Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

во весь экран назад  Прямая речь
       Пожар в ГУВД Самарской области унес жизни десятков людей. Это одна из самых крупных трагедий последнего времени. Общенациональная трагедия. По крайней мере, так думают большинство россиян. И в этом они расходятся с властями, реакция которых на самарскую трагедию показалась нам несколько странной. Мы еще раз убедились в том, что жизнь человека для государства и власти имеет не самую большую ценность. Даже если этот человек, десятки людей погибли при исполнении служебных обязанностей.
Почему в стране не объявили траур?
       
Александр Михайлов, генерал-майор, начальник управления информации и общественных связей МВД РФ:
       — Наверное, только потому, что пока нашли еще не всех погибших. И я думаю, как только будут обнаружены все тела, обязательно будет объявлен общенациональный траур. Для всего состава МВД суббота была днем траура. Мы все скорбим. И для нас главное, что общечеловеческая скорбь, которую мы увидели в Самаре, была искренней. Если только в районе Дворца спорта было около 70 тысяч людей, а на протяжении всей процессии до кладбища стояли на обочине люди — это и есть общенациональный траур. Ну а то, что не было первых лиц страны, что говорить. Наверное, у них были свои причины.
       
Леонид Иванченко, председатель комитета Госдумы по делам федерации и региональной политике:
       — Мне самому не дает покоя этот вопрос. И по меньшему количеству погибших объявляют траур, а катастрофа в Самаре вроде бы и побоку, так что ли? Тугодумие, расхлябанность и неуважение к людям — вот что это такое. Пора бы властям понять, что стихия никогда не заявляет о себе заранее. Иметь одну пожарную лестницу на здании — это преступление. Я хорошо знаю городское хозяйство и уверен, что пожар можно было локализовать за пять-десять минут. А почему мы никого не видели в Самаре из правительства? Евгений Максимович или кто-то из замов должны были быть там. Николай Рыжков в свое время бросил все и сразу вылетел в Армению. И Степашину надо было сразу лететь, а не только на похороны.
       
Александр Политковский, ведущий программы "Территория ТВ-6":
       — К сожалению, сейчас столица живет своей жизнью, а регионы своей. Наверное, поэтому Москва посчитала эту трагедию региональной. Хотя всем понятно, что это трагедия общенациональная. Ведь все СМИ на первые полосы ставили материалы о Самаре, а телевизионщики говорили об этой трагедии в начале всех новостных передач. Поэтому СМИ сделали все, чтобы эти похороны стали общенациональным трауром, а государство — увы! — сделало все как всегда.
       
Валерий Гончар, председатель совета Объединенного промышленного банка:
       — Увы, но меня это не удивляет. Мы начинаем привыкать к трагедиям, и это страшно. Пожар в Самаре породил безответственность, и ею же объясняется отношение к нему. Для чего министр МВД ездил туда — чтобы соболезнования выразить? Чтобы провести расследование, как будто местные власти этого сделать не могут! Атмосфера везде очень криминализированная, и такие ситуации происходят каждый день, пусть и не в подобных масштабах. А все это из-за отсутствия власти, потери ею ответственности. Когда власти нет, многие исполняют не свои функции. А политики в первую очередь думают о себе.
       
Григорий Горин, писатель:
       — Мы все начинаем привыкать к несчастью и к смерти, они стали уже какой-то нормой жизни. И это будет пострашнее самарского пожара. Я думаю, объявление или отсутствие общенационального траура мало что изменит в нас самих. В самой траурной процессии всегда есть доля фарса. С одной стороны, это плачущие вдовы, а с другой — разговоры о делах.
       
Александр Войтенков, председатель правления Монтажспецбанка:
       — Траур надо было объявить. Произошла настоящая трагедия. Конечно, президенту сейчас трудно было бы туда попасть, но руководителям Федерального собрания, правительства это нужно было сделать. И обязательно надо разобраться с причинами. Там же было что-то ужасное — не хватало пожарных лестниц, чтобы снимать людей с верхних этажей, брезентов — чтобы люди могли прыгать вниз из огня. Ведь можно было если не предотвратить трагедию, то сократить число жертв. Любому нормальному человеку ясно, что такие несчастья случаются там, где власти нет.
       
Михаил Ульянов, народный артист СССР, художественный руководитель Театра им. Евг. Вахтангова:
       — Непонятно, почему. В Америке это сразу бы стало всенародной трагедией. Я не хочу судить лидеров нашего государства, но считаю, что им надо было поехать в Самару и разделить скорбь со своим народом. Но дело не в вождях, а в душах, которые уже мало что трогает.
       
Виктор Гусев, начальник отдела главного управления государственной противопожарной службы МВД РФ:
       — Этот вопрос нужно задавать правительству, президенту и администрации Самарской области. Для нас этот день, как и для всего МВД, стал общенациональным трауром. А попытки свалить на пожарных всю вину за эту трагедию только из-за незнания наших проблем, уровня оснащения, особенностей укрепления подобных зданий... С таким же успехом можно обвинять милицию в том, что не все преступления раскрыты, а правительство обвинять за кризис.
       
Сергей Арцибашев, художественный руководитель Театра на Покровке:
       — А как государство относится к живым людям? Что уж говорить о погибших. К сожалению, наша жизнь довела нас до того, что все болевые точки у нас притупились, мы чувствуем только свою собственную боль. А у нашего правительства, видимо, все этические нормы потеряны. Да, этот день — день общенационального траура, и на похоронах просто обязаны были присутствовать первые лица правительства, администрации президента, Госдумы, Совета федерации. По крайней мере, их присутствие подчеркнуло бы всю масштабность трагедии.
       
Махмуд Эсамбаев, народный артист СССР:
       — То, что случилось в Самаре,— настоящий кошмар. Я знал массу людей из Самары, и это мое горе тоже. Это горе всей страны. Мне до сих пор чудится, что я сейчас нахожусь там, на похоронной процессии, и несу гроб. Я уверен, что пожар устроили наверняка из-за денег. И сделали это не люди, а твари с человеческими лицами. А г-ну Ельцину стоит поразмыслить над этой трагедией как следует и спросить себя, почему слетать в Амман на похороны короля у него нашлись силы, а разделить горе своих граждан — нет.

Комментарии
Профиль пользователя