Коротко

Новости

Подробно

3

Рисунок: Константин Куксо / Коммерсантъ

Закон прямого противодействия

НКО ни на словах, ни на деле не хотят признавать себя иностранными агентами

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

По итогам массовых проверок некоммерческих организаций (НКО) десяткам организаций вручены прокурорские предупреждения о недопустимости ведения политической деятельности или представления, обязывающие зарегистрироваться иностранным агентом. "Ъ" изучил стратегию властей в отношении НКО и выяснил, есть ли у НКО стратегия в отношении власти.


Стратегия кнута и пряника


НКО, "уличенные" в нарушении закона об иностранных агентах, власти наказывают тремя способами: штрафом, представлением о необходимости устранить нарушения в 30-дневный срок и предупреждением о недопустимости ведения политической деятельности под страхом "установленного законом наказания".

Как сообщал "Ъ", в апреле Пресненский мировой суд оштрафовал ассоциацию "Голос" на 300 тыс. руб., а директора ассоциации Лилию Шибанову — на 100 тыс. руб. Минюст посчитал, что премия Норвежского Хельсинкского комитета (от которой "Голос" отказался) является зарубежным финансированием, а разработка ассоциацией Избирательного кодекса — политической деятельностью. Сейчас дела находятся на апелляции. "Голос" пока единственная из известных в России НКО, оштрафованная за "политическую деятельность" как "иностранный агент". Но этот короткий список "политических штрафников" может пополниться. "Наш фонд получил представление из прокуратуры, в котором утверждается, что мы ведем политическую деятельность на иностранные средства и что мы в 30-дневный срок обязаны устранить "нарушения"",— рассказала "Ъ" руководитель исследовательских программ фонда "Общественный вердикт" Асмик Новикова. Из прокурорского представления следует, что эта организация, имеющая иностранное финансирование, принимала меры "по оказанию воздействия... на ход и содержание проводимой реформы МВД". Речь идет о деятельности рабочей группы правозащитных НКО по реформе МВД, в которой участвовал "Общественный вердикт". "Мы обсуждали реформу МВД в том числе по приглашению совета по правам человека при президенте РФ,— говорит Асмик Новикова.— До этого МВД объявило обсуждение реформы, выложено это было на сайте ведомства. Мы подготовили свои рекомендации, они были учтены. Мы даже получили от МВД благодарственное письмо. Но теперь наша деятельность трактуется как политическая". В числе прочих обвинений в адрес фонда — оказание правовой поддержки и консультирование участников акций оппозиции, оказание юридической помощи обвиняемым по "болотному делу" Федору Бахову и Максиму Косенко, освещение на сайте фонда протестов против фальсификации на выборах в Госдуму.

В отличие от прокурорских представлений, обязывающих НКО в 30-дневный срок либо отказаться от иностранного финансирования, либо прекратить свою деятельность, либо зарегистрироваться иностранным агентом, третий тип прокурорских взысканий — "предупреждения о недопустимости нарушения закона" — является самым щадящим. В предупреждении, полученном от прокуратуры нижегородской неправительственной организацией "Комитет против пыток", говорится, что комитет финансируется из иностранных источников и до ноября 2012 года (когда закон об иностранных агентах вступил в силу) "принимал участие в публичных мероприятиях, которые могут быть расценены как политическая деятельность". С ноября комитет, по мнению прокуроров, политикой не занимается. Организации ставится на вид, что впредь она может быть привлечена к ответственности, если политической деятельностью займется. По мнению Игоря Каляпина, термин "политическая деятельность" власти сделали "резиновым" и используют его, чтобы манипулировать некоммерческим сектором. В этом смысле примечательно, что "Комитет против пыток" вносил предложения о реформировании системы МВД и СКР наравне с фондом "Общественный вердикт", однако его работу, в отличие от работы "Общественного вердикта", политической деятельностью не сочли. В то же время в работе Костромской организации охотников и рыболовов политическую деятельность прокуратура усмотрела.

Отсутствие единых подходов в определении "агентов", по мнению представителей НКО, связано еще и с исполнителями этого государственного заказа. Напомним, что осенью 2012 года, когда закон об иностранных агентах только обсуждался, предполагалось, что его исполнителем будет Министерство юстиции. Однако в январе 2013 года министр юстиции Александр Коновалов заявил в Госдуме, что исполнять этот закон невозможно, поскольку он "противоречит духу законодательства об НКО". По словам Игоря Каляпина, демарш министра был связан с тем, что закон вступал в противоречие и с российским законодательством, и с международным. Член правления правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов, в свою очередь, видит в этом проявление раскола в органах власти. "Но поскольку была дана команда найти агентов, эту задачу поручили Генпрокуратуре,— говорит господин Каляпин,— а та поручила ее региональным управлениям". В итоге случилась разбалансировка усилий: планировался единый центр в лице Минюста, который собирал бы информацию со всей страны и отвечал за единый подход в определении "агентов", а получилось множество региональных прокурорских структур, каждая из которых по-своему оценивает деятельность НКО на подведомственной территории.

В этом смысле стратегия властей не вполне удалась. "Нас хотели расколоть, используя разные меры наказания против НКО,— говорит Олег Орлов,— но они не ожидали мощного сопротивления со стороны НКО". Но до победы, по словам Олега Орлова, далеко: осенью ожидается новая волна прокурорских проверок, и неизвестно, какие НКО выдержат, а какие нет.

Тюремная стратегия


Главной интригой ближайших месяцев будут именно действия НКО и ответная реакция властей. Уже сегодня многие представители НКО заявляют, что ни при каких обстоятельствах не будут регистрироваться иностранными агентами. Об этом "Ъ" заявили и в правозащитном центре "Мемориал", и в фонде "Общественный вердикт", и в "Трансперенси Интернешнл", и в "Голосе". На вопрос о том, как правозащитники намерены противостоять требованиям прокуратуры, в НКО отвечают, что, прежде всего, будут судиться. Сейчас этим заняты уже несколько крупных НКО, например "Мемориал" и "Голос". "До окончательного решения по нашей апелляции мы ничего делать не собираемся,— заявила "Ъ" Лилия Шибанова.— Если суд будет проигран, то мы уплатим штраф, но регистрироваться как "агенты" не будем".

На конференции, которую в мае провела Московская Хельсинкская группа, представители некоммерческого сектора предполагали, что Конституционный суд может отменить закон об иностранных агентах, поскольку судьи "не захотят позориться". Одновременно в НКО надеются на решение Венецианской комиссии, которая осенью должна рассмотреть закон об иностранных агентах. Если НКО будут иметь на руках решение Венецианской комиссии, то добиться в КС отмены закона об иностранных агентах им будет значительно проще.

Однако многие представители НКО понимают, что могут не дожить до больших судебных баталий: судьба того же "Голоса" может решиться раньше. По словам Лилии Шибановой, в Минюсте уже пообещали подать заявление в суд о ликвидации "Голоса", если организация не зарегистрируется иностранным агентом. Если "Голос" закроют, Лилия Шибанова обещает зарегистрировать новую ассоциацию.

Как далеко готовы идти правозащитники в своей битве с законом об иностранных агентах, можно понять в офисах НКО, где весь последний месяц всерьез обсуждают готовность руководителей организаций сесть в тюрьму за неисполнение закона об иностранных агентах (см. интервью Игоря Каляпина). Напомним, что законом предусмотрена и такая мера. Многие собеседники "Ъ" выразили уверенность, что, если найдется хотя бы десять человек, готовых сесть в тюрьму за то, что не хотят признавать себя иностранными агентами, власть проиграет.

Ольга Алленова, Максим Иванов


Комментарии
Профиль пользователя