Коротко

Новости

Подробно

"Это уголовный процесс, а не арифметика"

КС проверит формулу смягчения наказания по делу ЮКОСа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Конституционный суд (КС) вчера провел открытые слушания о правилах смягчения наказаний за экономические преступления. Фигурант дела ЮКОСа Игорь Гончаров, осужденный на 13 лет за участие в хищении и отмывании 342 млн руб., оспаривает нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющие судам при изменении приговоров несоразмерно снижать сроки лишения свободы. Урегулировать механизм пересчета сроков призывают не только защитники экс-руководителей ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, но и эксперты КС. Однако представители органов власти выступили против "формул смягчения", заявив, что "уголовный процесс — не арифметика".


Поводом для проверки конституционности УПК послужил пересмотр приговора осужденному в 2005 году тульскому предпринимателю Игорю Гончарову на основании принятых в 2011 году поправок в Уголовный кодекс по одной из ряда примененных в его деле статей. Господин Гончаров был приговорен к 13 годам лишения свободы и штрафу в 1 млн руб. в составе 9 фигурантов по делу бывшего исполняющего обязанности управляющего делами ООО "ЮКОС-Москва" Алексея Курцина. Лефортовский суд Москвы признал их виновными в хищении и отмывании 342 млн руб., принадлежавших ЮКОСу и направленных, согласно документам, на оказание благотворительной помощи в регионы. Господин Гончаров был признан руководителем "сети подставных фирм", "возглавлявшим процесс обналичивания денежных средств ЮКОСа". За это он получил на 2,5 года меньше, чем господин Курцин, но значительно больше, чем ряд их подельников. После введения смягчающих поправок их приговоры были пересмотрены, но господину Гончарову, в частности, срок снизили всего на 3 месяца. В свою очередь, главному фигуранту дела Алексею Курцину срок снизили на 3 года и в августе прошлого года досрочно освободили. Обратившись в КС, Игорь Гончаров утверждает, что его наказание по сравнению с другими фигурантами стало "самым суровым", хотя до пересмотра приговора степень вины и наказание были "не самыми тяжкими".

Несправедливость своего положения господин Гончаров связывает с тем, что смягчающие приговоры согласно оспоренным им в КС нормам УПК были вынесены судами по месту отбывания наказания, которые якобы не могли учесть соразмерность вины участников группового преступления. Заявитель считает, что пересчитывать сроки при замене приговоров должен судья, который их выносил.

Эту позицию раскритиковали не только представители органов власти, но и защитники Михаила Ходорковского и Платона Лебедева — Вадим Клювгант и Владимир Краснов, которые сейчас обжалуют пересмотренные Мосгорсудом приговоры, которыми срок лишения свободы экс-руководителей ЮКОСа был снижен всего на 2 года — до 11 лет, хотя расположенный по месту отбывания наказания Платона Лебедева нижестоящий Вельский райсуд ранее вынес значительно более мягкое решение, смягчив осужденному срок до 9 лет и 8 месяцев. Адвокаты, как и их оппоненты, подтверждают, что пересмотр наказания по месту его отбывания дает возможность осужденному участвовать в заседании суда, при этом избавляя его от неизбежных при этапировании страданий, а казну — от соответствующих затрат.

Возможно, поэтому участники очередного процесса по делу ЮКОСа вчера уложились в рекордно короткие сроки: на заседании в КС отсутствовали отбывающий наказание в Барнауле автор жалобы, полпреды президента, правительства и даже представитель омбудсмена РФ. Хотя кроме вопросов подсудности жалоба фигуранта дела ЮКОСа поднимает намного более острую и важную, с точки зрения адвокатов, проблему. Господин Гончаров попросил разъяснить ему постановление самого КС, принятое 20 апреля 2006 года, в котором суд указал на необходимость создания процессуального механизма, который позволял бы судам определить, в какой мере новый закон смягчает ответственность за преступление. При этом КС хотя и признал тогда, что государство должно обеспечить необходимый механизм, от жестких указаний законодателю воздержался. Представители Госдумы и Минюста Дмитрий Вяткин и Елена Борисенко вчера единодушно заявили "Ъ", что "уголовный процесс — не арифметика", и специальные формулы для пересчета сроков не требуются.

Однако привлеченные КС эксперты Института законодательства и сравнительного правоведения подтвердили, что правоприменительная практика по таким делам бывает "неадекватной" и вместо "пропорционального" сокращения сроков используется предусмотренная поправками в УК "верхняя планка". "Надлежащий процессуальный механизм в настоящий момент отсутствует",— говорится в экспертном заключении, где предлагается кроме формулы "соотношения наказуемости деяния по старому и новому законам" выработать дополнительные критерии, учитывающие общественную опасность и другие "принципы индивидуализации" наказания. "Проблема состоит не в перераспределении подсудности, а в недостаточной урегулированности процедур и правовой неопределенности",— подтвердили эксперты Московской государственной юридической академии. Защитники экс-руководителей ЮКОСа заявили "Ъ", что если "КС в своем решении расставит все по местам, это позволит им использовать его позицию в процессе обжалования приговоров Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву". Впрочем, по мнению адвокатов, "еще важнее обеспечить соблюдение уже существующих позиций КС, которые игнорируют суды и прокуратура".

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя