Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1
 Три часа в чеченском плену
       Три часа провели в плену боевиков-ваххабитов депутаты Госдумы, генералы МВД, Минобороны и журналисты, отправившиеся в Чечню, чтобы освободить заложников. Боевики Амира Багаутдина, являющегося главным идеологом ваххабизма на Северном Кавказе, окружили делегацию и попытались получить выкуп. Среди тех, кого захватили боевики, были фотокорреспондент "Коммерсанта" СЕРГЕЙ Ъ-МИХЕЕВ и спецкорреспондент ЛЕОНИД Ъ-БЕРРЕС.

Военный маскарад
       21 мая с подмосковного военного аэродрома Чкаловский в Махачкалу вылетел самолет, на борту которого находилась довольно представительная делегация. Депутаты Госдумы Тельман Гдлян, Дмитрий Рогозин, Виктор Курочкин и Магомедфазил Азизов, замкомандующего ВВС России Юрий Гришин с несколькими полковниками, офицеры МВД, журналисты. Мы направлялись на дагестано-чеченскую границу на встречу с братьями Магомедом и Надиршахом Хачилаевыми. Пока Генпрокуратура расследует уголовное дело по обвинению братьев в организации массовых беспорядков в Махачкале в мае прошлого года, они помогают освобождать из чеченского плена заложников. Их деятельность приносит плоды: заложники возвращаются на Родину. Магомеда недавно освободили из СИЗО под подписку о невыезде, а Надиршаха, скрывающегося от ареста в чеченском поселке Зандак, власти не трогают.
       На этот раз братья сообщили, что освободили из чеченского плена очередных заложников: двух армейских офицеров и двух священнослужителей, похищенных в этом году в Ингушетии. За ними и отправлялась делегация.
       Уже в полете стало известно, что дома у Хачилаева нас ждет начальник Главного управления по борьбе с оргпреступностью МВД России Владимир Козлов и его оперативники, приехавшие на день раньше.
       В махачкалинском аэропорту нас встретил Магомед Хачилаев, которого сопровождали несколько телохранителей. Возле аэродрома стояли грузовик с солдатами и БТР. "Береженого Бог бережет",— удовлетворенно сказал генерал Гришин, узнав, что они будут сопровождать нас в Чечне. Тельман Гдлян полез в бронетранспортер. Но Хачилаев от помощи военных отказался: "Безопасность я вам гарантирую, поэтому поедем без этого маскарада". Технику пришлось оставить и пересесть в любезно предоставленные Хачилаевым джипы Grand Cherokee, Toyota Land Cruiser, Chevrolet Blazer и Mercedes 600. Журналистов посадили в "Газель". Помощники депутатов расселись в "Жигули".
       От Махачкалы до чеченской границы ехать чуть больше двух часов. Но наша колонна, состоявшая из десяти машин, уложилась в полтора. Ни на одном из многочисленных пикетов машины не проверяли, и только на чеченском КПП мы притормозили на несколько минут: Хачилаев перебросился парой слов с охранниками.
       
Цена делегата
       Одноэтажный, обставленный нехитрым скарбом дом Надиршаха Хачилаева в Зандаке напоминал временное прибежище. Мы невольно сравнили его с кирпичным особняком, который депутат построил в центре Махачкалы. Единственное, что их сближало,— многочисленная вооруженная до зубов охрана. Только в Махачкале не было окопов в огороде и крупнокалиберных пулеметов, спрятанных в дровах.
       Стволы пулеметов были направлены в сторону дагестанской границы. Охранники говорят, что главная опасность исходит оттуда. "Но сюда они вряд ли придут,— заметил один из них,— российская власть заканчивается сразу же после дагестанского КПП".
       Надиршах Хачилаев, вооруженный огромным пистолетом Стечкина, который болтался у него на поясе в кожаной кобуре, обнялся с депутатами и генералом, после чего они уединились в его доме. "Нужно уладить какие-то формальности по заложникам",— сказал один из военных.
       Мы расположились перед домом и начали терпеливо ждать. Прошло около часа. Вдруг послышался рокот моторов. На окраину села въехали три армейских грузовика и два автобуса, из которых высыпали около ста человек в камуфляжной форме, вооруженных гранатометами и автоматами. Построившись и получив какую-то команду, они начали быстро окружать дом Хачилаева. Минут через пять мы оказалась в полной блокаде: боевики, направив на нас оружие, залегли на расстоянии не более 70 метров.
       Надиршах, которому тотчас доложили о случившемся, долго не мог поверить: "Это мои люди! Других здесь быть не может!" Но когда депутат вышел из дома, его лицо исказилось. Тогда стало ясно, что мы оказались в заложниках. О таком "улове", как депутаты, генералы, милиционеры и журналисты, бандиты могли только мечтать. "За каждого из нас,— как пошутил кто-то из гостей Надиршаха,— можно выручить как минимум по два миллиона долларов".
       
Кому вы нужны без денег?
       Надиршах Хачилаев приказал своим охранникам приготовиться. Те сразу же достали из подвала гранатометы и встали у пулеметов. Сам депутат отправился на переговоры к боевикам. Их командир, представившейся Мусой, был непреклонен: "У меня приказ взять всех в плен". "Это мои гости, и я отвечаю за их безопасность",— пытался внушить ему Надиршах.
       Но убедить боевиков убраться восвояси ему не удалось. Как потом выяснилось, нас окружило вооруженное формирование, которое подчиняется Амиру Багаутдину, главному идеологу ваххабизма на Северном Кавказе, а заодно и лидеру так называемого Дагестанского джамаата, выступающего за введение шариата в этой республике. Штаб боевиков находится в Урус-Мартане. Как только название городка прозвучало из уст Надиршаха, всем стало плохо. Об этом местечке, расположенном в 30 км юго-западнее Грозного и давно живущем по своим законам, известно, наверное, во всей России. После войны город взяли под контроль группировки Арби Бараева, Хункара Исрапилова, Рамзана Ахмадова, Амира Багаутдина, которые добиваются отставки президента Аслана Масхадова. Иорданский террорист Хаттаб открыл в Урус-Мартане диверсионную школу. Здесь в разное время находились десятки заложников, в том числе и полномочный представитель президента в Чечне Валентин Власов. Их пришлось выкупать или обменивать на пленных чеченцев.
       От Урус-Мартана до дагестанской границы не менее трех часов пути. А это значит, что информацию о приезде делегации джамаат получил еще задолго до того, как наш самолет приземлился в Махачкале. Потом и сами чеченцы признались, что знали о генералах и депутатах и готовились к встрече, подсчитывая возможную прибыль.
       Боевики до предела сузили кольцо окружения, расположившись в 30 метрах от нас. Теперь мы отчетливо видели их лица (некоторые, правда, были в масках), направленные на нас дула автоматов и слышали их голоса. "Никого не выпускать!"-- скомандовал по-русски один из чеченцев. "Аллах акбар!" — отозвались охранники братьев Хачилаевых. "Аллах акбар!" — дружно подхватили боевики.
       Наши реагировали на происходящее по-разному. Депутаты Гдлян и Рогозин рассказывали анекдоты, над которыми никто не смеялся, и мужественно позировали фотографам на фоне чеченских боевиков. А один из депутатов тайком снял с лацкана пиджака значок и попросил меня "не задавать чеченцам лишних вопросов".
       Военные и милиционеры заперлись в доме Хачилаева, и вскоре из его трубы пошел дым. "Наверное, жгут документы,— предположил один из охранников Хачилаевых,— боятся, что их узнают". Начальник ГУОПа Владимир Козлов все это время просидел в белой "шестерке" с тонированными стеклами. Причем, уже вернувшись домой, я позвонил Козлову, и он заявил, что к Хачилаеву вообще не ездил, хотя и был в командировке на Северном Кавказе. "Я что, контуженный, в Чечню ездить!" — возмутился Козлов.
       Противостояние, которое в каждый миг могло перерасти в перестрелку, продолжалось два с половиной часа. Наконец в поселок подъехал сам Багаутдин. Когда они обменялись с Надиршахом Хачилаевым рукопожатиями, мы поняли, что не все так плохо. Говорили они примерно полчаса. О чем, так никто и не узнал. Но после этого Багаутдин и Хачилаев сфотографировались на память, и чеченец вернулся к своим. Боевики тут же ушли с позиций и собрались возле машин. Гдлян попытался с ними поговорить, но, услышав в ответ: "Всем нужно жить по шариату", поспешно вернулся к дому Хачилаева.
       У нас один из боевиков поинтересовался, где мы прячем деньги, предназначенные для выкупа заложников. "Денег нет, а мы журналисты". "Тогда зачем вы сюда приехали?" — удивился чеченец и утратил к нам всякий интерес.
       Заложников мы так и не увидели. "Чеченцы сорвали операцию,— объяснил нам депутат Дмитрий Рогозин.— Но мы их все равно освободим. Если понадобится, я готов вернуться сюда хоть завтра". Позже нам стало известно, что похитители с заложниками были всего в полукилометре от места событий. Но в последний момент они запросили слишком большой выкуп. Денег не оказалось, а под честное слово Надиршаха, обещавшего заплатить позднее, бандиты отказались передавать пленников (раньше такое практиковалось несколько раз).
       Кстати, вместе с заложниками в Москву рассчитывал вернуться и сам Надиршах Хачилаев, официально объявленный в розыск, но вся эта история с неудавшимся освобождением изменила его планы.
       Амир Багаутдин и его люди и не собирались уезжать от Хачилаева. Чтобы разрядить обстановку, Надиршах позвал его пить чай. Как только они удалились, мы быстро расселись по машинам и помчались в Махачкалу. Ни на одном из КПП нас не остановили.
Комментарии
Профиль пользователя