Коротко

Новости

Подробно

Удар ниже уровня бедности

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 18

Слухи о предстоящей кончине малого бизнеса из-за двукратного повышения страховых взносов сильно преувеличены. Индивидуальные предприниматели эту неприятность переживут. Кроме тех, для кого доход от малого бизнеса был лишь приработком, добавкой к пенсии или заменой пособия по безработице.


НАДЕЖДА ПЕТРОВА


Живой, спящий, мертвый


Никто не любит платить налоги. Со страховыми взносами в Пенсионный фонд России (ПФР) и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФФОМС), хотя они де-юре налогами и не считаются, дела обстоят еще хуже: во-первых, до пенсии еще надо дожить, во-вторых, с трудом верится, что она окажется пристойного размера. Индивидуальным предпринимателям (ИП), которым приходится платить страховые взносы в фиксированном размере, не зависящем от доходов, бывает проще закрыть дело вовсе. Особенно теперь, когда взносы в ПФР удвоились, достигнув 32 479,2 руб., так что суммарный размер платежей в ПФР и ФФОМС за год работы составляет чуть меньше 35 664 руб. Хотя для многих ИП есть теоретическая возможность уменьшить на эту сумму налоговые платежи.

Оценки, скольких ИП не досчитается в итоге Федеральная налоговая служба (ФНС), встречаются разнообразные — от 2% до 40%, но нижняя граница этого интервала давно пройдена. На 1 февраля действующих индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств в РФ, согласно единому государственному реестру (ЕГРИП), осталось 3,9 млн — на 5% меньше, чем на 1 ноября 2012 года, когда их количество достигло максимума за последние несколько лет (4,1 млн), и даже чуть меньше, чем было, к примеру, в начале 2010 года.

"Это похоже на тенденцию, и возможно, в феврале она сохранится",— полагает вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев. Падение численности зарегистрированных ИП наблюдается даже в Москве, где денег вроде бы больше, чем в большинстве регионов. Впрочем, в столичном департаменте науки, промышленной политики и предпринимательства надеются, что пока закрываются в основном "спящие" ИП, а часть реально работающих предпринимателей просто предпочла выбрать другую форму собственности — в целом по малым предприятиям Мосгорстат еще фиксирует рост.

Есть сценарий, когда сохранение тенденции окажется катастрофическим: при новых размерах фиксированных платежей держать статус ИП на всякий случай оказывается слишком дорого, а доля таких "спящих" регистраций в целом по России, похоже, доходит до половины. Выборочные обследования Росстата систематически выявляют, что индивидуальных предпринимателей на 30-40% меньше, чем включено в ЕГРИП, а в 2010 году при проведении сплошного обследования ведомство обнаружило лишь 1,9 млн человек, которые занимались бизнесом в течение года, хотя в едином реестре на 1 января 2010-го числилось 3,98 млн ИП. Таким образом, если все "спящие" ИП вдруг снимутся с учета (правда, в это даже пессимисты не верят), это съест всю предполагаемую выгоду ПФР от повышения взносов. Утешением ему будет восстановленная справедливость.

Никто никому не должен


Страховые взносы ИП, как подчеркивают в Министерстве труда и социальной защиты, не покрывают их пенсионные права. "Среднестатистическая сумма годового платежа в систему обязательного пенсионного страхования от работодателей составляет 92,9 тыс. руб. в год, в то время как самозанятые раньше платили всего 14,3 тыс. в год. Получается, что их пенсионные права — за счет пенсий других граждан. Но страховая система предполагает, что все должны участвовать в формировании пенсионных прав на равных, никто не должен ни за кого платить",— заявил замминистра Андрей Пудов, отметив, что для формирования достойной пенсии даже повышенных страховых взносов ИП недостаточно: они по-прежнему в разы меньше тех, что поступают в среднем за наемного работника.

Новый уровень страховых взносов ИП "примерно соответствует уровню пенсионных отчислений обычного рабочего с зарплатой 10 тыс. руб. в месяц,— указывает гендиректор "2К Аудит — Деловые консультации/Морисон Интернешнл" Тамара Касьянова.— Подавляющее большинство индивидуальных предпринимателей зарабатывают куда больше. В то же время рабочий с зарплатой в 20 тыс. руб. в месяц платит в пенсионный фонд уже около 67 тыс. руб. в год, а зарабатывающий 30 тыс. руб. в месяц отчисляет ежегодно около 100 тыс. руб. При этом пенсии будут получать все — и индивидуальные предприниматели, и наемные рабочие. Таким образом, вклады в пенсионный фонд явно неравномерны. Повышение пенсионных отчислений ИП позволит частично сгладить эти несоответствия".

Поскольку о полном устранении несоответствия речи не идет, у организаций, привыкших экономить на налогах и страховых взносах сотрудников, остается поле для маневра: при чистой зарплате больше 10 тыс. руб. в месяц есть резон оформлять отношения с работником как с ИП. Подобная возможность сохранится — и если, поддавшись давлению, власти отыграют повышение назад (на что надеются некоторые предприниматели), и если власти будут следовать утвержденной в декабре Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы. Документ, напомним, предполагает, что в будущем ИП предоставят выбор: либо фиксированный платеж и пенсионные права "на уровне не ниже прожиточного минимума", либо уплата взносов по обычному тарифу — и "присоединение к системе формирования пенсионных прав наемных работников".

Дважды пенсионеры


Стоит заметить, что для многих предпринимателей бизнес, который они ведут через статус ИП, не главный источник дохода, и к "системе формирования пенсионных прав наемных работников" они давно присоединились по основному месту работы. Однако это не мешает взыскивать с них фиксированные страховые взносы как с самозанятых, и освобождать их от этой второй повинности никто не собирается: Конституционный суд (КС) уже неоднократно отвергал жалобы подобного рода. По его мнению, гражданин, регистрируясь в качестве ИП, самостоятельно решает, "способен ли он нести обременения, вытекающие из правового статуса индивидуального предпринимателя", никто его к этому не принуждает. В общем, тяжело вести бизнес — не ведите, дело хозяйское.

С повышением пенсионных отчислений использование статуса ИП для подработки становится еще менее выгодным делом — достичь привлекательного для ИП уровня доходов, занимаясь подработкой, довольно сложно. "Многие ИП подобного вида будут вынуждены закрыться или, что более вероятно, уйти в тень. Впрочем, в современной российской экономике уход в тень части бизнеса — неизбежная составляющая любого повышения налогов",— замечает Тамара Касьянова. Решения, подходящего для столь низкодоходного бизнеса, она не видит. ИП и без того дана возможность работать с доходностью, неприемлемой для организаций, а создание для них еще одного специального режима налогообложения спровоцирует переход на него более доходных ИП.

Депутат Госдумы Сергей Штогрин считает, что решить проблему низкодоходных ИП можно, если обязать все ИП платить страховые взносы на уровне 6% от дохода, определив при этом нижнюю границу платежей по той же формуле, что использовалась до повышения: произведение одного МРОТ на тариф страховых взносов, увеличенное в 12 раз. Это позволит сохранить свой маленький бизнес и пенсионерам, которые не в силах уделять ему достаточно времени (а страховые взносы все равно приходится платить — как указывает КС, это не нарушает их прав, поскольку позволяет требовать в дальнейшем перерасчета пенсии), и "индивидуалам" в провинции.

По оценке Штогрина, это даст возможность выжить как минимум 100 тыс. ИП, которые не в состоянии выплачивать повышенные страховые взносы. "100 тыс.— это экспертная оценка,— пояснил он "Деньгам".— Проводились встречи с предпринимателями, спрашивали их, сколько они зарабатывают. Трудно точно посчитать". Он говорит, что направлял запрос на эту тему в ФНС, однако там ему сообщили, что на сбор необходимых сведений потребуется два-три месяца.

Вперед, за субсидией


Таким образом, на данный момент ни противники повышения страховых взносов для ИП, ни тем более его сторонники не могут достаточно достоверно оценить, как повлияет повышение на этот сектор экономики, и сколько реально работающих предпринимателей вынуждены будут прекратить свою деятельность. Однозначно можно утверждать лишь то, что в первую очередь это повышение ударило не по создателям потенциально конкурентоспособных и прибыльных бизнесов, а по тем, для кого доходы от бизнеса были добавкой к пенсии или заменой социальных пособий.

"Это женщины с детьми, женщины предпенсионного возраста, студенты и пенсионеры, много тех, кто живет в небольших населенных пунктах",— перечисляет категории пострадавших президент Ассоциации прямых продаж Тамара Шокарева, собравшая целую коллекцию писем от предпринимателей, чьи приработки составляли две, пять, максимум 10 тыс. руб. в месяц. Некоторые из них, столкнувшись с перспективой доплачивать ПФР страховые взносы из собственной пенсии, снялись с учета еще в декабре. И сообщили, что теперь займутся оформлением субсидий. "Вопрос: кто от этого выиграл, ведь в прошлом году они еще платили деньги государству?" — возмущается Тамара Шокарева.

Комментарии
Профиль пользователя