Коротко


Подробно

Денис Юсков: надо не слабые стороны подтягивать, а сильные — развивать

В норвежском Хамаре в пятницу стартует чемпионат мира по конькобежном спорту в классическом многоборье. Россиянин ДЕНИС ЮСКОВ, одержавший неделю назад в Инцеле свою первую в карьере личную победу на этапе Кубка мира на дистанции 1500 м (1.46,7), идет третьим в общем зачете в этой дисциплине, однако фаворитом предстоящего чемпионата не является. В интервью корреспонденту “Ъ” ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ 23-летний москвич заявил, что выступление в Норвегии, особенно на коронной для него «полторашке», станет проверкой перед главным для него соревнованием сезона — чемпионатом мира на отдельных дистанциях в Сочи. И вот там он пообещал бороться за медаль.


— В начале сезона вы грозились обыграть нашего многолетнего лидера Ивана Скобрева не только на российских, но и на международных соревнованиях. Удовлетворены достигнутым?

— Действительно, было пару раз, когда я в начале сезона Ивана и в России обогнал. Но уже на первом кубковом этапе в Херенвене уступил ему на дистанции 1500 м всего 0,09 сек., а на втором и третьем — объехал. Вот и в Берлине Иван был только шестым и уступил мне на 1500 м довольно много — 0,3 сек.

— Теперь ваша цель — начать объезжать голландцев? Ведь не все сильнейшие конькобежцы этой страны стартовали в Инцеле.

— А на третьем этапе в Астане хотя бы один голландец впереди меня был? Нет. Потому что там 1500 м мы бежали первой дистанцией и были свежими. Дело в том, что голландцы едва ли не на все дистанции выставляют разный состав: на 5000 м у них стартуют одни, а на 1500 м — другие. У нас же все бегут все: и «полторашку», и «пятерку»? и командную гонку.

— Ну, это данность, с которой необходимо смириться. Как же в этой ситуации с ними бороться?

— Я никогда не считал победу над голландцами чем-то недостижимым. Поэтому и решил сделать упор на узкую специализацию. А конкретно на 1500 м и командную гонку. Потому что, например, «пятерку» и командную гонку в принципе бегать сложнее. «Полторашка» в сочетании с командной гонкой мне ближе, во-первых, по духу, а во-вторых, по скорости и мощности прохождения этих двух дистанций.

— Но ведь и Иван Скобрев тоже специализируется именно на них. И если командную гонку вы с ним бежите вместе, то на 1500 м борьба за лидерство между вами развернулась нешуточная?

— Получается, так.

— За что вы получили трехлетнюю дисквалификацию?

— Об этом даже вспоминать не хочу. Но не за допинг. Просто не понравился одному человеку, который, скажем так, из-за личной неприязни правдами и неправдами хотел меня отлучить от спорта даже не на два года, а на четыре. Но спасибо другому, доброму человеку — помог мне в правах восстановиться. Правда, по истечении трех лет… Сейчас я даже рад, что все так в моей жизни случилось, иначе бы не встретил Аллу, жену. Ведь когда меня лишили возможности тренироваться с командой, я в Крылатском катался с ветеранами. Но «ветераны» — это условное понятие, потому что в специально отведенные часы в группе занимались конькобежцы от 20 лет до 80. Там мы и встретились. Алла тоже когда-то серьезно занималась коньками.

— Человек, который помог вам вернуться в спорт, просто хотел спасти вашу репутацию или видел в вас потенциально очень сильного конькобежца?

— Думаю, что моя ситуация была для него своеобразным профессиональным вызовом в плане юриспруденции. И к тому же он друг нашей семьи.

— А чем в годы простоя вы себя мотивировали?

— Неприятность со мной случилась, когда я последний год бегал по юниорам и имел мировые достижения. Так вот некоторые из моих рекордов до сих пор еще не побиты. А еще в юниорском возрасте я регулярно обыгрывал Яна Блокхайзена. Того самого, который нынче второй номер сборной Голландии после знаменитого олимпийского чемпиона Свена Крамера. И даже Скобрев редко с ним справлялся. У меня полно фотографий, когда Ян всегда на втором-третьем месте со мной рядом на пьедестале стоит. Поэтому, конечно, мотивация у меня была мощная. Она, собственно, и сейчас мною движет. Просто я потерял время, а он — нет. Впрочем, на самом деле все у меня идет по плану. Когда два года назад неприятности остались позади, я рассчитывал, что отберусь на международные старты. И отобрался. В этом году я уже планировал в сборной закрепиться и периодически Ивана обыгрывать. И это произошло.

— Про цель олимпийского сезона спрашивать, полагаю, наивно...

— Естественно, цель максимальная — олимпийские медали.

— Почему в качестве приоритетной вы избрали дистанцию 1500 м?

— Сначала планировал специализироваться на 5000 м, потому что в юниорах у меня хорошо получалось бегать 3000 м и 5000 м — прообразы мужских 5000 м и 10 000 м. Сейчас «пятерка» у меня от «полторашки» отстает. А с «десяткой» вообще сложно.

— Потому что против лома голландских марафонцев нет приема?

— Даже не столько из-за марафонцев, сколько из-за собственных ощущений. Ну не нравится мне она. Тем не менее я знаю, что «десятка» нужна, и поэтому над ней все-таки работаю.

— Значит, по сути, вы не многоборец?

— Я готовлюсь в команде многоборцев. Но для достижения цели, принимая во внимание опыт голландцев, необходима более узкая специализация — одна-две дистанции, а не все четыре. Надо не слабые стороны подтягивать, а сильные — развивать. В моем случае — научиться поддерживать мощность и высокую скорость на всей кругах дистанции. Собственно, из-за того, что я могу долго терпеть, не сбавляя мощности, «полторашка» и получается. Если в прошлом сезоне я разбегался намного медленнее и все равно терпел, то в этом году мы подтянули разгон и первый круг. Второй и третий круги такими быстрыми пока не выходят. Но сейчас я как раз и стремлюсь к тому, чтобы все три круга бежать примерно одинаково. Получится — тогда это будет выигрышный вариант. Я молодой, хочу себя в жизни реализовать, считаю, что олимпийских чемпионов на планете очень мало, и попасть в число избранных — моя мечта.

— Кто главный для вас раздражитель — Скобрев или Блокхайзен?

— Как личности меня никто в профессиональном смысле не раздражает. Главный раздражитель — время на дистанции.

— С кем вы готовились в период простоя?

— С первым тренером Юрием Петровым. Я москвич, начинал на стадионе «Молния» на Дмитровском шоссе. На «Динамо» катался, на «Водном стадионе», в том числе на роликах.

— С чего это вас в коньки в детстве потянуло? Ведь они в Москве были тогда непопулярные и неперспективные.

— Да не думал я тогда ни о какой перспективе. Меня толкнула в коньки мама, за что спасибо ей большое. Сама она, кстати, мастер спорта по волейболу. На самом деле я хотел футболистом стать. Увидел, как ребята в футбол недалеко от дома играют, записался. Оказалось, секция конькобежная, а мальчишки с мячиком просто разминаются. Два лета мы без коньков ездили в лагерь, я активный был, и от физических нагрузок была одна только радость. А потом выдали коньки. Первый раз мы прокатились в хоккейной коробке. Мне не понравилось. Но я любовался старшими, как они по льду катят. Да и тренер маме все уши прожужжал: парень, дескать, у вас одаренный. Может, и вправду что-то видел. Так или иначе, но я ему реально поверил. Хотя лично я определять одаренность в других не умею. Может, потому, что роль тренера сейчас на себя вообще никак не примеряю? Могу только чувствовать себя. Вот эти тонкие ощущения.

— Какой вы?

— Жена говорит, надежный, добрый, с чувством юмора и поэтому со мной легко. Еще отец хороший. Сын у нас — Адриан.

— Какой результат станет для вас рубежной меткой и вы поймете, что олимпийская медаль не пустая мечта?

— В прошлом сезоне, к которому я готовился один с личным тренером Петровым, в октябре на первом после простоя чемпионате России дистанцию 1500  м я пробежал за 1 мин. 50 сек. и на Кубок мира не отобрался. А выиграл «десятку», и на Кубок все-таки поехал. Так вот в конце кубкового сезона после тренировок с Константином Полтавцом результат на «полторашке» улучшил на 4 сек., а на «пятерке» и «десятке» — соответственно на 11 и 30 сек. Вот и судите. За пять-то месяцев. Голландцы — такие же люди, как мы. И тренер наш Константин Полтавец десять лет работал в Голландии с сильнейшими конькобежцами мира. Считаю, специалист он классный. Да и мой первый наставник тоже сейчас работает в сборной. Но если Юрий Анатольевич все секреты подготовки постигал интуитивно, что Костя, наоборот, подходит к процессу исключительно с научной точки зрения. Может подсказать, где поднять плечо, завести ногу, как стопу подкрутить. Как ни странно, Полтавец с Петровым похожи, поэтому тандем их замечательный.

— А в команде практикуется индивидуальный подход или методика единая для всех?

— В этом году у нас собралась большая команда, поэтому нас разделили по скоростным показателям и каждый делал такие упражнения, какие позволял организм.

— А какова динамика ваших результатов по сравнению с прошлым мартом?

— Никогда за всю свою карьеру я с таких быстрых секунд сезон не начинал. В прошлом марте мы с тренерами решили новый сезон начать с тех секунд, которые я показал в конце прошлого. И это у нас получилось.

— И сейчас динамика пошла, как в прошлом году?

— В ноябре—декабре прошли три кубковых этапа, и за полтора месяца я очень прилично грузился, набрал отличную базу и практически не отдыхал. На чемпионате Европы в начале января роста результатов не произошло. Он начался позже, после восстановительного сбора на Кипре. А планка такова: 500 м — 36,5 сек., 1500 м — 1 мин. 46 сек. с маленьким хвостиком, 5000 м — из 6 мин. 20 сек., 10 000 м — из 13 мин. 20 сек. И если удастся ее преодолеть, то я пойму, что все идет по олимпийскому плану.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение