Коротко

Новости

Подробно

Фото: Liberation

""Большая Москва" получится, если у нее будет хозяин"

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Экс-министр правительства Франции, посвятивший шесть лет разработке и продвижению проекта "Большой Париж", Морис Леруа будет работать советником вице-мэра Москвы по градостроительной политике на общественных началах. Первое интервью после назначения — "Огоньку"


— Расскажите, что вас связывает с Россией? В прессе вам даже коммунистическое прошлое вспоминали...

— В первый раз в России я побывал в прошлом веке. Мои родители работали на стройке гостиницы "Космос" (ее проектировала совместно команда советских и французских архитекторов.— "О"), которая предназначалась для приема журналистов во время Олимпийских игр 1980 года. Отец работал инженером-строителем, мать — в секретариате. Помню, как я приехал в Москву их навестить, мне и двадцати не было, зимой 1978-1979 года. В ту зиму температура доходила до абсолютного рекорда за всю историю: минус 40 градусов. Помню, как отец ставил на ночь будильник, каждые два часа вставал, шел в гараж и заводил мотор в машине, чтобы аккумулятор не замерз. Это было что-то!

Ну а после я в Москве не был долгие годы. Хотя в прошлом я и вправду был коммунистом, особых связей с СССР никогда не имел: так, встречался с членами советских делегаций на ежегодных праздниках газеты "Юманите" под Парижем. В общем, вернулся я в Москву всего лишь два года назад.

С московским мэром Сергеем Собяниным я встретился примерно тогда же: в 2011 году в Париже принимал его в качестве министра города (специальный пост в правительстве Франции при президенте Саркози.— "О"). Он был очень заинтересован проектом "Большой Париж", и я организовал программу, в рамках которой он смог посетить деловой квартал "Дефанс", встретиться с сотрудниками Государственного учреждения по благоустройству района (EPADESA). Побывал он и на плато Сакле, которое в рамках проекта "Большой Париж" должно стать крупнейшим в Европе научно-исследовательским центром.

Наконец, в прошлом году в Канне на международной выставке недвижимости я познакомился с заместителем мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Маратом Хуснуллиным. С ним подробно говорили о проектах "Большой Париж" и "Большая Москва".

Потом Сергей Собянин пригласил меня вместе с руководителями по градостроительству Берлина и Мадрида, а также бывшим советником по транспорту американского президента Джимми Картера участвовать в жюри международного конкурса на концепцию "Большой Москвы". Там мы снова встретились с Маратом Хуснуллиным. Думаю, именно тогда ему и Сергею Собянину пришла в голову идея обратиться ко мне с предложением стать советником по проекту "Большая Москва".

— Вы работали в правительстве Никола Саркози на посту министра города. Чем ваш опыт может быть полезен московским властям?

— Давайте начнем с того, что должность министра города — это такая французская особенность. Министр города по большей части занимается проблемными кварталами в городских пригородах, которые испытывают серьезные социально-экономические трудности, где уровень безработицы выше, чем по стране в целом. В моем случае к этому добавились компетенции по проекту "Большой Париж", который, безусловно, детище президента Никола Саркози, и если бы не он, не было бы никакого "Большого Парижа".

Если в двух словах, моя роль заключалась в том, чтобы помочь прийти к соглашению многочисленным участникам проекта. В январе 2011-го удалось достичь консенсуса: мы подписали соглашение между центральными властями и главой региона Иль-де-Франс (он включает Париж и ближайшие пригороды, входящие в семь департаментов.— "О") социалистом Жан-Полем Юшоном, а главы всех восьми департаментов Иль-де-Франс к соглашению присоединились. Именно благодаря этому консенсусу сегодня и продолжается работа над проектом, хотя в 2012-м в стране сменилась власть и президентом стал социалист Франсуа Олланд. Новые власти одобрили проект "Большой Париж" практически в том же виде, в каком его замыслил Саркози.

Полагаю, подобный опыт позволяет мне попробовать дать некоторые советы властям по управлению проектом "Большая Москва". К тому же я обратил внимание, что во взаимоотношениях между городскими и региональными властями в Москве и в Париже много похожего.

— Вы говорите, что новое правительство социалистов продолжает проект Саркози "практически в том же виде". Но недавно премьер-министр Жан-Марк Эро заговорил о "Новом Большом Париже"...

— Знаете, во Франции сменится не одно правительство, прежде чем "Большой Париж" будет полностью реализован. Ведь завершение проекта намечено на 2030 год, а у нас сейчас на дворе 2013-й... Главное — не название. Главное, что новые власти проект продолжают. Это значит, что мы по-прежнему ставим цель сделать из Парижа мировую столицу, функционирующую по принципам устойчивого развития (этим термином определяют развитие, которое не подвергает риску уровень жизни будущих поколений и ставит целью улучшить условия обитания.— "О"). То есть это должен быть город, в котором сочетаются экономическое развитие и устойчивое развитие. У мегаполисов, которые гонятся лишь за экономическим процветанием и не думают об устойчивом развитии, нет будущего.

Второй важный момент — это транспортная составляющая "Большого Парижа". Новая система "автоматического метро" вокруг Парижа протянется на 200 километров. Будут построены 72 новые станции. При этом мы предусмотрели, что особое внимание при строительстве новой системы метро будет уделено восточным пригородам, где расположены самые неблагополучные, самые проблемные кварталы, жители которых отрезаны от окружающего мира из-за отсутствия транспортной системы.

— И вы считаете, что новое метро разом решит проблемы неблагополучных пригородов?

— Приведу только один пример. В департаменте Сена — Сен-Дени на северо-востоке региона Иль-де-Франс находятся два города: Клиши-су-Буа (в 2005-м именно в нем начались массовые беспорядки, перекинувшиеся потом и на другие парижские предместья.— "О") и Монфермей. Оба эти города находятся в 20 минутах езды от аэропорта Руасси — Шарль де Голль. Но чтобы добраться до аэропорта на общественном транспорте, нужно потратить примерно полтора часа. В проекте "Большой Париж" мы предусмотрели строительство новой станции в Клиши-су-Буа и Монфермее. Благодаря этому жители смогут добираться до аэропорта за 20 минут. Дело в том, что в аэропорту Руасси — Шарль де Голль есть вакантные рабочие места. А уровень безработицы в Клиши-су-Буа и Монфермее превышает 50 процентов активного населения.

— Позволит ли ваш опыт работы уберечь московские власти от каких-то ошибок, промахов, которые имели место во французском проекте?

— Именно в этом моя роль и заключается. Я предупреждаю московские власти, что особое внимание надо уделить вопросам управления проектом. Когда мы обсуждаем с представителями московских властей, например, вопрос создания бюро "Большая Москва", которое по аналогии с бюро "Большой Париж" займется выработкой рекомендаций по развитию города в новых границах, я говорю: "Обратите внимание на то, чтобы в бюро были задействованы с самого начала все участники проекта, все те, кого коснется проект "Большая Москва"". Ведь что произошло с "Большим Парижем"? Там были одновременно два конкурирующих проекта, один — разработанный центральной властью, другой — разработанный регионом Иль-де-Франс. Кроме того, еще и мэрия Парижа периодически занимала особую позицию. В конце концов мне удалось привести всех участников к согласию, но, поверьте уж, задача была не из легких.

— Взаимоотношения властей в России — вещь специфическая. Многое решается за кулисами, и гражданам остается только догадываться о причинах того или иного решения. Удастся ли вам, французу, с ходу во всем разобраться?

— Знаете, само то, что московские власти организовали международный конкурс на концепцию "Большой Москвы", говорит об их желании решать все в открытую.

К тому же моя задача не в том, чтобы поучать. Я даю советы исходя из моего опыта и был приятно удивлен, увидев, до какой степени Марат Хуснуллин к ним прислушивается. В проектах такого масштаба, чтобы дело двигалось, нужен хозяин. Мне удалась работа по "Большому Парижу" именно потому, что там был хозяин — Никола Саркози.

— Почему так много столиц хотят видеть себя больше, чем они есть?

— Это вынужденная необходимость. Вы знаете, у всех мегаполисов одни и те же проблемы: урбанисты заранее не смогли предусмотреть масштабы развития крупных городов, вот сегодня нам и приходится решать за них эти вопросы. Первоочередные — это, конечно, транспорт и жилье. И Москве, и Парижу грозит транспортный коллапс. Возьмите Францию, вам это подтвердит даже президент Государственной железнодорожной компании Гийом Пепи: поезда ходят лучше за пределами региона Иль-де-Франс. А на автомобиле в Париже я вообще уже давно перестал передвигаться. Инвесторы тоже десять раз подумают, прежде чем вкладывать в город, где невозможно перемещаться и негде селить сотрудников. Сегодня мы просто обязаны находить средства для этих масштабных проектов, несмотря на кризис. Если этого не сделать, мы обречем будущие поколения на катастрофу.

Беседовала Лиза Алисова


Экономист с "большим" уклоном

Визитная карточка

Морис Леруа (он 1959 года рождения) по образованию экономист, получил диплом эксперта-бухгалтера. Начал свою карьеру как глава администрации мэра города Орли в 1982 году. С 1984 по 1990 год занимал пост генсека фракции коммунистов в Сенате (верхней палате парламента Франции). В 2003-м присоединился к центристам, а на президентских выборах 2007-го был пресс-секретарем кандидата-центриста Франсуа Байру. С 2010 по 2012 год — министр города в правительстве Франсуа Фийона. Во Франции это означает, что в его обязанности входили вопросы городского жилья, политика реконструкции, а также неблагополучные, "сложные", кварталы на периферии крупных городов. Важной частью компетенции Мориса Леруа были вопросы, связанные с проектом "Большой Париж".

В настоящее время Морис Леруа является депутатом Национального собрания (нижняя палата парламента Франции) от департамента Луар-и-Шер (центральная часть Франции) и главой местной исполнительной власти (председателем генерального совета департамента Луар-и-Шер).

Комментарии
Профиль пользователя