Коротко

Новости

Подробно

11

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Правила хорошего кантона

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 34

Швейцарию можно назвать страной не только сыра, шоколада, банков, часов, ножей и горных лыж. Сегодня это еще и страна самых зажиточных попрошаек, самых высоких зарплат и самых кусачих цен на все. Но главное, это по-прежнему страна высокого качества, высокой точности и высоких технологий. Те россияне, что имеют отношение к этим материям, очень неплохо здесь устраиваются. Либо те, у кого просто много денег.


ВЛАДИМИР ГЕНДЛИН


Не швейцарское это дело


Путешествия сильно расширяют кругозор и позволяют избавиться от многих стереотипов. Так, до поездки в Португалию мы были уверены, что винные пробки добываются из бутылок с помощью штопора, и только на месте узнали правду о пробковом дереве. Об Испании думали как о жарком курортном рае для состоятельных людей, а оказалось, что в кризис тут может даже выпасть снег весной, да и курорты так обеднели, что по безысходности напоминают порой российскую глубинку.

Вот и о Швейцарии мы узнали много нового. Например, что дырки в швейцарском сыре образуются отнюдь не путем выковыривания из него всяких наполнителей вроде орешков, чеснока и травок. И что в мирной, вечно сохраняющей нейтралитет Швейцарии мужчины служат в армии, причем не год и не два, а по многу лет, иногда чуть ли не до пенсии (правда, с большими перерывами, всего по две-три недели в году). А швейцарская гвардия с начала XVI века охраняет папу римского. Или что любимая с детства песня Deep Purple "Smoke on the water" — как раз про Швейцарию: дело было в Монтре, на берегу Женевского озера, где сожгли какое-то казино, оттого и дым над водой... Кстати, помимо Deep Purple и упоминавшихся в их песне Фрэнка Заппы и The Rolling Stones здесь же, в Монтре, находилась студия звукозаписи группы Queen, а ее лидер Фредди Меркьюри "отлит в граните" прямо на набережной.

В Женеве почти не строят нового жилья, поэтому недвижимость в дефиците и стоит дорого

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Еще мы думали, что Швейцария — европейская страна, а она, оказывается, даже не является членом Евросоюза. Правда, у нее подписаны двусторонние соглашения со всеми членами Евросоюза, из-за чего она испытывает много общеевропейских проблем. Хотя последний кризис и в меньшей степени коснулся Швейцарии, но на уровне безработицы он отразился точно.

Вот представьте, что можно увидеть в самом центре Женевы, по соседству с Rue du Mont Blanc (местным Арбатом), фешенебельными ресторанами и кафе, фирменными часовыми магазинами, отделением Raiffeisenbank и Дворцом наций? Множество бездомных, попрошаек, цыган, просто фриков и ненормальных. Так, целыми днями в кафе Starbucks рядом с нашим отелем просиживала молчаливая пожилая англичанка с рюкзаком и спальным мешком, которая становилась очень разговорчивой по ночам: она расстилала постель на тротуаре и перед сном целый час кричала, словно в Гайд-парке, что-то очень неполиткорректное в адрес различных пришлых этносов, заселивших Европу. Этносы в это время как раз выходили на работу — с темнотой соседние улицы оккупируют гости Женевы со всего мира (арабы, сенегальцы, колумбийцы и др.). Юноши предлагают прохожим "самый лучший в городе кокаин", девушки — минуту удовольствия в подворотне. Иногда возле них заинтересованно останавливаются поболтать вполне приличного вида горожане и туристы.

"Ты здесь не найдешь настоящих швейцарцев,— убеждает меня юный китаец Сэм, ночной дежурный на ресепшене в отеле.— Тебе надо ехать в деревню, в глубинку. А тут одни приезжие наркоманы". Себя он не имеет в виду: Сэм днем учится, но по окончании учебы собирается уехать в Штаты или Канаду. Там есть возможности, а в этой маленькой стране с восьмимиллионным населением он карьерных перспектив не видит.

Гости столицы франкоязычной Швейцарии зачастили сюда лет 10-15 назад, когда страна пошла навстречу европейской интеграции. Как только границы Европы превратились в совсем прозрачные, всем стало легко и комфортно перемещаться из одной страны в другую. Даже бездомным и преступникам. Самый простой способ не быть высланным из страны — сжечь свой паспорт по прибытии в полюбившееся место, например в Швейцарию. Говорят, местные тюрьмы в последнее время переполнены, а выслать нарушителя без паспорта власти не могут: его не примет ни одна страна, не говоря о том, что не посадят ни в один самолет. Местная полиция терпит поражение в борьбе с незаконными мигрантами и старается лишь предотвращать откровенные преступления. Так когда-то тихая и мирная страна с одним из самых высоких уровней жизни в мире (ВВП — $81 тыс. на душу населения), куда прежде приезжали только самые богатые люди, стала беззащитной: ее границы оказались дырявыми, как швейцарский сыр.

Фешенебельный Монтре видел многих знаменитостей — от Владимира Набокова до Фредди Меркьюри, а также дым над водой

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Понятно, почему сюда так тянет незаконных мигрантов: у местных жителей огромные доходы. Неопытная секретарша получает минимальную зарплату 4-5 тыс. швейцарских франков (местный франк чуть дороже доллара), а опытная может рассчитывать на 7-10 тыс. франков. Ассистент в банке получает около 100 тыс. франков в год. Учитывая, что Женевское озеро с запада и юга окружено гораздо более бедной Францией, французы с удовольствием ездят на катере работать в Женеву и Лозанну — это такой счастливый билетик. А вот самим швейцарцам от высоких зарплат никакой выгоды нет. Во-первых, как и в соседней Австрии, здесь очень высокие налоги, так что иногда бывает выгоднее получать меньше, чем больше. Во-вторых, высокие доходы компенсируются высокими ценами: обед в не самом дорогом ресторане может обойтись в 30-50 франков, двойной виски стоит от 15 франков. Еще хуже с жильем: аренда хорошей квартиры в Женеве обойдется в 4-6 тыс. франков, в плохом районе — в 2-3 тыс. франков в месяц. Но и снять квартиру целая проблема, поскольку в кантоне нового жилья строят мало и на него огромный спрос у иностранных сотрудников международных организаций (в Женеве с 200-тысячным населением около 44% иностранцев, тут расположены штаб-квартиры ВТО, ВОЗ и других организаций, а также транснациональных корпораций). Из-за этого спроса цены и рвутся вверх. Поэтому покупка жилья тоже не выход: хорошая квартира стоит от 20 тыс. франков за метр, то есть 1 млн франков и выше.

Впрочем, с ценами бывают свои парадоксы: бензин в Швейцарии стоит дешевле, чем во Франции (1,8 франка), а дизель, наоборот, дороже. Поэтому швейцарцы ездят за дизелем во Францию, а французы в Швейцарию — за бензином. Зато в Швейцарии гораздо более либеральные законы в отношении бизнеса, чем во Франции, где почти невозможно уволить сотрудника. Налоговая система здесь довольно сложная, но никто палки в колеса не вставляет. А если нужно, то и помогают.

Стабильность и консерватизм


Алина Федорова занимается привлечением состоятельных клиентов в швейцарские клиники

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Настоящая Швейцария начинается сразу за чертой Женевы. Всего в получасе езды на поезде находится клиника Женолье (Genolier), откуда открывается прекрасный вид на французский берег Женевского озера, а в хорошую погоду — и на гору Монблан (она стоит одной ногой на французской территории, другой — на итальянской, но из Швейцарии на нее самый лучший вид). Есть, кстати, еще так называемый японский Монблан: когда в плохую погоду самая высокая гора Европы закрыта облаками, чтобы не расстраивать японских туристов, им показывают соседнюю гору и уверяют, что это и есть Монблан. Идет на ура.

Алина Федорова держит офис в этой клинике, одной из самых крупных в Швейцарии. Живет она с мужем и двумя детьми (сыну шесть лет, дочке — два с половиной года) в 25 км от Женевы — в таунхаусе в деревне, где есть замок, отель и ресторан, а также винодельня и ферма с биопродуктами. Офис в клинике ее ни к чему не обязывает: она может продавать услуги и других клиник, но эта — самая крупная во франкоязычной Швейцарии. Алина возглавляет медицинское направление туроператорской компании Viatravel SA (в которую помимо туризма входят лимузин-сервис и IT-услуги). Этим холдингом владеют ее муж Алексей Прудков и его партнер Илья Патрикеев.

До этого у Алины был собственный туристический бизнес в Москве. В 2005 году она вышла замуж и уехала с мужем, который уже жил в Швейцарии. Ее фирма стала московским представительством холдинга ее мужа. Алина возглавила направление медицинского туризма — она занимается привлечением состоятельных клиентов (в основном русскоязычных из СНГ, а также клиентов из Сербии и с Ближнего Востока) в швейцарские клиники. Бизнес очень стабилен: если обычный туризм в кризис прилично просел, то медицинский туризм почти не пострадал. Помогают и власти — в организации выставок, распространении информации. "Швейцария — страна маленькая, поэтому власти заинтересованы в экспорте местных услуг, в расширении за счет привлечения иностранных клиентов",— говорит Алина.

Медицинские услуги здесь довольно дороги. Консультация у специалиста стоит 250 швейцарских франков. Операция по удалению аппендицита — 6 тыс. франков. А операция, допустим, на колене может потянуть на 18 тыс. франков. Уже через 30 минут пациент может ходить, и на следующий день его выписывают. Но еще пару недель он должен находиться под присмотром врача, и это тоже стоит денег. День проживания в резиденции обходится в 450 швейцарских франков, а сутки госпитализации — в 1 тыс. франков. Самые популярные направления обследования — общая диспансеризация, ортопедия, онкология, кардиология и акушерство-гинекология.

Бизнес приучил Илью Патрикеева (слева) и Алексея Прудкова быть и русскими, и швейцарцами

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Высокие цены объясняются, в частности, высокими заработками медперсонала. Работа даже младшего и технического персонала считается престижной, врач же получает зарплату, исходя из государственной сетки тарифов, и легко может заработать 15 тыс. франков в месяц и больше. По словам Алины, прежде чем получить право на частную практику, врачу в Швейцарии приходится учиться на протяжении 12 лет. Характерно, что в государственных клиниках качество лечения ничуть не ниже, чем в частных. Просто в частных лучше сервис.

С мужем Алины Алексеем Прудковым и его бизнес-партнером, совладельцем холдинга Ильей Патрикеевым мы встретились в Нионе, что всего в 10 минутах езды от Женевы. Тихий симпатичный городишко, в котором днем, кроме туристов, почти никого не встретишь, а к вечеру вовсе вымирающий, за исключением нескольких ресторанов на центральной площади. Это и есть "настоящая Швейцария" со всеми ее специфическими чертами. Алексей и Илья досконально узнали швейцарский бизнес. "Рынок маленький, не рванешь, как в Штатах,— говорит Илья.— При местной дороговизне единственный способ повышать прибыль — сокращать издержки и повышать производительность. К тому же швейцарцы очень консервативны. Московский ресторатор Анатолий Комм открыл заведение в Женеве — не пошло. А у нас проблемы с персоналом: трудно найти хороших специалистов с родным русским языком".

Почему обязательно с родным русским? При работе с российскими партнерами Илье и Алексею приходится попеременно быть то русскими, то швейцарцами. С одной стороны, нужны швейцарская обязательность и тщательность, с другой — российская расторопность и умение работать под прессингом, в ситуации авралов (то, что присуще российскому режиму работы, к которому привыкли их российские партнеры, и для этого требуется российский менталитет). Всегда нужно быть готовым к форс-мажорам, необязательности, а то и к жульничеству (хотя, признают бизнесмены, такие случаи единичны).

Нион к вечеру вымирает, за исключением ресторанов на центральной площади

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Их компания была одной из первых, которая стала предлагать туры в Швейцарию на рынках стран СНГ, что было встречено с большим интересом. Этот интерес растет с каждым годом, его не смог подорвать даже кризис. Благо их компания работает в люксовом сегменте: те, кто прежде прилетал на частном самолете, просто пересели в бизнес-классы регулярных рейсов. Удается избегать и конкуренции с интернетом — все-таки самостоятельная организация поездок через, допустим, booking.com характерна больше для клиентов из среднего класса. А клиентам Viatravel по-прежнему нужен готовый полный пакет. В общем, довольно стабильный бизнес. Главная задача, которую пришлось решать партнерам,— приучать клиентов ездить в Швейцарию не только зимой, но и летом.

А вообще, Швейцария в рассказах Ильи и Алексея предстает этакой издевкой над советским социализмом. Как и в СССР, здесь примерно однородный уровень достатка в обществе, по крайней мере, здесь не принято демонстрировать свое богатство (напомним, что Швейцария — родина кальвинизма). Как и в СССР, здесь довольно узкий выбор брендов в магазинах (как шутит Илья, "два вида сосисок, два вида телевизоров, два вида кранов или выключателей"): считается, что если качество товаров одинаково высокое, то и нечего огород городить с мнимым разнообразием. Оттого и ремонт, и интерьеры в швейцарских квартирах примерно одинаковы. И цены на однотипные товары и услуги примерно одинаковы. Правда, жилье на горе может быть чуть дешевле, чем внизу: в Швейцарии запрещены шины с шипами, поэтому зимой непросто забраться в гору на машине.

Кузница профессионалов


В Женеве приезжие пытаются заработать любыми способами, даже в общественном транспорте

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Как и советовал китаец Сэм, мы отправились в глубинку, в деревню Грюйер. Эта четырехчасовая поездка с двумя пересадками на трех электричках дает неплохое представление о горной Швейцарии: снежные пики, хвойные склоны гор, как в тайге, водопады, горные реки и озера, облака внизу... И повсюду реющие журавли. Эта птица украшает герб Грюйера (журавль по-французски — grue), который упоминается еще в хрониках XI века, хотя историки полагают, что возраст этого поселения старше на шесть веков. Главные достопримечательности — замок XIII века и сыродельня, где варят один из самых знаменитых швейцарских сыров — Gruyere. Этот классический твердый сыр признан продуктом с контролируемым происхождением, то есть грюйером может называться только сыр, произведенный в определенном регионе (кантоны Фрибур, Во, Невшатель, Юра и несколько мест в кантоне Берн). Всего его производят около 200 сыроварен.

В этом вся Швейцария: производство в небольших объемах, но высочайшего качества. Наверное, не случайно маленькая Швейцария дала миру столько громких мировых брендов: помимо всемирно известных часовых марок это Nestle, ABB, Smart, фармацевтические Novartis и Hoffmann-La Roche...

Но еще одна визитная карточка этой страны — образование, которое считается одним из лучших в мире. Швейцария традиционно занимает места в первой пятерке в рейтингах лучших вузов мира. Один из самых студенческих городов страны — Лозанна. Первый же встречный студент в Лозанне оказался москвичом: Алексей приехал учиться на спортивном факультете местного университета. Странно, конечно, слышать, что профессия специалиста по фитнесу или спортивного менеджера может считаться престижной и высокооплачиваемой, но в Швейцарии это так. Да и с работой проблем нет: в Лозанне расположена штаб-квартира Международного олимпийского комитета, место всегда найдется. Самое привлекательное: в швейцарских вузах, как и во многих европейских, нет конкурса, а обучение стоит совсем недорого или вовсе бесплатно.

