Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Дмитрий Бутрин,


заведующий отделом экономической политики


"Очевидно, что возврат к докризисной модели развития, докризисной модели роста невозможен... Но, к сожалению, и я хочу обратить на это ваше внимание, мы... постоянно туда, в прежние критерии, сваливаемся",— сообщил Владимир Путин на представлении ОНДП. То, какого масштаба проблема стоит за этой констатацией, президент продемонстрировал на личном примере. Он сам выдержал две с половиной минуты, после чего уже уверенно произнес: "Вызывает беспокойство рост процентных ставок, причем до уровня существенно выше инфляции, что неизбежно сказывается на кредитовании экономики и граждан" — на этом период трезвого осознания невозвратности докризисной модели можно было считать законченным.

Всякий в России вкладывает, конечно, свой смысл в термин "докризисная модель развития". Но большая часть тех, кто находился в Кремле при презентации ОНДП, так или иначе знает, как именно обеспечивалась модель развития, пик реализации которой пришелся на 2006-2007 годы. Де-факто переход от отрицательных или, по крайней мере близких к нулевым, реальных кредитных ставок к положительным произошел, по существу, с кризисом 2008 года, и уже в течение 2009 года стало очевидно, что антикризисные меры Белого дома на то время, пока действуют инструменты финансовой поддержки, вернут ситуацию в состояние двух- или трехлетней давности. Так и произошло — и лишь в 2011 году реальная ставка процента ex ante по корпоративным кредитам выросла выше 1%. Для населения реальная ставка по депозитам стала устойчиво положительной, по сути, лишь в 2012 году.

Мир, в котором средняя доходность сбережений и средняя стоимость рефинансирования Центробанком банковской системы выше, чем инфляция, пугает все большие собрания в России. То, что Владимир Путин продержался целых две минуты,— уже достижение. Экономический смысл любой деятельности в таком мире — извлечение реальной прибыли. В нем недостаточно ощутить желание реализации "крупного инфраструктурного объекта", чтобы он появился. Для компаний нужна чистая прибыль, а не объем продаж, являющийся в такой системе функцией расстояния от госструктуры: только в таком мире частный капитал эффективно конкурирует с государственным.

Ничего удивительного в том, что наиболее значимым в презентации ОНДП стало выступление пока еще главы ЦБ Сергея Игнатьева: уходящий в 2013 году со своего поста руководитель Центробанка, под чьим руководством ЦБ вернул экономику к реальным ставкам, заявил о возможности снижения инфляции при действующей бюджетной модели до уровня 4% годовых и ниже. Неудивительно, что все дискуссии последних недель — вокруг правительства, Российского финансового агентства, ЦБ, Минфина, процентных ставок, пенсионной системы, "длинных денег", практически чего угодно — легко сводятся по смыслу к простому вопросу. Есть экономическая модель, в которой крупный бизнес в РФ является крупным бенефициаром инфляционного процесса. Есть возможность к ней вернуться под флагом "обеспечения пятипроцентного роста ВВП". Это привычная модель, даже слишком привычная. Кто должен заменить Сергея Игнатьева, чтобы по рукам, желающим вернуть все обратно, было кому бить?

Комментарии
Профиль пользователя