Коротко

Новости

Подробно

«Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»

от

В подборке "Ъ-Online" — письма, мнения и рассказы современников поэта Александра Сергеевича Пушкина, которые свидетельствуют, что он — это не только «Руслан и Людмила» или «Евгений Онегин», но и насыщенная жизнь, в которой нашлось место для друзей, женщин, щегольства и азарта.



Пушкин-арапчонок


"Он был собою дурен, ростом мал, но женщинам почему-то нравился"

Как-то в детстве к родителям Пушкина пришел друг семьи – поэт Иван Дмитриев. Увидев маленького Пушкина, он произнес «Какой арабчик!» «Арабчик, да не рябчик», — дерзко ответил ему малыш (лицо Дмитриева было испещрено следами от оспы). Литературовед Наталья Михайлова, «Министр, поэт и друг».

Автор: Юрий Реука/Коммерсантъ

Автор: Юрий Реука/Коммерсантъ

"Он был собою дурен, ростом мал, но женщинам почему-то нравился". Лев Пушкин, брат поэта.

"Пушкин был шатен с сильно вьющимися волосами, голубыми глазами и необыкновенной привлекательности". Вера Александровна Нащокина, в которую Пушкин был влюблен.

Современники Пушкина признавали, что когда его кто-то интересовал, поэт становился "очень заманчив". Когда же Пушкину было неинтересно, "разговор его был вял, скучен и просто несносен".


Пушкин-лицеист


"Я достал бутылку рому, добыли яиц, натолкли сахару, и началась работа у кипящего самовара"

"В нем была смесь излишней смелости с застенчивостью, и то и другое невпопад, что тем самым ему вредило. Бывало, вместе промахнемся, сам вывернешься, а он никак не сумеет этого уладить. Главное, ему недоставало того, что называется тактом". Литературовед Александр Разумихин.

“Мы, то есть я, Малиновский и Пушкин, затеяли выпить гогель-могелю. Я достал бутылку рому, добыли яиц, натолкли сахару, и началась работа у кипящего самовара. Разумеется, кроме нас были и другие участники в этой вечерней пирушке, но они остались за кулисами по делу, а в сущности один из них, а именно Тырков, в котором чересчур подействовал ром, был причиной, по которой дежурный гувернер заметил какое-то необыкновенное оживление, шумливость, беготню. Сказал инспектору. Тот, после ужина, всмотрелся в молодую свою команду и увидел что-то взвинченное. Тут же начались спросы, розыски. Мы трое явились и объявили, что это наше дело и что мы одни виноваты". Из воспоминаний Ивана Пущина, друга Пушкина по лицею.

"Как-то в темном коридоре, заслышав в вечерней темноте приближающийся шорох платья, Пушкин по ошибке, думая, что это Наташа, премиленькая горничная одной из фрейлин императрицы Елизаветы Алексеевны, и пытаясь ее поцеловать, прижал к стене княжну Волконскую, сердитую старую деву. На другой день сам император сделал выговор директору Лицея, заметив с сожалением: “Твои воспитанники не только снимают через забор мои наливные яблоки, бьют сторожей садовника, но теперь уже не дают проходу фрейлинам жены моей"". Литературовед Александр Разумихин.


Пушкинская скука


«Пушкин наставил на Орлова два пистолета — "Убью!"»

"В каждой кофейне стоял бильярд, лекарство от скуки. Однажды пришел в одну, мешал игрокам, насмехался над ними. Полковник Орлов выкинул его в окно, Пушкин оббежал вокруг бильярдной, влетел с другой стороны, и запустил в Орлова шаром. Попал в плечо. Орлов замахнулся кием. Пушкин наставил на Орлова два пистолета — "Убью!". Орлов отступил. Отзыв Александра Сергеевича: «Хорошая бильярдная»".

Пушкин-ловелас


"Какая борьба благородства, любви и распутства"

"Пушкин очень болен. Простудился, дожидаясь у дверей очередную ***, которая не пускала его в дождь к себе, чтобы не заразить своей болезнью. Какая борьба благородства, любви и распутства». "Венера пригвоздила Пушкина к постели и к поэме". Из писем А.И. Тургенева кн. П.А. Вяземскому.

Автор: Юрий Реука/Коммерсантъ

Автор: Юрий Реука/Коммерсантъ

"Я — женат. — Женат — или почти. Все, что бы ты мог сказать мне в пользу холостой жизни противу женитьбы, все уже мною передумано. Я хладнокровно взвесил выгоды и невыгоды состояния мною избираемого. Молодость моя прошла шумно и бесплодно. До сих пор я жил иначе, как обыкновенно живут. Счастья мне не было (счастье —только на избитых дорогах). Мне за 30 лет. В тридцать лет люди обыкновенно женятся — я поступаю, как люди, и вероятно не буду в том раскаиваться. К тому же я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей. Горести не удивят меня: они входили в мои домашние расчеты. Всякая радость будет мне неожиданностью. У меня сегодня сплин — прерываю письмо мое, чтоб тебе не передать моей тоски: тебе и своей довольно. Пиши мне на Арбат, в дом Хитровой". Пушкин — Н.И.Кривцову.

"Пушкин не любил стоять рядом со своею женою и шутя говаривал, что ему подле нее быть унизительно: так мал был он в сравнении с нею ростом". П.И.Бартенев со слов кн. В.Ф.Вяземской.


Пушкин-дуэлянт


"Попала в пуговицу, которою панталоны держались на подтяжке против ложки"

"Снег был по колена; по выборе места надобно было вытоптать в снегу площадку, чтобы и тот и другой удобно могли и стоять друг против друга, и сходиться. Оба секунданта и Геккерен занялись этой работою; Пушкин сел на сугроб и смотрел на роковое приготовление с большим равнодушием. Наконец, вытоптана была тропинка в аршин шириною и в двадцать шагов длиною; плащами означили барьеры". В. А. Жуковский — С. Л. Мугакину.

"Геккерн упал, но его сбила с ног только сильная контузия; пуля пробила мясистые части правой руки, коею он закрыл себе грудь и будучи тем ослаблена, попала в пуговицу, которою панталоны держались на подтяжке против ложки: эта пуговица спасла Геккерна. Пушкин, увидя его падающего, бросил вверх пистолет и закричал:
— Браво!
Между тем кровь лила из раны". В.Л. Жуковский — С.Л. Пушкину.

Автор: Юрий Реука/Коммерсантъ

Автор: Юрий Реука/Коммерсантъ

"Господин Пушкин упал на шинель, служившую барьером, и остался неподвижным, лицом к земле". Виконт д'Аршиак — кн. П.Л. Вяземскому.

"Прощаясь, доктор Арендт объявил Пушкину, что, по обязанности своей, он должен доложить обо всем случившемся государю. Пушкин ничего не возразил против этого, но поручил только Арендту просить от его имени государя не преследовать его секунданта. Уезжая, Арендт сказал провожавшему его в переднюю Данзасу: — Штука скверная, он умрет". А.Аммосов со слов Данзаса.

"Когда друзья и несчастная жена устремились к бездыханному телу, их поразило величавое и торжественное выражение лица его. На устах сияла улыбка, как будто отблеск несказанного спокойствия, на челе отражалось тихое блаженство осуществившейся святой надежды". Княжна Ек. Н.Мещерская-Карамзина. 10 февраля 1837 года.

Комментарии
Профиль пользователя