Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ   |  купить фото

Ножки нашли героев

Завершился фестиваль Dance Open

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

В Петербурге в Мраморном зале Этнографического музея прошла церемония вручения призов в виде хрустальных ножек Анны Павловой, которой завершился 12-й фестиваль Dance Open. По итогам финального гала-концерта победителей определяло международное жюри в составе 11 хореографов и руководителей мировых балетных компаний, среди которых оказалась всего одна женщина — и. о. худрука Большого театра Галина Степаненко. Из Петербурга — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Фестиваль балет


Один из спонсоров Dance Open выдал стратегическую цель фестиваля: сделаться балетным "Оскаром", потеснив с захваченного места Benois de la danse. Однако, несмотря на субъективность московского конкурса, в котором лауреатов выбирают члены жюри из ими же выдвинутых претендентов, Dance Open на "Оскар", увы, не тянет — пока его награды называются "Мисс Виртуозность", "Мистер Выразительность" или "Мисс Обаяние", он может соперничать разве что с конкурсом красоты. Впрочем, к врученным хрустальным ножкам всерьез относиться не следует. Кажется, и сами участники финального гала, не раз встречавшиеся на таких же международных концертах, устраиваемых по всему миру, воспринимали церемонию скорее как повод встретиться хоть и в дворцовой, но весьма неформальной обстановке.

Преимущественно мужское жюри в темпе allegro — меньше чем за час, прошедший между окончанием концерта и началом церемонии,— распределило призы по своему вкусу, с которым можно и поспорить. Титулы "Мисс и мистер Виртуозность" достались американцам Эшли Баудер и Джозефу Гатти. Они станцевали комическое па-де-де офицера и мажоретки из баланчинского балета "Звезды и полосы" действительно бесподобно: в бешеном темпе, упоенно играя драгоценными па, подтрунивая друг над другом, перемигиваясь со зрителями. А блистательная виртуозность их танца с деланой скромностью пряталась за ослепительным артистизмом. Другую "Мисс Виртуозность" получила антипод американки — Яна Саленко, бывшая киевская балерина, а ныне прима Берлинского государственного балета. С красавцем аргентинцем Эрманом Корнехо из Американского балетного театра она исполнила вагановское па-де-де Дианы и Актеона — образец ликующе-победоносной советской классики — так нудно, скованно и рационально, словно немолодая учительница математики, осаживающая наскоки половозрелого ученика. Отважные лихости хореографии она урезала наполовину, аккуратно топчась на пятачке размером с маленький школьный класс. На пылкости Корнехо, призывно простирающего к ней руки в промежутках между неистовыми полетами (за что и получил титул "Мистер Выразительность"), труженица не обращала ни малейшего внимания. Правда, вертелась впечатляюще — не как богиня, скорее как бобина: стабильно выдавала по три фуэте кряду, а, взяв пируэт "с бедра" при поддержке партнера, завершила его в одиночку пятью поворотами. Этот уникальный трюк так поразил опытных практиков-судей, что они отождествили его с виртуозностью.

"Мисс Выразительностью" оказалась юная балерина Большого Ольга Смирнова, хотя в особой эмоциональности ее обвинить трудно. Вместе с Семеном Чудиным она станцевала дуэт из балета Ролана Пети "Таис" чисто, красиво, с той внутренней сосредоточенностью и кротким лиризмом, который принято считать воплощением русской духовности. Но до эталонного исполнения женственной и жертвенной Лусии Лакарры (мюнхенской примы, получившей на сей раз Grand prix за другую партию — Маргариты из "Дамы с камелиями" Ноймайера) ей еще далеко. "Лучшим дуэтом" была признана семейная пара из Берлина Элиза Карийо Кабрера и Михаил Канискин, убедительно разыгравшая любовную размолвку в банальном номере "Фадо" хореографа Савковича. Дуэтных премудростей в этой постановке не было: партнеры по большей части танцевали параллельно или перекатывались по полу, однако судей, видимо, захватило их эмоциональное единство. Вторым "Лучшим дуэтом" стали Юргита Дронина и Фабьен Воранже из Национального балета Нидерландов: их экспрессивные переплетения в адажио из балета Дэвида Доусона "A Sweet Spell of Oblivion" выглядели куда более художественно.

Приз зрительских симпатий достался премьеру NY City Ballet Дэниелу Ульбрихту — упитанному, невысокому жанровому танцовщику, записному виртуозу, вихреподобно станцевавшему роль Пана в "Вальпургиевой ночи" Леонида Лавровского. Величественного Вакха исполнил Мэттью Голдинг из Национального балета Нидерландов, и, похоже, так прочувствованно упиваться советским стилем сейчас способны только иностранцы. Во всяком случае, в рассудочной и неповоротливой Вакханке Анны Цыганковой не было ничего соблазнительного, а тем более вакхического. Балерина смазала и технические подробности партии, что не помешало ей получить неофициальный приз за обаяние вкупе с меховым палантином.

Из участников, не отмеченных жюри, стоило бы упомянуть Анастасию Сташкевич из Большого театра во фрагменте из балета "Талисман": изящную грациозность ее танца оттенял кубинец Йона Акоста — причем невыигрышно для себя. Похоже, племянник знаменитого Карлоса Акосты видит в балетной профессии прежде всего доходное ремесло: массовый спрос на трюки он удовлетворяет с похвальным рвением, но явно не понимает, что делать в промежутках между прыжками и вращениями, отчего его выступление смахивало на вольные упражнения по спортивной гимнастике. Еще одним — правда, закулисным — героем вечера стал танцовщик Мариинского театра Антон Пимонов, дебютировавший в качестве хореографа номером "Triangle" на музыку Брамса. Юмористическое трио, с неприкрытым удовольствием исполненное ведущими солистами Большого Кристиной Кретовой, Анной Тихомировой и Артемом Овчаренко, он сочинил на чистейшем классическом языке с легким венгерским акцентом, причем так ненатужно и остроумно, что напомнил раннего Ратманского времен "Прелестей маньеризма".

Что же касается гала в целом, то худрук фестиваля Василий Медведев, отважившись показать современные одноактные балеты (см. "Ъ" от 23 апреля), счел свою просветительскую миссию исчерпанной и программой финального концерта постарался ублажить самые широкие слои населения. Публике, забившей до отказа внушительный БКЗ "Октябрьский", особо понравились попсовое фламенко группы Al-Alma и финальный танцпарад всех участников гала на "Марш тореадора" из оперы "Кармен".

Комментарии
Профиль пользователя