Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9
 Рудинштейн оставил "Кинотавр"
       В Зимнем театре Сочи состоялось торжественное открытие Х Российского и VI Международного кинофестиваля "Кинотавр". В этом году церемония открытия сочинского фестиваля была окрашена в грустноватые тоны по случаю того, что генеральный продюсер "Кинотавра" Марк Рудинштейн покидает свой пост.

       Перед Зимним театром построили трибуну на шесть тысяч мест — для поощрения народного ажиотажа, который и так безмерен. При мучительно долгом проходе от гостиницы к театру сквозь строй зевак, которому ежегодно подвергают желающих посетить открытие, особенно опасно оказаться неподалеку от парубков из группы "На-На": поклонницы затопчут. Спутницы "спонсоров" одеваются очень прихотливо, хотя на этот раз сочинская тусовка сильно померкла из-за отсутствия жены аптечного магната Брынцалова, в прошлом году поразившей всех своим декольте: оно создавало полную иллюзию, что дама просто обнажена по пояс.
       За два часа томительного ожидания церемонии собравшихся должно было вознаградить лазерное шоу с кинематографическими атрибутами и эмблемой "Кинотавра". Лица генерального продюсера Марка Рудинштейна и президента фестиваля Олега Янковского обильно замелькали на экране в юмористическом киноролике "История кино от Рудинштейна и Янковского". Лики продюсера и президента увенчивали то скульптуру "Рабочий и колхозница", то памятник Минину и Пожарскому, символизируя созидательно-патриотическую деятельность Рудинштейна и Янковского на ниве отечественного кинематографа. Тема шуток, методично изготавливаемых Григорием Гориным, Михаилом Мишиным и Аркадием Ининым, от году к году остается неизменной: "'Марк, где будем делать фестиваль? В Каннах?' — 'Ты что, Олег, у нас денег только до Сочи!'"
       Материализовавшись во плоти, Янковский подошел к микрофону: "Фестиваль делать очень просто. Для этого нужно следующее: солнце (солнце включилось), море (море зашумело) и президент (Рудинштейн соткался из воздуха), рослый, обаятельный, умный и, конечно, талантливый. Нет, очень талантливый!" "Олег!" — изобразил смущение Рудинштейн. "И такой президент у фестиваля есть". Все захлопали.
       В декоративной раковине на сцене воздвиглись Арина Шарапова и Александр Гурнов. Шарапова прежде всего решила напомнить, что однажды уже была ведущей церемонии и с пионерским задором сразу взяла свою любимую пафосную ноту: "Саша, ты помнишь эти волнующие минуты?" "Я волнуюсь и по сей день",— торопливо пробормотал Гурнов, в отличие от Шараповой явно желающий, чтобы все поскорее кончилось.
       Возглавляющий российское жюри Армен Медведев охарактеризовал своих подчиненных как "олицетворенную совесть сочинского фестиваля". Семь солидных мужчин в хороших пиджаках, председателей жюри прошлых фестивалей (Вадим Абдрашитов, Олег Табаков, Владимир Хотиненко, Мирон Черненко, Егор Яковлев, Юрий Саульский, Рустам Ибрагимбеков), и впрямь смотрелись, как только что со скамьи присяжных заседателей, и даже Ирина Алферова в простом синем платье не портила общего совестливого впечатления. Председатель международного жюри Кшиштоф Занусси поздоровался на нескольких языках, чтобы удостоверить свою международность.
       Потом начали петь. Попели, к счастью, совсем немного: проскакавшие по сцене нанайские жеребята, Александр Розенбаум, Катя Семенова и Андрей Мисин исполнили песню из кинофильма "Веселые ребята" про то, что нигде не пропадет тот, кто с песней по жизни шагает.
       Затем Рудинштейн, складывающий с себя обязанности генерального продюсера (на днях он уже взял отпуск в компании "Кинотавр"), стал прощаться под лирическую музыку. Смысл его краткой и прочувствованной речи сводился к тому, что он ни о чем не жалеет и главной своей заслугой считает то, что за десять лет ему удалось вернуть начавших было уезжать из страны актеров.
       Янковский со словами: "Я актер, и хочется чего-нибудь учудить" — наклеил усы, надел треуголку, произнес монолог барона Мюнхгаузена ("Улыбайтесь, господа, улыбайтесь...") и на счастье зашвырнул за кулисы фарфоровую тарелку. После чего Рудинштейн и Янковский прокатились на поворотном круге с буквами "Кинотавр" в человеческий рост: Янковский обнимался с буквой "К", Рудинштейн грустно притулился у буквы "Р". Сверху на них посыпалась какая-то звездная пыль. Фестиваль открылся.
       ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА
       
Комментарии
Профиль пользователя