Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

«Газпром» включил Старый свет

Партнером монополии на шельфе стала Shell

от

«Газпром» нашел стратегического партнера для борьбы за российский шельф с «Роснефтью», которая активно развивает альянс с американской ExxonMobil. Газовая монополия в ответ заручилась поддержкой Shell, о чем вчера стороны подписали меморандум. В механизмах партнерства «Газпром» решил не изобретать велосипед и полностью перенял схему, уже опробованную «Роснефтью» — иностранный инвестор получат треть в проекте и взамен допускает российского на свои месторождения за рубежом.


В понедельник в ходе визита президента Владимира Путина в Нидерланды глава «Газпрома» Алексей Миллер и председатель совета директоров Royal Dutch Shell Йорма Оллила подписали меморандум о совместном освоении арктического шельфа России и глубоководного шельфа за рубежом, сообщил «Газпром». По данным Минприроды, компании собираются разрабатывать Северо-Врангелевский участок в Чукотском море и Северо-Западный участок в Печорском море. «Газпром» еще не владеет лицензиями на эти участки, ожидается, что Роснедра выдадут их до 1 мая.

Меморандум предполагает, что Shell получит в российском проекте 33,3% и возьмет на себя основные затраты на геологоразведку. В случае подписания окончательного соглашения, аналогичную долю и обязательства в шельфовых проектах партнера получит и «Газпром». По данным «Интерфакса», речь может идти о проектах Shell в Южной Африке. В прошлом году Shell получила право на геологоразведку на шельфе ЮАР в районе Orange Basin. Участок занимает около 37 тыс. кв км на границе с Намибией в 150-350 км от берега и с глубиной 500-3500 км. Лицензия выдана Shell сроком на три года.

В России «Газпром» и Shell уже являются партнерами по проекту «Сахалин-2», куда входит единственный в стране завод по производству сжиженного природного газа (СПГ) мощностью 10 млн тонн в год. Уже не раз вставал вопрос о расширении завода, но для этого, в том числе, не хватало ресурсной базы. В субботу глава внешнеэкономического департамента «Газпрома» Павел Одеров сказал, что вопрос изучается, и результаты этих изысканий станут известны к лету.

Shell рассматривалась и как возможный партнер «Газпрома» и Total по разработке Штокмановского месторождения. Летом 2012 года, когда истекло акционерное соглашение по Shtokman Development AG, и из консорциума вышла Statoil, предполагалось, что именно Shell займет ее место. Этого до сих пор не произошло, а сам проект отложен на неопределенный срок из-за отсутствия рынков сбыта и окончательной схемы разработки, но в Shell всегда подчеркивали, что компания заинтересована в расширении сотрудничества с «Газпромом». Еще в 2010 году они подписали протокол о глобальном сотрудничестве. Shell является и партнером «Газпром-нефти». Стороны еще в 1996 году создали СП Salym Petroleum Development для разработки Салымской группы нефтяных месторождений в Западной Сибири. Летом 2011 года они договорились о совместной работе в других регионах России и третьих странах, в 2012 году появился проект о совместной добыче сланцевой нефти на Баженовской свите в ХМАО. Вчера Shell и «Газпром нефть» подписали меморандум, подтверждающий соответствующее генеральное соглашение. Доли в СП, которое займется этим проектом распределятся поровну, оператором будет Salym Petroleum Development. Но в середине 2011 года в интервью "Ъ" глава Shell Питер Возер подчеркивал, что компания фокусируется на газовых проектах, планируя добывать больше газа, чем нефти.

Shell подтвердила свою лояльность «Газпрому», не став заключать альянс с «Роснефтью», которая в 2011 году после срыва соглашения о глобальном сотрудничестве с PB, искала ей замену и стороны вели переговоры. Теперь же партнер фактически призван помочь «Газпрому» противостоять в том числе газовым амбициям «Роснефти», которая громко объявила о них после прихода на пост президента госкомпании Игоря Сечина в мае прошлого года. Тогда соперничество не казалось столь острым, госкомпании еще единым фронтом боролись с попытками частных инвесторов проникнуть на российский шельф – и, как стало ясно в начале этого года, победили (см. "Ъ" от 16 января). Но после этого ситуация изменилась.

В феврале Игорь Сечин открыто выступил за отмену экспортной монополии «Газпрома» в части СПГ (см. "Ъ" от 14 февраля), и стал обсуждать с ExxonMobil строительство на Аляске и Сахалине заводов, ориентированных на столь важный для «Газпрома» рынок АТР. Причем строительство СПГ завода в рамках проекта «Сахалин-1» (Exxon – 30%, «Роснефть» — 20%) может усложнить расширение «Сахалина-2» (где учувствует Shell, настаивающая на росте производства), так как предполагалось, что газ с «Сахалина-1» может стать ресурсной базой для увеличения его мощностей по сжижению. Теперь же «Роснефть» собирается сжижать газ сама. Параллельно нефтекомпания стала открыто претендовать на шельфовые участки, которые находятся в сфере интересов «Газпрома» (см. "Ъ" от 12 марта). Изначально Минприроды по спорным участкам было на стороне «Газпрома», признавая, что шельф – это преимущественно газовые месторождения. Но позже позиция чиновников стала более отстраненной, и глава Минприроды Сергей Донской призвал госкомпании разбираться самостоятельно.

Михаил Серов


Комментарии
Профиль пользователя