Коротко

Новости

Подробно

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ   |  купить фото

Пропавшая грамота

Три вопроса Ольге Голодец

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

В минувший вторник вице-премьер Ольга Голодец на совещании у премьер-министра заявила, что "если ребенку инсулиновая помпа показана по медицинским основаниям, она должна быть ему поставлена за счет государственных средств". Не нужно, дескать, собирать благотворительные деньги на инсулиновые помпы для детей-диабетиков. Тем временем к нам пришло письмо от Татьяны Переверзевой из Санкт-Петербурга. Ее дочери Насте бесплатную помпу не дают. Более того, для помпы, купленной благотворителями, государство не дает расходных материалов, а они недешевы — стоят 8 тыс. руб. в месяц, а семья бедная. Продержав ребенка на помпе год, Татьяна вынуждена от помпы отказаться.


Валерий Панюшкин,


специальный корреспондент Русфонда (Российского фонда помощи), руководитель проекта "Правонападение"


Небольшую подробность упустила вице-премьер. Дело в том, что инсулиновые помпы государство действительно детям оплачивает, но только детям до шести лет. Наша 15-летняя Настя приходит к своему лечащему врачу, просит расходники для помпы, но получает отказ. Насте и ее маме врач объясняет, что благотворители оплатили Насте помпу "Медтроник", а государство закупает помпы "Рош". И расходники оно закупает тоже для помп "Рош", а для помп "Медтроник" не закупает. А поменять Насте благотворительную помпу "Медтроник" на государственную помпу "Рош" нельзя, потому что Насте 15 лет, тогда как государство оплачивает помпы детям только до шести лет. Так говорит врач, и нам пока не удается узнать, на каком основании. Должно же быть распоряжение Минздрава какое-то, документ какой-то с печатью и подписью чиновника, бумага, в которой черным по белому написано: "Детям до шести лет".

И отсюда наш первый вопрос вице-премьеру: на основании какого документа врачи отказывают в инсулиновых помпах детям старше шести лет? Где эта пропавшая грамота?

Это должен быть очень удобный документ. Во-первых, потому что дети до шести лет — это ровно треть всех детей в России. То есть честнее было бы вице-премьеру сказать: "Государство оплачивает треть помп для детей". Во-вторых, сахарный диабет редко диагностируется в таком раннем возрасте, и если диагностируется, то редко доходит до той стадии, когда нужна помпа. Иными словами, оплачивать инсулиновые помпы детям до шести лет — значит не оплачивать их почти никому, оплачивать только в редких, исключительных, особенно тяжелых случаях. Это очень удобно.

Но это совершенно противозаконно. Всеобщая Конвенция о правах ребенка, которую подписала Россия, определяет ребенка как человека младше 18 лет. Лечить пятилетних детей, не лечить 15-летних и при этом заявлять, что все дети обеспечены лечением,— это прямое нарушение международных соглашений, которые подписала Россия, и внутренних наших законов о правах ребенка.

А можно же еще и посмотреть немного в будущее. Хорошо, в 2012 году тендер на поставки помп выиграла компания "Рош". Логично, что и расходники для помп поставляет она же. Но что будет, если на следующий год тендер на поставки помп выиграет компания "Медтроник"? Расходники тоже будет поставлять "Медтроник"? А что будет с детьми, которые получили от государства помпы "Рош"? Эти дети не смогут получить расходники точно так же, как Настя Переверзева сейчас не может получить расходники для "Медтроника"?

Тут нужно понимать, что, продавая помпу, компания-производитель собирается зарабатывать не столько на самой помпе, сколько на расходниках. Цена катетеров и резервуаров, которые диабетик с помпой будет покупать пожизненно, разумеется, значительно превышает цену самой помпы. Здесь благотворитель невольно бывает втянут в конкурентную борьбу между производителями медтехники. Компания, проигравшая государственный тендер, заинтересована в том, чтобы ее помпы покупались на благотворительные деньги, а люди потом всю жизнь покупали расходники или требовали их от государства. Нам даже известно, что некоторые производители пытаются создавать марионеточные благотворительные фонды, которые продвигали бы их продукцию. И тут понятно раздражение вице-премьера — вся государственная закупочная политика спутывается.

И отсюда наш второй вопрос вице-премьеру: почему бы не диверсифицировать поставки? Почему бы не покупать помпы разных производителей, чтобы обезопасить детей от возможного дефицита расходников?

Наконец, главный вопрос вице-премьеру: что делать Насте?

Нет, этой конкретной Насте Переверзевой мы, разумеется, поможем. Мы добьемся от Настиного врача мотивированного отказа и документа, на основании которого отказано. Мы оспорим этот документ в суде. Мы докажем, что Настя — ребенок, потому что по всем законам она ребенок. И мы добьемся для нее бесплатной государственной помпы или бесплатных расходников для той помпы, которая у нее уже есть.

Но, по данным вице-премьера Ольги Голодец, таких Насть, таких детей, нуждающихся в инсулиновых помпах, в России 27 тыс. Мы готовы им всем помогать юридически, доказывать в судах, что они дети и имеют право на инсулиновые помпы. Мы зовем их всех обращаться к нам. Но многие ли нас услышат? Сколько детей не получат ни государственных помп, ни расходников для помп, купленных благотворителями?

Весь сюжет rusfond.ru/kolonka

Комментарии
Профиль пользователя