Иван Орлов убедился, что малый бизнес может заниматься серьезными высокотехнологичными проектами

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Иван Орлов из Нижнего Новгорода после окончания МГУ поступил в Политехническую школу в Лозанне (EPFL) — самый большой университет во французской Швейцарии. Сначала работал на стыке фундаментальной и прикладной науки, а в 2007 году открыл собственный высокотехнологичный бизнес. Компания была основана на идее отслеживания хода луча света в драгоценных камнях, чтобы моделировать огранку на компьютере. Вторую он создал через три года — она занимается анализом дефектов и сертификацией оптических материалов в часовой и полупроводниковой индустриях. По словам Ивана, собственный бизнес — всегда риск. Но это драйв. И потом, в Швейцарии отработана система поддержки и финансирования малых высокотехнологичных компаний и очень многими серьезными проектами занимается именно малый бизнес. Здесь можно не иметь офиса и бухгалтерии (услуги стороннего бухгалтера — от 300 франков в год), оплачивать банковские счета с мобильного телефона, и вообще малые размеры позволяют быть гибкими и быстрыми.

По мнению Ивана Орлова, европейское образование, особенно швейцарское, дает много так называемых soft skills — персональных качеств, необходимых в работе на мировом уровне, таких как способность договариваться и улаживать конфликты, понимать другие культуры, умение общаться и т. п. Но главное — воспитывает профессионализм. "Швейцария — страна профессионалов,— говорит Иван.— Профессионализм во всем, начиная от дворника или водителя и заканчивая правительственным чиновником". И, если вернуться к швейцарским часам, здесь особое отношение к времени. "Время — это искусство Швейцарии,— продолжает Иван.— Его зря не теряют, используют очень эффективно".

Любо-дорого


Швейцарский сыр знаменит не меньше швейцарских банков или часов

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Женевский адвокат Дмитрий Лавров — сын советского дипломата, который, как и многие другие сотрудники советской миссии в ООН, остался после развала СССР в Женеве. Как и все жители Швейцарии, даже не имеющие гражданства, Дмитрий с детства получал государственные выплаты — по 300 франков в месяц до 16 лет и по 400 франков после 16,— до тех пор пока не начал работать. Окончил Женевский университет, факультет права, затем работал в Лозанне в крупной адвокатской конторе (в то время специалисты с русским языком были нарасхват), а в 2007 году открыл собственную фирму. 80% его клиентов — выходцы из СНГ, которых интересуют миграционные вопросы. Как правило, это состоятельные люди, желающие купить недвижимость, отдать детей в частную школу (это обычно стоит 40-50 тыс. франков в год, хотя встречаются школы стоимостью 70-80 тыс. франков), открыть бизнес в Швейцарии, получить вид на жительство для всей семьи.

Дмитрий описывает стандартный путь для получения вида на жительство. Прежде всего юрист подает запрос в кантональные власти с описанием бизнес-плана — с копиями дипломов и прочими документами. Второй этап — открытие компании и переселение семьи в Швейцарию. Минимальный уставный капитал для компании в форме SA (аналог нашего ЗАО) — 100 тыс. франков. Есть еще форма SARL (вроде нашего ООО), там уставный капитал должен быть минимум 20 тыс. франков, но это несерьезно, считает Дмитрий Лавров. Впрочем, хорошая новость в том, что уставный капитал необязательно вносить полностью деньгами, часть его может быть в виде нематериальных активов, например интеллектуальной собственности. Услуги по регистрации компании стоят от 10 тыс. до 12 тыс. франков.

Судя по обилию часовых магазинов, швейцарцы большую часть времени проводят за его измерением

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Если есть такие деньги, то с получением вида на жительство не будет никаких проблем. Приятно также то, что, по словам Дмитрия Лаврова, власти не будут регулярно проверять деятельность компании, в том числе ее рентабельность (как это бывает в некоторых европейских странах). Все понимают, что от нового бизнеса нельзя ждать немедленной прибыльности. Так что стать швейцарским бизнесменом довольно просто. Хотя и дорого.

В общем, при всей своей консервативности Швейцария весьма гостеприимна к мигрантам. И не только к бездомным и попрошайкам, но и к приличным людям. Дешевле всего стать студентом, не менее уверенно себя чувствуют ученые и штучные специалисты, а проще всего тем, кто не ограничен в средствах.

Комментарии
Профиль пользователя