Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3
 Шохин напросился на допрос
       Вчера Пресненский райсуд Москвы начал рассмотрение иска депутата Госдумы Александра Шохина к газете "Совершенно секретно" и ее обозревателю Ларисе Кислинской. Истец требует опровергнуть опубликованные газетой сведения о его причастности к убийству Отари Квантришвили. На вчерашнем заседании ответчики заявили, что не обязаны отвечать за эти сведения, так как они изложены в официальном следственном документе. С подробностями — ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ.

       В статье "Опасный вираж Шохина. Кто заказал Отарика" Лариса Кислинская цитирует показания бывшего служащего администрации президента России Ивана Воронцова: "Шохин организовал убийство, поскольку деньги, которыми хотел воспользоваться Квантришвили, предназначались для перевода в АО 'Партнер' его брату". По сведениям журналистки, показания Воронцова полны таких деталей, которые выдумать невозможно. Причину того, что убийство не было раскрыто, Кислинская видит в "больших деньгах, за которыми стоят очень большие люди".
       Еще до суда адвокат Шохина Генри Резник дал резкую отповедь Кислинской в "Московском комсомольце", назвав ее "певчей птичкой спецслужб... развернувшейся во всем блеске своего жульнического дарования". Конкретные претензии к журналистке заключались в том, что она не проверила изложенные Воронцовым показания и умолчала, что тот психически больной.
       Журналистка подала в суд на Резника почти одновременно с его иском по поводу статьи "Опасный вираж Шохина". Оба иска принял Пресненский райсуд. Вчера началось слушание иска Шохина. Сам он не приехал, так как находится в Петербурге на экономическом форуме.
       Генри Резник выступил с двухчасовой речью, в которой заявил, что убитый Квантришвили был судим за совершение тяжкого насильственного преступления, имел стойкую репутацию криминального "авторитета", а потому Шохин испытал после публикации Кислинской сильнейшее психическое потрясение, переживал за собственную жизнь, судьбу членов своей семьи. Резник попросил, помимо опровержения, $100 тыс. c газеты и $10 тыс. c автора статьи. Эти суммы так потрясли ответчиков, что в перерыве они спешно раздобыли справки о том, что за прошедший год редакция "Совершенно секретно" заработала всего $144 тыс., а Кислинская — всего 20 тыс. рублей.
       В ответном слове замгендиректора "Совершенно секретно" Марина Коршикова заявила, что ей непонятен праведный гнев истца, так как "автор указывает читателю на недоказанность показаний свидетеля Воронцова". У Кислинской есть даже подзаголовок "Ни доказать, ни опровергнуть". А невменяемым Воронцов был признан лишь через два года после дачи упомянутых показаний, а потому Кислинская и не обязана была об этом писать. Хотя и намекнула, что тот "не в себе".
       По словам Коршиковой, своей цели газета достигла: дело возобновили, Шохина допросили. Но Резник представил суду письмо замгенпрокурора Михаила Катышева, из которого следует, что дело возобновлено не в связи с газетной статьей, а по настоятельной просьбе депутата Госдумы Шохина. И инициатором его допроса был он сам, так как хотел расставить в скандале все точки над i.
       Затем слово взяла Кислинская: "У Шохина с Резником есть свои интересы в этом деле. Смотрите, они запрашивают прокуратуру, кто именно вел допрос Воронцова. Зачем им это?" На вопрос Резника, в каком месте своей статьи автор сомневается в правдивости показаний Воронцова, Кислинская ответила: "Слово якобы употреблено несколько раз". А замгендиректора "Совершенно секретно" язвительно заметила, что редакция не обязана сомневаться именно в тех местах, где хочет Резник. И вообще, Кислинская процитировала следственный документ, в котором излагались показания Воронцова, вот пусть Резник и спорит с этим документом в иске к прокуратуре.
       "Коммерсантъ" сообщит о судебном решении.
       
Комментарии
Профиль пользователя