Коротко

Новости

Подробно

3

Операция "Мебиус"

Михаил Трофименков о русских в фильме Эрика Рошана

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 20

Канадский писатель Моисей (Жан Дюжарден), он же — вор в законе и спецагент ФСБ Любин (а что он весь в наколках, так это у канадских писателей так принято) — расслабленно ласкал на крупном плане ягодицы Элис (Сесиль де Франс), спецагента ЦРУ под прикрытием. Как вдруг, перед его внутренним взором, как живой, возник генерал Черкашин (Владимир Меньшов), его наставник, будущий директор ФСБ, а может статься, и будущий президент: не случайно же его зовут Владимиром.

"Ты сейчас в хорошей форме?" — зловеще осведомился генерал. "А что?" — не понял Моисей. "А то, что операция, о которой идет речь, не допускает ни малейшего промаха".

Элис перебила генерала: "Ммм... Я два раза кончила, а мне еще и попу ласкают. Идешь на рекорд?"

(Для справки. Диалоги — здесь и далее — приводятся по оригинальным монтажным листам.)

Никогда еще Моисей не был так близок к провалу.

Благодарная Элис наколет себе такого же, как у него, крылатого коня — вопль колымской моды — во все груди. Моисей догадается, что генерал — никакой не генерал, а глюк, вроде мужика, который, сидя на дереве, грозил кулаком герою Хармса. Был бы генерал настоящий, за кадром — раздольно, спокойно и грозно — плескался бы дважды краснознаменный Академический ансамбль песни и пляски Российской армии имени А.В. Александрова: "Вихри враждебные веют над нами...".

В конкретной оперативной ситуации Моисею полезнее было бы услышать: "Вставай, страна огромная!"

"Это конец",— подумал Штирлиц.

Нет, это только начало как бы триллера Эрика Рошана "Мебиус" (2012). Чисто теоретически триллер источает какой-никакой, но саспенс. Страшно должно быть зрителям за героев и вместе с героями. По замечанию же Cahiers du cinema, это Рошан "сжимал зубы от страха". Но вовремя вспомнил, что в школе его учили снимать диалоги аккуратными "восьмерками", а необходимую информацию можно просто пересказать. Так, не успеет Элис переспать в Монако с Моисеем, как действие перенесется в Лэнгли, где шишка из ЦРУ доложит как бы коллегам, а на самом деле зрителям: "Значит, так. Элис работает на нас, а Моисей работает на них". Ну а тревожная музыка саспенс, если не заменит, то сымитирует.

Музыка музыкой, но убьют ли злодеи Элис в диких монакских горах, как-то не волнует. Какое, вообще, людям дело до нее и прочих ходячих абстракций, на банковском волапюке обсуждающих отмывание виртуальных денег.

Зато, как заговорят о наболевшем, сердце переполнит гордость: в кои-то веки с экрана льется чистейшая русская речь.

Ростовский: "Ty zayebal!"

Коржов: "Ona tibia zayebala! Tibia! Ty khotchich yiyo vyebat? Da nazdarovye, yebi yiyo khot' da passinieniya! Nie nada yiyo vpoutyvat' v nachy dila! Ni nada. Ya je nukham tchuyou, chto lievaya tiolka! Lievaya tiolka, Ivan!"

Иван Ростовский (Тим Рот) — олигарх. Мнит себя "делателем королей", а Черкашина — своей марионеткой. Представляет угрозу для безопасности России. Похож на Абрамовича, но внешность обманчива. Когда запахнет жареным, сдернет в Лондон, лицемерно клеймя чекистскую диктатуру. В бессильной злобе травит врагов чем-то столь страшным, что даже имя яда никто произнести не решается.

Коржов (Алексей Горбунов) — его главный силовик.

Подфартило Горбунову: кто из русских актеров может похвастаться, что его zayebal сам Тим Рот.

Там еще есть русские оперативники Инзирилло (Дмитрий Назаров) и Собчак, безнадежно упрашивающий напарницу atsassat' ему. Собчака играет Максим Виторган.

Интересно, агенты "Моссада" смотрели посвященных им "Патриотов" (1994) Рошана с таким же радостным изумлением, с каким русские будут смотреть "Мебиуса"?

Рошан слыл салонным паразитом на социальных темах, а оказался живой загадкой. На кого он работает? Что это такое он снял?

Проще всего сделать вывод, что "Мебиус" — самая засекреченная, самая дорогая, самая безоткатная и самая эффективная спецоперация Кремля по радикальному улучшению образа России в глазах мировой общественности. Простота объяснения не означает его ошибочность. Великий сыщик Дюпен в рассказе Эдгара По "Похищенное письмо" учил, что вещь спрятана надежнее всего, если лежит у всех на виду.

Рошан, безусловно, досконально изучил массовую мифологию советской разведки. Стоит, например, Элис отлучиться из-за ресторанного столика в туалет, как ее встречает там целый синклит кураторов. Помните: "Из унитаза на него смотрели усталые глаза майора Пронина".

Конечно, может возникнуть впечатление, что Рошан просто издевается и над героями, и над зрителем. Так, две шпионки, в каком бы городе мира они ни оказались, встречаются непременно в сауне: заодно, наверное, и моются.

Но опыт подсказывает: если кажется, что режиссер издевается, он работает предельно серьезно. Разве что, если речь идет-таки о спецоперации, Рошан мог в творческом процессе, как свойственно парижанам, забыть, на кого работает. Ведь и его герои, кажется, не всегда помнят об этом.

Конспирологам следовало бы обратить внимание вот на что. Хор имени Александрова потрясающе выступал вместе с финской группой "Ленинградские ковбои". "Ковбои", в свою очередь, играли в фильме Аки Каурисмяки "Ленинградские ковбои встречают Моисея". Герой Рошана — тоже Моисей, хор Александрова в фильме тоже звучит. Что бы это значило, а?

В прокате с 21 марта

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя