Коротко

Новости

Подробно

Подсудимый отказался от покушения на Владимира Путина

Адам Осмаев заявил, что давал показания под пытками

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

В Приморском районном суде Одессы вчера было оглашено обвинительное заключение по делу о подготовке покушений на президента РФ Владимира Путина и главу Чечни Рамзана Кадырова. Из него следовало, что представший перед судом Адам Осмаев готовил нападения по заданию лидера северокавказских боевиков Доку Умарова. Взорвать господина Путина планировалось с помощью трех автомобилей с бомбами. Из заявления самого Осмаева следует, что признаться в подготовке к покушениям его заставили при помощи пыток. Из-за того что по этим фактам не было проведено расследование, подсудимый отказался выступать на процессе.


Подсудимый отказался выступать из-за пыток


За несколько минут до начала заседания гражданская жена уроженца Чечни Осмаева Амина Окуева раздала журналистам два его заявления. Первое — о том, что он полностью отказывается от всех своих показаний, которые давал в ходе предварительного следствия по данному уголовному делу, второе — о том, что вышеуказанные показания из него выбили пытками.

"О применении ко мне пыток я неоднократно заявлял в процессе расследования данного дела",— сообщалось в документе. Кроме того, Адам Осмаев отметил, что зачитывал данное заявление при рассмотрении судом в августе прошлого года запроса о его экстрадиции в РФ — выдача обвиняемого была приостановлена из-за того, что его защита обратилась с жалобами на действия властей Украины в Европейский суд по правам человека. Не успевшего подготовить аналогичную жалобу сообщника Осмаева гражданина Казахстана Илью Пьянзина отправили в Москву — сейчас он содержится в СИЗО "Лефортово".

В заявлении о пытках Адам Осмаев утверждает, что во время задержания правоохранители избивали его руками, ногами, рукоятками пистолетов и прикладами. Затем, уже в отделении милиции, его пытали, надевая полиэтиленовый пакет на голову, а когда дело было передано в Службу безопасности Украины (СБУ) — ему вводили неизвестные наркотические средства. Все это, по словам Осмаева, сопровождалось угрозами, моральным давлением и требованиями признаться в подготовке покушений на Рамзана Кадырова и Владимира Путина.

Заявления о пытках, как утверждает обвиняемый, он направил президенту и генпрокурору Украины, а поскольку расследование указанных им фактов проведено не было, он в соответствии со ст. 63 конституции Украины "вынужден отказаться давать пояснения в судебном заседании".

Впрочем, в СБУ эти обвинения отрицают. "Все процессуальные действия по данному делу проходили в рамках законодательства",— подчеркнули в управлении СБУ по Одесской области.

Бомбы для президента


С самого начала судебного заседания руководитель отдела поддержки гособвинения прокуратуры Одесской области Анна Зайцева начала зачитывать обвинительное заключение по делу. В процессе госпожа Зайцева изложила все обстоятельства дела, а также зачитала подписанные Осмаевым и Пьянзиным признательные показания и показания ряда свидетелей.

В частности она отметила, что Адам Осмаев среди прочего обвиняется в "создании террористической организации" и "подготовке теракта". В действовавшую в Одессе ячейку "Имарата Кавказ" помимо Адама Осмаева входили Илья Пьянзин и уроженец Чечни Руслан Мадаев. Последний погиб при взрыве бомбы 4 января 2012 года в одной из квартир на Тираспольской улице Одессы, где обвиняемые проводили эксперименты с взрывчатыми веществами с тем, чтобы затем применить данные знания на практике, а именно совершить покушение на Владимира Путина. Около половины всех доказательств против Осмаева и Пьянзина, которые успела зачитать прокурор Зайцева,— это показания самих обвиняемых. В частности, именно на них строится обвинение в их участии в террористической организации Доку Умарова "Имарат Кавказ", с неустановленными членами которой Пьянзин и Мадаев перед заговором встречались в Египте.

Исходя из обвинительного заключения и показаний Осмаева и Пьянзина совершить покушение на господина Путина они собирались с помощью трех автомобилей, начиненных взрывчаткой: двух автомобилей с 50 кг взрывчатого вещества и одного — с 100 кг взрывчатого вещества. Причем погибший Мадаев даже собирался сам взорвать себя в "бомбе на колесах", если покушение не удастся сразу. В деле также фигурируют "не установленные следствием лица", которые финансировали обвиняемых и давали им указания.

Во время оглашения материалов дела Адам Осмаев вертел в руках листок бумаги с текстом, желая выступить с ходатайством об отказе от своих показаний. Но сделать этого так и не смог. Через полтора часа чтения материалов дела у госпожи Зайцевой сел голос. Она попросила суд сделать небольшой перерыв, чтобы отдохнуть, но восстановиться не смогла. Вернувшись через пять минут в зал суда, представитель обвинения попробовала продолжить чтение обвинительного заключения, но голос ее опять подвел. Тогда она выступила с ходатайством о переносе слушаний дела на другой день в связи с тем, что у нее осталось еще столько же материалов в обвинительном заключении, сколько она успела прочитать. Защита не возражала, и суд перенес заседание на 4 февраля.

Обвинение осталось без свидетеля


Буквально за несколько минут до окончания слушаний защита Осмаева одержала незначительную победу. Свидетельница по делу — жена одного из владельцев квартир в доме на Тираспольской улице, где 4 января прошлого года прозвучал взрыв, с которого и началась история одесских террористов,— пришла на заседание и присутствовала на нем во время зачитывания обвинительного заключения, в котором были и ее показания. При этом суд не приглашал ее для участия в заседании, и, таким образом, по украинскому законодательству данный свидетель не может в дальнейшем выступать в таком статусе. Внимание на этот факт обратил Адам Осмаев. Он через решетку сообщил об этом своему адвокату Ольге Черток, которая не знала свидетеля в лицо. А та пожаловалась на данный факт суду. В результате суд удалил свидетеля из зала заседания, а председатель коллегии судей по данному делу Виктор Пысларь сообщил, что суд отдельно рассмотрит возможность дальнейшего участия в судебном заседании данного свидетеля.

Уже после окончания заседания госпожа Черток рассказала журналистам, что сторона обвинения очень избирательно подошла к подбору свидетельских показаний и экспертиз, которые были занесены в заключение. В частности, туда не попали показания одного из пожарных, который тушил возгорание на Тираспольской улице и сообщил, что по всей квартире были очаги открытого огня, а это противоречит информации следствия о том, что огонь возник из-за взрыва бомбы. Также адвокат рассказала, что обвинение, основываясь на заявлениях Адама Осмаева, утверждает, что на месте пожара были найдены листы бумаги со схемами взрывных устройств и списком их компонентов, которые нарисовал и составил он сам. Но в этом деле есть также заключение почерковедческой экспертизы, согласно которому схемы и текст принадлежат авторству еще одного подозреваемого по делу, ныне экстрадированного в РФ Ильи Пьянзина. Обратить внимание суда на это адвокат Осмаева намерена на предстоящих заседаниях.

Алексей Ткаченко, Одесса


Комментарии
Профиль пользователя