Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1
 Степашин получил от Камдессю больше Чубайса
       Две петербургские встречи Сергея Степашина и Мишеля Камдессю (ночная в плавучем ресторане с претенциозным названием New Island и дневная в Таврическом дворце) привели к сенсационному результату. Все препятствия на пути соглашения между Россией и МВФ сняты. Однако переговорщикам рано отправляться в отпуск: им предстоит обновить меморандум об экономической политике России. Пострадает при этом Виктор Геращенко.

       Что же произошло на невских берегах? Вряд ли Камдессю только вчера удосужился подсчитать, что правительство Степашина получит дополнительные 53 млрд рублей и без вмененного налога на АЗС. В самом деле, отказ от снижения НДС с 1 июля должен дать казне около 30 млрд рублей, а бензиновый налог дает бюджету не более 8 млрд рублей в год.
       
       Сразу после вашингтонских переговоров Юрия Маслюкова с МВФ стало ясно, что фонд устраивает тест российскому правительству: по силам ли ему договориться с Думой и как далеко ради этих договоренностей готов пойти кабинет?
       Оказалось, что Степашин, в отличие от Евгения Примакова, даже готов вернуть социализм, лишь бы ублажить МВФ. Картельное соглашение, подписанное вчера 53 крупнейшими российскими компаниями (подробнее см. "Коммерсантъ" от 16 июня и материал на стр. 1), фактически возвращает социалистический принцип регулирования цен. Это соглашение должно убедить Думу в том, что цены на стратегические товары расти не будут, а значит, интересы избирателей не пострадают, даже если депутаты одобрят бензиновый налог.
       Столь рьяный подход Степашина к условиям МВФ не мог не испугать Камдессю. Директору-распорядителю фонда в самом страшном сне не могло привидеться, что социалистическая реставрация будет освящена его именем. Не случайно после ночной прогулки по Неве с Камдессю Степашин осторожно заявил: "Договоренность была четкая: мы выполняем свои обязательства, МВФ вместе с Мировым банком — свои". А после встречи в Таврическом дворце, когда Камдессю доложили, что подписание картельного соглашения состоялось, он поспешил заявить: "Единственное требование фонда к России заключается в прозрачности бюджета и в том, чтобы правительство говорило своему народу правду". Требование о безусловном принятии налогового пакета Камдессю снял.
       Однако успокоительные заявления директора-распорядителя не означают, что договоренность с МВФ у Москвы в кармане. Совет директоров фонда должен решить русский вопрос в начале июля. До этого срока правительство Степашина должно переписать меморандум об экономической политике. А в этом документе, кстати, зафиксировано, что нужно на 150% увеличить акциз на бензин и на 20% — на алкогольную продукцию, чего правительственный пакет не предусматривает. Тем не менее Михаил Задорнов вчера уверял всех в том, что уже "составлен график движения к совету директоров МВФ с конкретными датами и решениями, согласованными с фондом".
       При подготовке новой редакции меморандума Белый дом должен будет обойти еще один подводный камень: Задорнову придется выбирать между согласованными с МВФ планами наделения ЦБ правом эмиссии облигаций Банка России и угрозой Бориса Ельцина наложить вето на соответствующий закон. Идея замены обанкротившихся ГКО на бумаги ЦБ, в которые инвесторы могут поверить, обоснована тем, что на корсчетах коммерческих банков в ЦБ накопилось 50 млрд рублей. Следовательно, существует опасность, что при сведении двух сессий ММВБ в одну и снятии других административных препятствий свободные средства могут хлынуть на валютный рынок и привести к резкому падению курса рубля.
       Логика президента менее понятна. Похоже, что его отрицательное отношение к идее облигаций ЦБ обусловлено отрицательным отношением Старой площади к личности Виктора Геращенко. И обещание президента наложить вето на законопроект, позволяющий ЦБ выпускать свои облигации,— это лишь еще один рычаг давления на Геращенко. Как это ни парадоксально, поддержать главу Банка России сейчас может только МВФ. Но надежды на это мало. Во-первых, МВФ вряд ли пойдет наперекор мнению президента. Во-вторых, Геращенко никогда не мог похвастаться теплыми отношениями с ведущими функционерами фонда.
       Таким образом, итогом петербургского раунда переговоров с МВФ стала победа Степашина и поражение Геращенко.
       
       НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ, КОНСТАНТИН Ъ-ЛЕВИН
       
Комментарии
Профиль пользователя