Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Правительство провело работу над судебными ошибками

Внесены поправки в закон "О статусе судей"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Правительство РФ внесло в Госдуму проект поправок к закону "О статусе судей РФ", уточняющих правила их привлечения к дисциплинарной ответственности. Четких критериев наказания судей, от которых напрямую зависит их независимость, законопроект не установил. Однако он впервые вводит срок давности в этой сфере и ужесточает требования к судьям в отставке.


Новые правила привлечения судей к дисциплинарной ответственности Минюсту поручил разработать Владимир Путин еще в августе 2011 года, оперативно отреагировав на принятое 20 июля 2011 года решение Конституционного суда (КС) по жалобе экс-судьи Анжелики Матюшенко. Хотя КС признал конституционным существующий порядок и всего лишь намекнул, что законодатель "вправе установить более широкий перечень видов дисциплинарных санкций, уточнить состав дисциплинарного проступка и основания для привлечения судей к дисциплинарной ответственности". С позицией КС тогда не согласился член президиума Совета судей судья Михаил Клеандров. Он заявил в особом мнении, что оспоренные нормы следовало признать неконституционными, поскольку их "чрезмерная неопределенность" позволяет "наказывать или не наказывать судью за одно и то же деяние". В итоге договориться о механизмах и мерах воздействия на судей руководители судейского сообщества не могли более года. Острота проблемы связана с тем, что безнаказанность судей ведет к коррупции, а чрезмерное дисциплинарное преследование угрожает их независимости.

По данным "Ъ", над внесенным в Госдуму законопроектом трудилась созданная Минюстом рабочая группа, куда входили представители Верховного и Высшего арбитражного судов, Совета судей, высших квалифколлегии и экзаменационной комиссии судей. Согласно обнародованным изменениям, закон "О статусе судей" по-прежнему регулирует вопросы дисциплинарной ответственности судей всех судов (за исключением Конституционного) за нарушение как самого закона, так и Кодекса судейской этики. Хотя КС еще в 2008 году признал, что этический кодекс является корпоративным актом судейского сообщества и его неисполнение "само по себе не может служить основанием для досрочного прекращения полномочий судьи", а "привлечение судьи к дисциплинарной ответственности за критику судебных постановлений и поведения своих коллег, предпринятую внутри судейского сообщества", вообще недопустимо. Проблему усугубляет и решение пленума Верховного суда, который в 2007 году установил, что дисциплинарным проступком может считаться нарушение не только вышеназванных закона и кодекса, но и "общепринятых норм морали, обязанностей при осуществлении правосудия и правил поведения как в служебной, так и во внеслужебной деятельности". "Столь размытая формулировка позволяет понимать и применять ее чрезмерно широко",— заявлял в особом мнении господин Клеандров. Он предлагал законодателю создать "организационно-правовой механизм производства, связанного с дисциплинарной ответственностью судьи, определить критерии, позволяющие отделить признаки дисциплинарного проступка судьи, которые должны повлечь его соответствующую дисциплинарную ответственность, от тех признаков, за которые он не может быть привлечен к какой-либо ответственности" без приговора суда. Однако поправки лишь уточняют, что таким проступком считается умышленное действие или бездействие, совершенное как "при исполнении служебных обязанностей", так и во "внеслужебной деятельности", которое "повлекло умаление авторитета судебной власти и причинило ущерб репутации судьи".

В перечень дисциплинарных взысканий добавлено лишь размытое понятие "замечания". За ним следуют уже существующие "предупреждение" и крайняя мера воздействия — "досрочное прекращение полномочий", которое теперь будет назначаться лишь "в исключительных случаях" за нарушения, "несовместимые с высоким званием судьи". Более четких критериев, в частности основания для увольнения судьи за принятие неправосудного (но не попадающего под признаки уголовного преступления) решения или волокиту, законопроект не содержит.

По словам входившего в рабочую группу заместителя начальника управления публичного права и процесса Высшего арбитражного суда (ВАС) Виктора Лушникова, предварительная версия поправок включала предложение ВАС считать допустимым прекращение полномочий судьи в связи с "искажением фундаментальных принципов судопроизводства и грубым нарушением прав участников процесса", если принятый им судебный акт был отменен вышестоящей инстанцией или зафиксированная в судебном порядке волокита носила систематический характер. Не нашла отражения в проекте и другая идея главы ВАС Антона Иванова — ввести промежуточную санкцию в виде понижения квалификационного класса судьи (от которого, в частности, зависят денежные надбавки). Как отметил господин Лушников, самым активным противником любых поправок в ходе обсуждения выступал Совет судей.

Тем не менее законопроект все же предусматривает ряд принципиальных новшеств: он впервые вводит нормы о сроке давности для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности (не более полугода со дня выявления проступка и двух лет со дня его совершения) и распространяет установленные запреты и ограничения на судей в отставке. В частности, бывшего судью можно наказать за выявленные после его ухода в отставку нарушения, если срок их давности еще не истек. При этом лишиться статуса "судьи в отставке" (предусматривающего пожизненное денежное содержание и другие льготы) теперь можно будет за те же проступки, которые влекут прекращение полномочий действующего судьи. Решения об этом "принимаются квалифколлегией судей по собственной инициативе по месту прежней работы или постоянного места жительства" судьи в отставке либо по представлению органа судейского сообщества или председателя суда по месту его прежней работы. Все случаи привлечения к дисциплинарной ответственности действующих и отставных судей могут быть обжалованы в суде.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя