Коротко


Подробно

 Участники салона оценивают выставку от "неуда" до "хорошо"


Георгий Путников, ломбард "Жулебинский" (Москва):

       — Я участвую в антикварных салонах, начиная с первого, и прекрасно помню дебют: было много проблем с низким качеством, было много критики. Если бы не "Экспо-парк", который несмотря ни на что выдержал, то мы бы и не увидели, как картина улучшается от раза к разу. Разница в том, что питерцы в московских салонах участвуют, но никогда не будет наоборот: москвичи не потянутся в Петербург. В Москве питерцы экспонируются гораздо лучше, чем здесь. Учитывая питерский бюрократизм, технический процесс организации салона проходит здесь сложнее. Салоны эти, несомненно, будут продолжаться, Питеру надо входить в нормальный антикварный рынок. Петербург остается главным поставщиком материала на рынок России. Но все равно в Москве будет главный салон, и лучшие вещи будут вывозиться туда.
       
Роман Жаголко, "Антик-Центр" (Санкт-Петербург):
       — Между московскими салонами проходит достаточно времени, чтобы успеть подобрать топовые вещи, и для Москвы я в любом случае найду вещи. На каждом московском салоне есть пять-шесть первоклассных работ, здесь нет ни одной. Нет "Мира искусства", "Бубнового валета", нет качественных реалистов, нет ни одной из вещей, пользующихся настоящим спросом. Но этот салон — хорошая реклама для нас, магазинщиков, в том числе мы рассчитываем, что к нам будут подходить люди желающие нам что-то предложить.
       
Борис Цейтлин, "Русская старина" (Санкт-Петербург):
       — Салоны в Москве отличаются, как и вся московская жизнь, торговой активностью и большим ажиотажем. Лучшие вещи здесь никто из нас сознательно не выставлял: это первый опыт, не известно, насколько все успешно пройдет, а "засветить вхолостую" вещи никто не хочет, желательно ведь выставить работу и сразу же ее продать. По средним же вещам здесь уровень неплохой. Кроме того, выплывание хороших вещей трудно спрогнозировать. Да и время нестабильное. Сейчас для нас время присматриваться. Но мы все участвуем, чтобы получить опыт. Цены здесь практически те же, что в Москве, но покупатель может больше отторговать, здесь в торговле есть свобода маневра.
       
       Андрей Лещинский, руководитель Территориального управления по сохранению культурных ценностей (Санкт-Петербург):
       — Антикварный рынок в нашей стране целиком и полностью зависит от власти, любой закон, который выйдет завтра, может прекратить его существование или дать ему расцвести.
       Сейчас рынок полностью скован законом о ввозе-вывозе культурных ценностей. Антикварный рынок международный, у нас же существует только возможность ввоза, а вывезти ничего из представленных здесь вещей нельзя. Ситуация может сложиться хуже, как было при госмонополии на торговлю антиквариатом, может и лучше. Настоящую ситуацию я оцениваю на 4.
       
Андрей Васильев, независимый дилер, коллекционер (Санкт-Петербург):
       — Назначение салона мне совершенно непонятно. Зачем делать салон торговли "обстановочным искусством", где внизу стоят чашки и ложки, а по второму этажу развешаны какие-то картины. Петербургский салон имеет ровно те же перспективы, что и московские салоны,— это перспективы торговли комиссионного магазина. Ассортимент, соответствующий запросам среднего российского покупателя, говорит о его культурной ограниченности, об отсутствии вкуса, образования. Здесь нет ни "Мира искусства", хотя он доступен и недорог, ни авангарда. Нет всех тех, кого так естественно видеть в Петербурге,— Лебедева, Конашевича, Тырсы, Ведерникова, школы аналитического искусства, например Порет. Как будто вообще не существует ХХ века с его художественными исканиями, а только распродажа предметов обстановки. Все что выставлено — ни уму ни сердцу. Оценка — 1.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 23.06.1999, стр. 9
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение