Коротко

Новости

Подробно

Фото: REUTERS/Miraflores Palace/Handout / Reuters

Дело Чавеса живет и вынуждает

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 26

Выборы в Венесуэле — пролог похорон чавесовского "социализма XXI века". В случае победы оппозиции они пройдут быстрее, а если у власти останутся чависты, экономике страны предстоит продолжительная агония.


АЛЕКСАНДР ЗОТИН, Каракас--Москва


Смерть Уго Чавеса не помешала ему незримо присутствовать на выборах. Когда его преемник, временный президент Венесуэлы Николас Мадуро, молился в церкви в родном штате Чавеса Баринас, команданте спустился к нему с небес "в виде маленькой птички" и благословил. В стане оппозиции, кандидатом которой является губернатор штата Миранда Энрике Каприлес Радонски, это чудо прокомментировали язвительно: Мадуро нуждается в психиатрическом освидетельствовании.

Предвыборные соцопросы, впрочем, свидетельствовали в пользу мракобесия: в Datanalisis указывали, что за Мадуро было 53,1% опрошенных, за Каприлеса — 35,6%. Похожие данные и у другой компании — Hinterlaces. Однако исход выборов не столь очевиден, а собеседники "Денег" в Каракасе утверждают, что Мадуро может и проиграть.

Например, русский бизнесмен, 14 лет живущий в Венесуэле, рассказывает, что многотысячные демонстрации оппозиции имеют успех даже в небогатых районах: "Сегодня был свидетелем огромной демонстрации в Валенсии. Не знаю, сколько было народу, но люди шли где-то часов пять. Вокруг продавались всякие штучки с символикой оппозиции. Никто никого не боялся, просто запрудили улицу. А происходило это в районе очень средненького класса, почти бедноты. Чавистов на улице вообще видно не было. Даже машины с их предвыборной символикой старались поскорее проехать. И те, кто не участвовал в шествии, в целом им сочувствовали. Лично я задумался. Ведь если чависты не чувствуют своей абсолютной силы, то и голосовать они будут за большинство. Так что сегодня я бы поставил, пожалуй, на Каприлеса. Никто не пошел бы в почти баррио (трущобы.— "Деньги"), если бы не был уверен в своей силе. В Каракасе тоже оппозиция побеждает, это видно. Пропаганда Мадуро более чем скудная, сам он глотку на митингах почти не рвет. Его "находка" на прошлой неделе насмешила всю страну. Тут же во всех газетах появились карикатуры с птичкой и прочие издевательства".

Действия Мадуро, по его словам, похожи на шаги отчаяния, он цепляется за соломинку. Вводит новое универсальное определение "рабочее", обещает "рабочие магазины, поликлиники", новую "рабочую политику".

Однако риторические приемы не помогают. Беспокойство порождает хаотичные, почти истерические шаги. 6 апреля Мадуро объявил, что в Венесуэлу нелегально прибыли наемники из Сальвадора с целью его убить, а ситуацию в стране дестабилизировать. Обычное дело для чавистов в кризисных ситуациях. Странно, что в этот раз выбран Сальвадор, раньше всегда была Колумбия. Сальвадорцы совсем не похожи на венесуэльцев, их в толпе всегда можно узнать. 10 апреля без объявления причин Мадуро явочным порядком закрыл границу с Колумбией. Теперь даже венесуэльцы не могут попасть домой.

И Каприлес, и Мадуро в один день объявили о повышении минимальной зарплаты в случае победы. Повышать зарплаты приятно, но экономическое наследство Венесуэлы промотано. "Социализм XXI века" Чавеса работает только за счет высоких цен на нефть. Но даже при нынешней дорогой нефти экономика постепенно расшатывается. Инфляция подбирается к 30% в год, национальная валюта, боливар, падает. Запуганный экспроприациями бизнес уходит в неформальный сектор, который, даже по официальным данным, дает работу 40,9% занятых. Когда произойдет обвал, предсказать нетрудно: как только сократится экспортная выручка от нефти.

Экономическая модель Чавеса в долгосрочной перспективе нежизнеспособна, ее демонтаж неизбежен. Другое дело, что Мадуро, скорее всего, дождется экономического коллапса, а Каприлес мог бы действовать превентивно.

"Социализм XXI века"


Главная черта социализма с венесуэльским лицом — всепроникающая система субсидий. Бензин фактически бесплатный, цены на электричество и услуги ЖКХ занижены и очень сильно дотируются.

Тем самым чавесовский "социализм XXI века" грабит самих же малоимущих. У богатых больше машин, чем у бедных, бесплатного бензина они потребляют больше. Дома у них тоже больше, потребление электроэнергии выше. По оценке МВФ, Венесуэла тратит в год на бензиновые субсидии 5,58% ВВП, еще 1,02% — на электричество и 0,59% — на природный газ (для сравнения, Россия выделяет на соответствующие субсидии по 0%, 0,99% и 1,09% ВВП). Эти показатели близки к рекордным, больше только у некоторых арабских стран. Траты на субсидии вытесняют более целесообразные и, кстати, более социально справедливые госрасходы (например, на образование или инфраструктуру). И наконец, из-за субсидий страна потребляет слишком много энергии. Зачем экономить, если топливо почти бесплатно?

Но и это еще не все. Чавизм — благодатная почва для коррупции. Субсидии и регулирование — это распределение, очереди, неравенство и огромные возможности для чиновников. В Венесуэле литр бензина стоит $0,02, а в соседней Колумбии, с которой у Венесуэлы большая и "полупрозрачная" граница,— $1. А теперь представьте, что вы армейский генерал, ответственный за охрану участка границы. По данным Crisis Group, Венесуэла теряет на контрабанде бензина не менее $0,5 млрд в год.

Если б только на бензине. Цены на цемент и на все базовые продукты — рис, молоко, сахар, яйца и т. п.— тоже искусственно занижены. И, разумеется, все это переправляется контрабандой в страны с рыночными ценами. Например, колумбийская ассоциация производителей риса Fedearroz в 2010 году жаловалась на падение цен на рис в стране на 35%. Причина — контрабанда не менее 100 тыс. тонн риса из Венесуэлы в год. Кстати, в Венесуэлу этот рис тоже завозится — искусственно заниженные цены делают практически любое производство нерентабельным. Пока нефть дорога, все закупается за рубежом. Каналы импорта и распределения товаров управляются государством, и здесь тоже есть большие возможности для чавистов. Из розничной сети субсидируемых товаров Mercal продукты перетекают в лавки уличных торговцев — бухонерос, ну а в Mercal — очереди, отсутствие товаров, дефицит и прочие советские прелести.

Боливар не выдержит двоих


Демонтаж чавизма — задача столь же трудная, сколь неизбежная. Но даже лидер оппозиции Каприлес с большой осторожностью касается этой темы. Каприлес, 40-летний губернатор штата Миранда, стал надеждой венесуэльцев на перемены еще в 2012 году, когда он боролся за пост президента с покойным Чавесом и официально набрал 44,3% голосов. В штате Миранда он многие социальные программы оставил в силе, но рационализировал. В случае победы Каприлес обещает использовать опыт экс-президента Бразилии Лулы да Силвы, успешно сочетавшего социально ориентированную политику с прагматизмом и рыночными реформами.

Преемник Чавеса Мадуро выставляет Каприлеса буржуем-эксплуататором. Сам Мадуро, 50-летний экс-министр иностранных дел Венесуэлы и экс-вице-президент Венесуэлы, гордится рабочим прошлым: когда-то он был водителем автобуса. Но родился он в семье профсоюзного лидера, и сам пошел по политико-профсоюзной стезе. Мадуро — давний соратник Чавеса, был одним из основателей движения "Пятая республика", социалистической партии, выдвинувшей Чавеса в кандидаты на пост президента в 1998 году. Но даже Мадуро, несмотря на верность идеям команданте, вынужден будет в случае победы пойти на смягчение чавизма. Однако в Каракасе говорят, что Мадуро может снять с поста министра финансов марксиста Хорхе Джордани и назначить прагматичного управленца.

Когда читатели получат этот номер "Денег", результаты выборов в Венесуэле будут уже известны. Но вряд ли проигравшая сторона спокойно воспримет поражение — слишком сильна политическая поляризация. В Венесуэле все помнят беспорядки "Каракасо" после президентских выборов 1989 года. Тогда свой второй президентский срок выиграл Карлос Андрес Перес. Первый срок выпал на нефтяной бум — этот период называли Venezuela Saudita, тогда Перес и создал систему субсидий, усовершенствованную Чавесом. Но в конце 1980-х нефть обвалилась, и Перес решил начать новый срок с реформ. Рост цен на бензин на 100% (с почти нулевого уровня) обернулся беспорядками, вмешательством армии и гибелью около 300 человек (по неофициальным данным, до 2 тыс.). Кстати, именно "Каракасо" стали прологом к бунту в 1992 году и последующему приходу Чавеса к власти. Ситуация может повториться — чавистам есть что терять, а оппозиция не хочет потерять будущее страны.

Комментарии
Профиль пользователя