из-за неприемлемой угрозы. А зачем нам тогда так рисковать?

А.К.: Миротворцы всегда рискуют, даже если внешне ситуация спокойна. Допустим, на Кипре есть линия разделения огня, с конца 1970-х годов там стоят миротворцы и по-разному складывается ситуация. Что касается конкретного региона, о котором вы говорите, во-первых, необходимо согласие местных региональных властей, о чем говорил президент Путин. В случае если согласие будет получено и мы туда вводим контингент миротворцев, то понятно, что у России особые отношения и с Сирией, и с Израилем. Это дает определенные гарантии нам. У Австрии, конечно, таких особых отношений с сирийским руководством нет.

— Для нас это будет не так опасно?

А.К.: Если говорить с этой точки зрения, то думаю, да.

— Господин Перенджиев, вы согласны?

А.П.: У меня есть, конечно, своя позиция. Во-первых, данная операция потребует от нас больших затрат, прежде всего, материальных ресурсов. И насколько это потянет наш бюджет, это вопрос. Во-вторых, безусловно, мы получаем в некотором смысле маленький микро-Афганистан. И насколько будет это воспринято в обществе, когда пойдут потери среди российских миротворцев, и как это будет воспринято, ответы на эти вопросы тоже непросты.

— Господин Климов, вы как считаете, как общество может это оценить ситуацию, если пойдут потери?

А.К.: Любое общество, когда есть потери, выражает недовольство, делает все, чтобы таких потерь не было. Мы принимали не так давно участие в миротворческой операции в Центральной Африке, посылали туда наш контингент по договоренности с Европейским союзом, он выполнял похожие функции. Многие говорили о том, что будут потери. Я участвовал в обсуждении этой темы в парламенте. Потерь не было, они с честью выполнили свои задачи.

До этого на Ближнем Востоке тоже был контингент из России. И там тоже они справились со своими задачами без потерь. Конечно, если говорить о финансовых издержках, они будут. Но речь не идет о каких-то глобальных тратах, и даже наш действующий бюджет не потребует какого-то пересмотра. Там есть соответствующие резервы на подобного рода операции, они у нас в планах, не именно в этом конкретном регионе мира, а в принципе одна из задач наших вооруженных сил – заниматься миротворческими операциями.

— С вашей точки зрения, здесь больше "за", чем "против"?

А.К.: Я скажу так: вопрос непростой, но, мне кажется, что политическое решение в данном случае правильное.

— Господин Перенджиев, как вы расцениваете это политическое решение?

А.П.: Боюсь, что оно вызовет определенные противоречия, прежде всего, в международном общественном мнении — появление российских миротворцев на Голанских высотах может быть воспринято как некая косвенная поддержка режиму Башара Асада и попытка повлиять на внутренний сирийский конфликт. Именно в интересах России то, что данная позиция будет подвергнута критике со стороны, прежде всего, европейских структур.

— Господин Климов, как мировое сообщество к этому отнесется?

А.К.: Любое наше действие со стороны так называемых европейских структур будет подвергнуто критике, даже если в этом действии сплошные плюсы. Они так устроены.

— Почему "так называемых структур"?

А.К.: Позвольте мне так их называть. Потому что нет такого выражения "европейские структуры", понимаете, это что-то аморфное. Я могу понять, допустим, НАТО, я могу понять Европейский союз, я могу понять Вашингтон, Лондон, еще что-то в этом духе. Но я хотел бы просто напомнить, что в данном случае решение должно быть согласовано с ООН, там есть Совет Безопасности, мы являемся одним из постоянных членов Совета Безопасности. И наша уставная обязанность, между прочим, участвовать в подобного рода акциях. Если ООН такую санкцию дает, то мы в праве этим заниматься, кто бы что ни говорил. Потому что в данном случае мы будем действовать от имени всего мирового сообщества официально.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение