Коротко


Подробно

 Безнаказанный террор
       Мосгорсуд вынес приговор террористам, взорвавшим в декабре 1994 года пассажирский автобус возле ВВЦ. Один из них получил пять лет, второго отпустили прямо в зале суда. До организаторов не добрались. Но, как выяснили ЮРИЙ Ъ-СЕНАТОРОВ и МАКСИМ Ъ-ВАРЫВДИН, этот взрыв и серия предшествовавших ему терактов на железной дороге были организованы чеченскими бандитами и использовались федеральными властями как один из поводов для наведения конституционного порядка в Чечне.

Под "крышей" нефтеторговой компании
       Взрыв на остановке "ВДНХ-Южная" прогремел поздним вечером 27 декабря 1994 года. 400 г тротила превратили "ЛиАЗ", следовавший по 33-му маршруту, в груду металлолома. Стоявшие рядом троллейбусы были иссечены осколками. К счастью, в момент теракта в "ЛиАЗе" находился только его водитель Дмитрий Трапезов. Он получил сильные ушибы и контузию.
       Сотрудники ФСБ, МУРа и городской прокуратуры, расследовавшие теракт, сразу же связали его с событиями в Чечне. Президент Ичкерии Джохар Дудаев не раз предупреждал федеральные власти, что нанесет ответный удар за введение войск на территорию республики.
       Похожие по почерку взрывы предшествовали и началу чеченской кампании. 18 ноября 1994 года мощная бомба взорвалась на железнодорожном мосту через Яузу. За четыре дня до теракта на ВВЦ взрывное устройство сработало между станциями Кожухово и Канатчиково Московской окружной железной дороги.
       Выйти на террористов удалось почти случайно. При взрыве на Яузе в клочья разорвало человека, закладывавшего бомбу. Сотрудникам правоохранительных органов удалось установить его личность — Андрей Щеленков. По обрывкам документов, найденных в кармане его одежды, выяснилось, что последним местом его работы была фирма "Ланако".
       Учредителями "Ланако", торговавшей нефтепродуктами, были совладелец грозненского НПЗ Атлан Натаев и бывший сотрудник столичной ГАИ Максим Лазовский. Последний пользовался весомым авторитетом в криминальной среде, где был известен под прозвищами Хромой и Макс.
       К тому времени у сотрудников правоохранительных органов уже накопилось немало вопросов к Лазовскому. В конце 1993 года между "Ланако" и корпорацией "Виктор" возникли разногласия вокруг сделок, связанных с поставками нефтепродуктов. К квартирам руководителей "Виктора" подложили взрывные устройства. Один из взрывов был такой силы, что в квартире вышибло железную дверь, которая пролетела через всю квартиру и, пробив капитальную стену, упала в одной из комнат. Но предприниматели не пострадали. А когда в доме после взрыва начался пожар, их соседи были вынуждены выпрыгивать из окон. При этом двое разбились насмерть.
       Сотрудники "Виктора" сообщили, что за покушениями может стоять "Ланако", и 13 января 1994 года сотрудники правоохранительных органов нагрянули с обыском в офис фирмы. Охранники встретили их огнем из пистолетов. Потом они говорили, что приняли милиционеров за бандитов. После перестрелки оперативники задержали 30 человек, среди которых оказалось немало известных криминальных личностей. Но под суд пошли только четыре охранника "Ланако" (двух из них отпустили из-под стражи в зале суда, остальные получили по году лагерей).
       16 июня того же 1994 года возле офиса банка "Кредит-Консенсус" из автоматов были расстреляны три члена таганской преступной группировки. Сыщики установили, что в разборке, в частности, принимал участие друг Лазовского Роман Полонский, но задержать его не удалось. 18 сентября Полонского застрелили на автостоянке на улице Буракова. На поясе Полонского висела кобура, а в кармане лежало удостоверение сотрудника ГРУ Минобороны России.
       В том же сентябре без вести пропал один из соучредителей "Ланако", Атлан Натаев. Вечером на темно-синем BMW 740 он с двумя охранниками Робертом Руденко и Владимиром Липатовым выехал из офиса фирмы и исчез (через несколько месяцев из болота сотрудники МУРа выловили их обезглавленные трупы).
       
Под прикрытием ФСБ
       Объявленного в розыск Лазовского и его телохранителя Марселя Харисова поймали в феврале 1996 года. Вместе с ними был задержан сотрудник столичного УФСБ Алексей Юмашкин. У Лазовского и Харисова нашли незарегистрированные пистолеты и наркотики, а у всех троих — фальшивые удостоверения ФАПСИ, Минобороны и милиции. Почему Юмашкин охранял объявленных в розыск бандитов, суд выяснять не стал. В УФСБ корреспонденту "Коммерсанта" сказали, что их сотрудник выполнял спецзадание и был внедрен в группировку. О том, что ее участники совершали теракты и участвовали в разборках, он будто бы не знал. Зато пользы извлек немало: ему помогли выйти на несколько арсеналов оружия и взрывчатки, а также с помощью Лазовского и связанных с ним чеченцев освободить из Грозного захваченного там чекиста ("Коммерсантъ" подробно рассказывал об этом). Связи с руководством мятежной республики были настолько прочными, что за сотрудником ФСБ даже разрешили прислать самолет.
       Лазовского и Харисова пытались обвинить в бандитизме, но доказательств оказалось недостаточно. Свидетели сказали, что явятся в суд только в том случае, если следствие гарантирует им полную безопасность. Безопасность им никто не гарантировал, и в итоге Лазовского и его друга судили только за наркотики, оружие и использование фальшивых документов. Причем его адвокат утверждал, что удостоверения они получили на Лубянке — это были документы прикрытия. В 1997 году их приговорили к двум годам лагерей. Значительную часть срока они уже провели под следствием и вскоре вышли на свободу. Лазовский, обещавший на суде уйти в монастырь, сейчас занимается бизнесом и на жизнь не жалуется. А Юмашкин, вместе с которым его арестовывали, по-прежнему работает в УФСБ и недавно получил звание подполковника. Кстати, всего по делу "Ланако" проходило шесть оперативников московского управления ФСБ. Несмотря на то что в самом управлении из-за этого был серьезный скандал, подтверждений о причастности сотрудников ФСБ к криминальным разборкам найти не удалось. Поэтому многие из участников тех событий или уволились, или продолжают службу в органах госбезопасности.
       Почему сотрудники правоохранительных органов не смогли раскрутить это громкое дело, имеет свое объяснение. Когда Лазовского взяли под стражу, у руководителя 12-го отдела МУРа Владимира Цхая, координировавшего расследование по делу "Ланако", обнаружили неизлечимую болезнь. Он умер ровно два года назад, вскоре после приговора, вынесенного Лазовскому. Смерть Цхая оставила немало загадок. Некоторые его сотрудники до сих пор считают, что ему помогли уйти из жизни. Заинтересованных в этом было более чем достаточно.
       
Теракт за долги
       После смерти Цхая дело "Ланако" рассыпалось на эпизоды. Довести до суда удалось пока один из них. Пожалуй, самый громкий — взрыв автобуса у ВВЦ.
       В феврале 1996 года возле ломбарда на Большой Спасской улице сотрудники МУРа при попытке продать револьвер "Таурус" задержали бывшего шофера Лазовского Владимира Акимова. За револьвер ему дали три года. Уже в тюрьме Акимов неожиданно дал показания на полковника в отставке Владимира Воробьева, работавшего до "Ланако" в Военно-воздушной академии имени Жуковского.
       Воробьев из семьи потомственных военных. Его дед одно время возглавлял знаменитый тульский оружейный завод "Арсенал", а сам Владимир участвовал в разработке системы противовоздушной обороны страны ПРО — аналога американского СОИ.
       Уволившись из вооруженных сил, он занялся бизнесом в команде Лазовского. Через свои связи он должен был достать крупную партию драгкамней для одного из партнеров Макса, чеченского "авторитета" Хожи Нухаева (Хожа Стамбульский). Но в последний момент сделка сорвалась, и Нухаев потерял большие деньги. Чеченцы поставили Воробьева на счетчик, а поскольку расплатиться с ними он не мог, предложили ему совершить теракт в Москве. "Жертвы нам не нужны. Главное резонанс",— говорили чеченцы.
       Как установило следствие, вечером 27 декабря 1994 года Воробьев и Акимов на "Жигулях" отправились на ВВЦ. Оставив машину недалеко от конечной автобусной остановки, они вернулись на Проспект Мира, где сели в автобус 33-го маршрута. Когда в автобусе осталось несколько пассажиров, они заложили бомбу под сиденье у правого заднего колеса. Выйдя на остановке, Акимов пошел прогревать машину, а Воробьев привел бомбу в действие с помощью дистанционного устройства.
       Дома у арестованного в августе 1996 года Воробьева ничего криминального не нашли. Правда, через некоторое время специальная экспертиза показала, что в квартире хранилась взрывчатка. Адвокат Воробьева утверждает, что найденные частицы взрывчатого вещества были только на ковре, а купили его через год после взрыва на ВВЦ. Но суд (процесс был закрытым) поверил показаниям Акимова и выводам экспертов. Акимова от уголовной ответственности освободили, а Воробьеву дали пять лет лагерей. Заказчика взрыва Хожу Стамбульского достать не смогли: выяснилось, что он и вправду живет в Стамбуле. В своем последнем слове Воробьев заявил, что дело против него было сфабриковано теми людьми, которые хотят бросить тень на ФСБ. Сам Воробьев, как выяснилось в суде, был внештатным агентом спецслужб.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение