Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Буря в ракушке

"Ритуалы сопротивления" Анны Титовой в Галерее 21 и "Проекте "Фабрика""

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Выставка современное искусство

Двойная выставка единственной русской участницы основного проекта Венецианской биеннале 2011 года выглядит как музей артефактов, связанных между собой как наглядными, так и глубоко личными ассоциациями. Рассказывает ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


Анна Титова принадлежит к новому поколению российских художников, добившихся в своих работах европейского лоска и глобального уровня профессионализма. Вопрос Венички Ерофеева "Где русского человека больше ценят, по ту или по эту сторону Пиренеев?" не про них. Здесь важнее владение универсальным инструментарием современного искусства, а не местная специфика. Вот и "Ритуалы сопротивления" сравнивать с отечественными предшественниками трудно, хотя время от времени и мелькает в отношении ее работ словечко "постконцептуализм". Но если старшие товарищи рассуждали о том, для чего нужно искусство в эпоху исчерпанности формы и отсутствия художника-героя, Титова следует за духом времени и задается вопросами политическими. Рост гражданской активности и процесс над Pussy Riot заставили определяться деятелей всех искусств. В художественной среде, замкнутой и элитарной сверху донизу, от Пушкинского до "Винзавода", обсуждения достигли небывалого накала. Художник пишет "Свободу на баррикадах" или обнажает грудь и ведет за собой народ? На выставке Титовой чувствуется напряжение между музеем и улицей, художником в домике с колоннами и медиаактивистом в домике с решетками. Но выбор, по мнению автора, ложен: обе позиции могут сосуществовать в пространстве свободных ассоциаций. Вместо открытого конфликта — хрупкая гармония: каждый объект порождает цепочки значений, политика становится личным делом, личное неотделимо от гражданского.

Чтобы раскрыть эту гармонию в пространстве, Титовой понадобились две площадки. В Галерее 21, успешно занимающейся молодыми художниками, располагается архив воображаемого музея, на "Фабрике" — выставочный зал. Между ними протянуты ассоциативные связки: к примеру, пенек из бронзы в галерее рифмуется с основанием классической колонны на "Фабрике". Часть объектов на выставках сделана специально, часть найдена, часть взята из государственных и частных коллекций. Оригиналы европейских гравюр XVIII века соседствуют с подставкой для яиц в виде Музея Гуггенхайма в Нью-Йорке. Музейные витрины дополнены музейной же скамейкой из Третьяковской галереи. Куртка с обугленной дырой на спине и фотографии с демонстраций против войны во Вьетнаме, гипсовые абстракции и старые пьедесталы для мелкой пластики — Титова не дискриминирует экспонаты по происхождению. Ее музей вне хронологии и объективности.

Внутренняя цельность этой смеси, пожалуй, слишком часто зависит от визуальных рифм, а не от серьезной драматургии. Хотя рифмы попадаются очень выразительные. Скульптура из каррарского мрамора — женский торс без лица и с прямоугольным вырезом на месте правой груди — стоит напротив балаклавы, посаженной на прут арматуры. Красивый камень с прожилками и сдувшаяся шапочка не похожи ничем, но равно принадлежат личной истории художника, неотделимой от истории искусства. Такой ретроспективный взгляд на современность может показаться бегством от необходимости быть гражданином в творчестве — то есть делать лозунги и бороться образами против безобразий власти. Метафора сильнее призыва, а история сгладит противоречия и поместит актуальную повестку дня в соответствующий зал. Эскапизм, однако, не является ключевой темой "Ритуалов сопротивления". В одной из витрин "фабричной" части разложены бронзовые копии морских ракушек. Это метафора закрытости, жизни в себе и, конечно, эстетической законченности. В конце концов, Титова отстаивает право быть сложной. Такое время нынче, что для поэтически рафинированных высказываний строить нужно сразу музей. Другие, временные формы выставочной деятельности не обладают достаточным общественным весом.

Комментарии
Профиль пользователя