Коротко


Подробно

Друг, товарищ и порт

Отдавать контроль над российскими портами в одни руки — дело ненадежное. Особенно, когда это руки бизнесмена не "из своих". Противостоять группе "Сумма" Зиявудина Магомедова в борьбе за госпакет акций Новороссийского морского торгового порта намерен старый друг президента, банкир и государственный деятель Владимир Коган.


АННА ВАСИЛЬЕВА


Конкуренция — мать рынка, даже если это конкуренция между друзьями первых лиц государства. Меньше месяца назад 49-летний Владимир Коган хлопнул дверью, покинув пост замминистра регионального развития, и теперь контролируемая им компания "Нефтегазиндустрия" претендует на госпакет акций Новороссийского морского торгового порта (НМТП). В чем-то Коган повторил недавний кадровый зигзаг другого старого друга Владимира Путина — Игоря Сечина, тоже покинувшего госслужбу ради бизнеса. Не так давно и Игорь Сечин заявлял о желании присоединить госпакет Новороссийского порта к активам управляемого им "Роснефтегаза", но правительство Дмитрия Медведева воспротивилось. С тех пор основным претендентом на покупку этого пакета считался глава группы "Сумма" Зиявудин Магомедов, пользующийся покровительством сразу нескольких медведевских министров. Команда противников такого, однако, допустить не может — и вот уже на бизнес-поле разминается и готовится к старту новый игрок. Ну или, точнее, старый игрок в новой ипостаси.

Банкир волею случая


Владимир Коган родился в 1963 году в Ленинграде, в семье рядовых инженеров. После школы поступил в Ленинградский политехнический институт, но был отчислен. Отслужив два года в войсках ПВО, пошел учиться в Ленинградский инженерно-строительный институт и параллельно занялся коммерцией. Правда, после окончания института в 1989 году он все же поработал на автобазе "Интуриста" механиком. Однако чинить автомобили ему было явно неинтересно: проработав на автобазе меньше года, Коган с головой уходит в бизнес — руководит открытым им магазином "Магия" рядом с Московским вокзалом, где торгует ширпотребом из Прибалтики. В это время он сближается с кружком молодых экономистов-либералов, лидером которого был Анатолий Чубайс. Помимо Чубайса и Когана в кружок входили будущие звезды российской политики: Алексей Кудрин, Илья Южанов, Михаил Маневич и многие другие. Владимир Коган, однако, больше интересовался не теорией, а практикой. В 1992 году он создает свое первое СП "Петровский трейд хаус". Волею случая именно отсюда началась карьера Когана как банкира.

Для своего первого юрлица Владимир Коган завел счет в бывшем ленинградском отделении Промстройбанка СССР. Банк постепенно переходил на коммерческие рельсы и настоятельно предлагал фирмам, открывающим счета, купить не менее 100 акций банка. Коган это условие с готовностью выполнил, постепенно наращивал пакет и вскоре стал владельцем 11%, а чуть позже — зампредом наблюдательного совета Промстройбанка. Фактически выполняя функции главы банка и активно занимаясь его развитием, он знакомится с заместителем мэра Санкт-Петербурга Владимиром Путиным. В отличие от своего начальника, Анатолия Собчака, Путин живо интересовался созданием новой банковской системы города, поэтому знакомство поддержал, а позже сам стал и клиентом, и акционером банка. Кроме того, Промстройбанк превратился в площадку для формирования команды будущего президента. Например, дирекцию банка по безопасности и защите информации возглавил Александр Нестеров, который позже станет доверенным лицом Владимира Путина во время президентской избирательной кампании в 2000 году.

Правильные клиенты


С приходом Когана и Путина Промстройбанк расцветает прямо на глазах: агрессивно наращивает клиентуру за счет десятков государственных и частных компаний региона, получает дополнительные кредитные линии: в 1995 году $100 млн от Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития, в 1996 году — $25 млн от консорциума из 15 западных банков. В 1996-м Владимир Коган становится уже де-юре председателем правления банка, а Владимир Путин после проигрыша Собчака на очередных выборах перебирается в Москву.

Последнее обстоятельство, впрочем, никак банку не повредило. В августе 1996 года, например, создается Агентство по ипотечному и жилищному кредитованию, Владимир Коган входит в наблюдательный совет структуры, а все счета агентства обслуживаются в Промстройбанке. Чуть позже питерский банк почему-то выигрывает тендер на обслуживание счетов трех подмосковных таможен. В своем регионе банк учреждает несколько страховых компаний и даже пенсионный фонд.

В течение нескольких предыдущих лет Промстройбанк пытался поглотить банк "Санкт-Петербург", в котором обслуживалась львиная доля бюджетных счетов, и осенью 1997 года попытки увенчались успехом. Купив акции банков "Санкт-Петербург" и "Петровский", Владимир Коган объединяет их с Промстройбанком под крышей вновь созданного банкирского дома "Санкт-Петербург". Одним из вице-президентов банкирского дома становится Тамара Степашина, жена будущего председателя Счетной палаты. Основной площадкой развития, впрочем, остается Промстройбанк. Не сильно пострадав в кризис 1998 года, банк получает таких лакомых клиентов, как ФГУП "Адмиралтейские верфи" и ГУП "Водоканал", и к избранию Путина на пост президента в 2000 году увеличивает уставный капитал в 25 раз.

Построив дамбу в Петербурге, Владимир Коган не сомневается, что справится и с терминалом в Новороссийске

Построив дамбу в Петербурге, Владимир Коган не сомневается, что справится и с терминалом в Новороссийске

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Пошел лесом


Придя к власти, Владимир Путин заявил о равноудалении олигархов, и на первой же встрече с равноудаляемыми в Кремле появился Владимир Коган. Эти встречи он посещал регулярно, но держался скромно, вопросов президенту не задавал, предпочитая тихо общаться с коллегами. Поговорить было о чем. Например, в 2002 году Владимир Коган взялся помогать владельцу "Базового элемента" Олегу Дерипаске в его войнах против лесопромышленного холдинга "Илим Палп". В "Илим Палпе" этот шаг был расценен как предательство, ведь еще в середине 90-х Коган был акционером компании и продал свой пакет ее менеджерам (среди них был и нынешний премьер-министр Дмитрий Медведев) только в 1999 году. Никакого совместного лесного бизнеса у Когана и Дерипаски не выстроилось, но на перепродаже пакетов акций комбинатов то одной стороне, то другой Коган заработал, по некоторым оценкам, более $300 млн.

В 2004 году Владимир Коган продал и Промстройбанк: 75% плюс 3 акции достались ВТБ за $580 млн. Позже Коган и его партнер по банкирскому дому Давид Трактовенко продадут за $36,247 млн купленный в 2003 году ФК "Зенит", а также сеть кинотеатров "Кронверк" группе "Альфа". В конце 2004 года Владимир Коган официально отошел от управления всеми активами и через несколько дней был назначен главой дирекции комплекса защитных сооружений (КЗС) Санкт-Петербурга (защита от наводнений). Ему было поручено завершить строительство дамбы в Санкт-Петербурге — проект был разработан еще в 1977 году. Это назначение сначала расценили как общественную нагрузку, предложенную Владимиру Когану президентом в связи с успехами в бизнесе, но потом засомневались.

Братья дамбы


Вскоре Владимир Коган садится в кресло заместителя руководителя Росстроя, где продолжает заниматься только строительством КЗС, но уже имея прямой доступ к федеральному финансированию. Первым делом он увеличивает бюджет проекта — с 55 до 109 млрд руб., а также подключает к строительству многие близкие ему структуры. Не сумев сдать дамбу к 2008 году, Владимир Коган продолжает вести проект на посту директора департамента капитального строительства Минрегионразвития. В 2010-м он входит в совет директоров "Мосметростроя", получающего миллиардные заказы от столичного правительства. Буквально тут же компанию решено приватизировать, и ее новым владельцем становится "Центрострой", в списке акционеров которого значится "БФА-девелопмент", где генеральным директором работает жена Владимира Когана Людмила. Тем не менее сам Коган официально занимается только госслужбой, но при этом в начале 2011 года становится, согласно декларации, самым богатым чиновником России с личным доходом 821 млн руб. В середине 2011 года он наконец торжественно сдает дамбу президенту и уходит с госслужбы на пост рядового директора компании "Нефтегазиндустрия-менеджмент". Счетная палата вскоре обнаруживает, что стоимость строительных работ по КЗС была завышена как минимум на 2,7 млрд руб. Однако дело ограничивается цифрами в отчетах.

Перерыв в госслужбе у Владимира Когана вышел недолгий. Уже летом 2012 года он возвращается в Минрегионразвития заместителем министра. Ему подчиняют отдельную структуру — воссозданный Путиным Госстрой с выделенным бюджетом в 100 млрд руб. Однако тут на него все-таки находится начальник — новый глава Минрегиона Игорь Слюняев, который требует от Когана прямого подчинения и грозится забрать часть функций. Владимир Коган встречается с Путиным, пытается доказать, что так "решить проблему ветхого жилья" не удастся и нужно выводить Госстрой из Минрегиона. Между тем Дмитрий Медведев полностью поддерживает Слюняева. В результате этого внутриправительственного конфликта Владимир Коган подает в отставку. С одной стороны, это выглядит как очередное доказательство неэффективности правительства. С другой — как незаинтересованность Когана в проектах, которые он не может контролировать полностью. Однако у Владимира Когана на горизонте появились дела поважнее — связанные с Новороссийским портом.

После ухода с поста президента Дмитрия Медведева владельцу группы "Сумма" Зиявудину Магомедову гораздо труднее расширять свою логистическую империю

После ухода с поста президента Дмитрия Медведева владельцу группы "Сумма" Зиявудину Магомедову гораздо труднее расширять свою логистическую империю

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

Другое дело


Через Новороссийский порт проходят крупные потоки нефти, металлов, целлюлозы, химических удобрений, зерна и проч. Выручка этого гиганта за девять месяцев прошлого года составила почти $800 млн, чистая прибыль — $320 млн. Основными акционерами НМТП (50,1%) на паритетных началах являются "Транснефть" и группа "Сумма" Зиявудина Магомедова, которая до того стала основным оператором Приморского порта (Ленинградская область). Причем Магомедов, бизнес-империя которого расцвела во время правления Дмитрия Медведева, успел за последние годы присоединить к этим активам еще много чего. Так, в середине прошлого года университетскому товарищу Аркадия Дворковича удалось приобрести выставленный на продажу госпакет Объединенной зерновой компании — таким образом, он стал крупнейшей фигурой в зерновом экспорте. Участники рынка полагали, что это будет последняя большая сделка Магомедова — дескать, дальше расширять свою империю после ухода Медведева с поста президента ему не позволят. Возможно, даже заберут лишнее. Однако к концу года Зиявудин Магомедов, несмотря ни на что, все же завершил сделку по покупке 70% акций частной компании FESCO, основным активом которой является "Дальневосточное морское пароходство" (ДВМП), куда входит еще один хаб — Владивостокский морской торговый порт (специализируется на перевалке контейнеров, металлов и автомобилей). Таким образом, теперь в сфере влияния Магомедова оказались три крупнейших порта России: в южном бассейне, на Балтике и на Дальнем Востоке. Можно представить себе, как сложно команде президента справиться с фобиями вроде того что "если он станет еще и контролирующим акционером в Новороссийске, то круг замкнется".

Так что вскоре после того, как "Сумма" проявила интерес к покупке 3-5% акций НМТП, которая позволила бы ей стать главным акционером, правительство отказалось от продажи госпакета НМТП на биржах Лондона и Москвы. Вместо этого было заявлено, что госпакет будет продаваться на открытом аукционе и "стратегическому инвестору". Тут очень вовремя подоспел проект от "Нефтегазиндустрии". Дело в том, что компании принадлежит Афипский НПЗ — небольшой и технологически устаревший заводик в Краснодарском крае. Тем не менее, по сведениям газеты "Ведомости", Владимир Коган написал письмо первому заместителю премьера Игорю Шувалову, в котором сообщил, что его интерес к порту связан именно с необходимостью транспортировать продукцию этого завода — проект, напоминает Коган, подразумевает строительство в порту мазутного терминала на 11 млн тонн в год и трубопровода.

Однако эта версия не кажется убедительной: чтобы Афипский НПЗ производил конкурентоспособную продукцию, в него нужно вложить много денег, а мазутные терминалы в Новороссийском порту есть — даже два, и загружены не полностью. Скорее всего, смысл появления Когана на аукционе — равноудаление Зиявудина Магомедова. А кому в итоге достанется желанный пакет — они уж как-нибудь между собой разберутся.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение