Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

во весь экран назад  Сергей Доренко: "Я могу подождать, а Примаков — нет"
       Программа "'Время' c Сергеем Доренко" не выходит в эфир вторую неделю. Официальная версия канала: грипп. Однако, как удалось выяснить специальному корреспонденту Ъ Наталии Геворкян, слухи о болезни Доренко сильно преувеличены.

— Вы больны?
       — Похоже, во всяком случае, я где-то об этом читал. Мне об этом не говорили. Меня не предупреждали, что я должен заболеть.
       — Так в чем же дело?
       — Мне кажется, дело в том, что канал сильно зависит от государства и всегда зависел. А в государстве сейчас происходит борьба за власть, этакое перетекание власти из Кремля в Белый дом. Это влияет на канал и создает фон давления, которому нам трудно противостоять.
       — Какие формы принимает это давление?
       — Насколько мне известно, это прямые звонки и прямые требования. Но звонят не мне, к счастью. У меня настолько скверная репутация, что мне не звонят.
       — Шабдурасулову?
       — Ну, я не могу это комментировать. Звонят не мне.
       — А в какой форме вам сообщают о решении приостановить ваш выход в эфир?
       — Это решение принимается совместно...
       — То есть с вашим участием?
       — Да. Но поскольку это не только мое решение, то мне не хотелось бы его комментировать и приписывать руководству ОРТ свои оценки.
       — А вы вот так легко соглашаетесь с мнением руководства?
       — Я согласен с такой позицией — в России ни одной минуты не было ни свободы личности, ни свободы бизнеса от государства. И исходя из этой позиции, я уже соглашаюсь или нет со всем остальным. У меня большая бригада, и я, как уже когда-то вам говорил, не могу сегодня позволить себе купить телеканал для своей бригады.
       — Бригада простаивает вместе с вами или работает на программу "Время"?
       — Мы сейчас делаем спецрепортажи, что-то выдаем в эфир, что-то, что терпит, придерживаем.
       — А в подготовке субботних выпусков вы принимаете участие?
       — Нет.
       — И сколько так будет продолжаться?
       — Не знаю. Может быть, такая яростная атака прекратится и нам станет чуть легче.
       — В последней программе вы допустили фактическую ошибку. Я имею в виду сведения о семье премьера.
       — Это вообще мелочи. По сути я говорил — и счастлив, что был первым,— что за пять месяцев Примаков действительно системно не занимался экономикой. А занимался контролем над СМИ и силовыми ведомствами.
       — И все же об ошибке...
       — Я сообщил, что в январском номере журнала "Airline Business" есть публикация о том, что семья премьера связана с авиабизнесом. Я не только сослался, но и показал журнал и конкретные строчки. Это сообщение нельзя опровергнуть — журнал действительно публикует это. Как нельзя опровергнуть и то, что мы ничего не знаем о семье премьера. На фоне Раисы Максимовны и того впечатления, которое она создавала у людей, это, возможно, хорошо. Но это один из признаков руководителя эпохи Политбюро. Вот это мне кажется странным.
       — Во время вашего "гриппа" появилась распечатка телефонного разговора Доренко с Березовским. Совпадение?
       — Это вполне системное совпадение. Я не читаю газету, в которой это было опубликовано, потому что эта газета посвящает полполосы объявлениям проституток. Также ее использует КГБ для сброса собственной информации.
       — Когда вы снова появитесь на экране?
       — Когда истерика прекратится.
       — Вы готовите программу к ближайшей субботе?
       — Нет. Я думаю, к следующей субботе у меня обнаружится какое-нибудь подобающее, приличное заболевание. Например, аллергия на некоторые разновидности животных. Этим, кстати, можно страдать всю жизнь.
       — А если пауза затянется на год?
       — Меня это не интересует. Я знаю, что будет в конце. Обычно в конце всякой войны государство побеждает негосударственную силу. Но совсем в конце побеждают приоритеты свободы личности, свободы информации, свободы бизнеса, частной собственности и т. д. А государство, которое с этим борется, погибает. В нашем споре с Евгением Максимовичем, у меня есть серьезное преимущество. Я могу подождать, а он нет. И я подожду.

Комментарии
Профиль пользователя