Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Пономарев / Коммерсантъ

Какой должна быть амнистия для предпринимателей?

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 10

Рубрику ведет Дмитрий Полонский


По мнению уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, объявление Госдумой амнистии по преступлениям в сфере экономической деятельности (ст. 159, 160, 165, 169-199.2 УК РФ) могло бы стать "жестом, убеждающим общество в серьезности намерений власти по улучшению делового климата в стране". В экспертном совете при омбудсмене подсчитали, что освободить из колоний нужно 110 924 человека. Однако спикер Госдумы Сергей Нарышкин и ряд депутатов уверены, что амнистия должна быть выборочной.

Сергей Сторчак, замминистра финансов России:

— Как минимум нужно отпустить всех, у кого в приговоре присутствует слово "покушение", и сидящих за преступления, где нет пострадавших. Нужно ли рассматривать каждое дело в отдельности или отпустить всех сразу, я не знаю, но, мне кажется, нужно обращаться к историческому опыту амнистирования. Ведь у России был и положительный, и отрицательный опыт амнистий. Этот вопрос должны решать специалисты, хотя мне число 110 тыс. человек кажется маленьким. Но для спокойного развития бизнеса нужна не амнистия, а ситуация, при которой количество оправдательных приговоров у нас будет соответствовать их количеству в цивилизованных странах. Предложение об амнистии занятное, но важнее не сажать невиновных.

Тамара Морщакова, судья Конституционного суда РФ в отставке, советник КС:

— Амнистию логично распространять на все предпринимательское сословие, привлеченное к уголовной ответственности или осужденное к уголовным мерам наказания. Иначе некоторые деяния в сфере предпринимательской деятельности не попадут под амнистию, если они содержатся не в 22-й главе УК РФ, об экономических преступлениях, а, например, в 21-й и 23-й главах, о собственности и преступлениях, связанных со служебными отношениями. Узкое толкование вряд ли будет справедливым. Если мы начнем кусками выбирать, по статьям, а не думать о том, чтобы освободить тех, кто может активно участвовать в бизнесе, то, боюсь, это будет носить очень произвольный характер. Тогда амнистия утратит свое неперсональное значение, а ведь это не акт помилования, где можно рассматривать каждое лицо и статью отдельно. В амнистии речь идет о принятии нормативных положений, одинаково распространяющихся на всех, кто совершил однотипные преступления.

Игорь Протопопов, председатель комиссии Мосгордумы по экономической политике и предпринимательству:

— Справедливой и взвешенной. 110 тыс. осужденных — это процентов пятнадцать всех наших сидельцев. И что теперь, каждого десятого выпускать только потому, что где-то к нему можно применить словосочетание "экономическое преступление"? Это абсолютно неправильно, потому что среди них есть такие мошенники и жулики, по которым тюрьма плачет.

Гасан Мирзоев, президент Гильдии российских адвокатов:

— Избирательной. Очень много дел, когда бизнесмены заказывали конкурентов, это могло быть по ложным обвинениям или с помощью подтасовок. Амнистия должна быть применима только к тем лицам, которых обвиняют в преступлениях, непосредственно связанных с экономикой. И основной позицией при рассмотрении таких дел должно быть возмещение вреда потерпевшему. Если нет ущерба, то должно быть либо смягчение наказания, либо освобождение от него.

Александр Куликовский, член общественного совета при ГУ МВД РФ по Москве, специалист по телекоммуникациям:

— Человек совершил экономическое преступление, следовательно, в карательных целях он должен понести наказание. Вопрос в том, какое, и тут надо говорить о составе преступления. Если эта амнистия призвана освободить тюрьму от людей, которые могли бы отделаться штрафом или исправительными работами, то здесь есть пространство для диалога. Но ведь огромное количество людей страдали и страдают от действий мошенников.

Евгений Чичваркин, бизнесмен, эмигрант:

— Надо пересмотреть дела всех осужденных за экономические преступления. Большинство дел надуманные, а многие законы специально сделаны, чтобы их нарушали, для грабежа предпринимателей. Преступления против личности должны наказываться уголовно, а преступления экономического характера должны наказываться экономически. Хотя, конечно, те, кто не заплатил налоги, должны заплатить их и штрафы, а те, кто совершил мошенничество, должны возместить ущерб потерпевшим. Но проблема в том, что Путину наплевать на бизнес, да и Ходорковского никто не отпустит.

Комментарии
Профиль пользователя