Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

 Смоленский


"Мы не обязаны любить власть"

"Но свой народ она любить просто обязана"
       Ъ продолжает публиковать мнения ведущих российских предпринимателей о ситуации в стране. Сегодня мы предоставляем слово председателю совета директоров банковской группы СБС-АГРО АЛЕКСАНДРУ СМОЛЕНСКОМУ.
       
Эра немого кино закончилась, а звукового не наступила
       Наверное, это нормально, что время от времени мы должны залезать в самих себя, так сказать, с сапогами. И, не жалея себя, любимых, разбираться со своими принципами, взглядами, настроениями. Когда все хорошо, нам, как правило, не до этой медико-практической процедуры. Но разве может быть нормальному человеку хорошо после того, что страна пережила после 17 августа, когда не только материальное благополучие практически каждого полетело в тартарары, но в одночасье искривилась, изломалась вся система внутренних координат. Исправление их, обретение разрушенных ценностей — задача не одного дня и не плод текущих размышлений. Но все же чем скорее — тем лучше.
       И первое, что почему-то всплывает в памяти,— как мой собственный сын на исходе перестройки совершенно без эмоций при первой же возможности легко покинул ряды пионеров. Ну ладно так бы поступил я, имеющий от имени всей своей семьи давний счет к властям предержащим советских эпох. Жизнь моей семьи была беспардонно исковеркана еще до моего рождения, когда моих родных по существующей тогда практике сослали в места не столь отдаленные. Впрочем, сегодня, спустя десяток лет, уже ничто не заставляет учащенно биться сердца целого поколения — ни гимн, слова которого мы так и не выучили, ни гордо реющий триколор. Все последние годы мы воспринимали свою страну, с одной стороны, через отрицание ее ценностей, а с другой, так сказать, через желудок, радуясь пополняющимся прилавкам магазинов. Вот, дескать, как все здорово — теперь у нас, как в колбасном магазине какой-нибудь Чехословакии, воспоминания о котором ты хранил с первого же выезда за границу. И никто ни на минуточку не задумывался, что, рассуждая таким образом, через переставший урчать желудок, мы потеряли нечто гораздо более важное — веру в свою страну. Мы очень легко пропустили на заре становления новой власти мощнейшую всеобщую пощечину — я имею в виду наплевательское отношение государства к результатам известного референдума за сохранение Союза. Никто всерьез так и не задумался: как же так, голосовали "за", а получили с точностью до наоборот. Робкие протестные голоса потонули в хоре всеобщей эйфории, если не сказать истерии, самостоятельности. От кого, от чего... Считаю, что именно тогда мы потеряли, причем безвозвратно, привычные жизненные ценности и ориентиры. Как оказалось, так и не обретя новые. Уже давно нет Советского Союза, нет у власти маразматических членов Политбюро, но их дело живет. Прежде всего жив большевизм, вернее — необольшевизм, с которым мы шли по жизни все минувшее десятилетие. Игнорирование результатов народного референдума было лишь первой его ласточкой. Вместо того чтобы использовать все хорошее, что несомненно было в советском государстве, очередная генерация большевиков обильно, как зелень в салате, неизменно за эти годы присутствовавшая во всех ветвях власти, развалила Союз, разрушила налаженные связи, систему организации общества, пусть несовершенную, но систему, которая была в рабочем состоянии, и ею можно было пользоваться в переходный период. Справедливо отрицая коммунизм, реформаторы-необольшевики во власти вольно или невольно (Бог им судья!) сделали все возможное для отрицания обществом роли государства. Граждане, боюсь, перестали понимать, где они живут, ради чего живут, потеряли нравственные ориентиры.
       С развалом СССР новые политические силы всячески играли на нашем недоверии к государству, благо поводов оно давало предостаточно. Тут вам и украденные деньги с советских сберкнижек, тут и черный вторник, и идиотизм с пресловутым возвращением в каждый дом копейки, растопка эмвээфовскими долларами всяких валютных коридоров, и как апофеоз всего — 17 августа. Словом, заряд недоверия к государству принимает, на мой взгляд, необратимую силу. Неудивительно, если в газетах только и читаешь о коррумпированных чиновниках, мафии, бессилии властей решить проблемы страны. Сами же чиновники что дома, что за рубежом, взяв на себя никем не делегированную им миссию пророков в своем Отечестве, ухитряются рисовать картину происходящего такими черными красками, что оторопь берет. Себя запугали и весь мир довели до столбняка. Возможно, это способ выклянчивания денег у Запада, но уж больно унизительный. В итоге имиджу России как среди собственного населения, так и за границей нанесен колоссальный ущерб. Мы же за все эти годы так и не приучились уважать государство, его институты и атрибутику, а в результате — самих себя. А ведь если сам себя не уважаешь, то кто будет уважать тебя? Мы до сих пор не знаем, в какой стране живем, каковы основополагающие ценности нашего общества, к чему мы стремимся и куда идем. Получилось, как у Ильфа и Петрова: эра немого кино закончилась, а эра звукового — так и не наступила.
       
Государство слишком легко относится к потере доверия к самому себе
       Это можно было бы и пережить, если бы недоверие граждан к государству из плоскости нравственной не переросло в острую экономическую и политическую проблему. Многие далеко не худшие сограждане опять перестают связывать свое будущее, будущее своих детей, свою карьеру с собственной Родиной. Они задают себе и окружающим далеко не безобидные вопросы, которые, возможно, в информационные сводки высшим должностным лицам страны не попадают. Но народ-то их слышит. Как можно работать в государственном учреждении, не ощущая себя частью государства, не веря в его ценности? Как можно заниматься бизнесом, если государство в любой момент может изменить правила игры, обмануть и отобрать заработанное? Как офицеру и солдату защищать то, что им перестало быть дорого? Как требовать от милиции защиты от бандитов, если ее сотрудники не верят в честность власти, а робко нарождающийся средний класс считают теми же бандитами? Как убеждать население нести деньги в банки, если государство, а не банки (настаиваю именно на этой формулировке), в очередной раз обобрав всех, само не верит, что этот кошмар не может повториться снова? А что мы — банкиры и вкладчики, милиционеры и чиновники — по полной программе хлебнули сами знаете чего, ощутив свою незащищенность и бессмысленность усилий? Предвижу возражения типа "чего уж тебе, толстосуму, примазываться к народу" — разве что песен нынче не сложено про то, как свои капиталы, затаренные в мешки, пер через границы, чтобы скупать Канарские острова. И тем не менее. Я живу в своей стране, исправно вместе с согражданами на свои налоги содержу власть и в полной мере испытываю все то, что ощущают люди. Сегодня это ужасно горький привкус зря потраченных лет. Может, так себя и осмысливает потерянное поколение. Сколько еще поколений нужно потерять, чтобы понять, что любовь и уважение к власти, государству — не пустой звук, не поэтический образ, а мощная движущая сила развития общества?! Вновь и вновь задаю себе вопрос, как оценить ущерб, нанесенный будущему страны, когда в одночасье, благодаря глупости ряда высших государственных чиновников, был обманут и фактически уничтожен нарождающийся средний класс — первое поколение поверивших государству молодых людей, готовых работать до седьмого пота, чтобы удовлетворить свои материальные и нравственные амбиции? Таких, кстати, немало и в нашем банке — почти пятьдесят тысяч служащих, содержащих в три раза больше членов своих семей, в том числе врачей, учителей, военных, месяцами не получающих зарплату. Что они сегодня думают о своей стране? В России много способных, ставших хорошими специалистами людей оказались на улице. Сегодня представителей государства, судя по всему, это не очень заботит. Что вы хотите, говорят они, это рынок. И кивают на "виноватые во всем" банки, всячески отмежевываясь от случившегося. Будто бараны, а не люди живут в стране. Потеря доверия своих граждан чиновников ничуть не пугает. Пробросаетесь!
       
Необольшевизм как способ управления государством
       Все эти годы в России менялись правительства, разрабатывались новые экономические программы, а подход к делу оставался прежний — большевистский. Его отличал политический и экономический экстремизм, желание сделать все быстро, без учета объективной ситуации, мнения специалистов и практиков, национального менталитета, интересов разных групп населения.
       Для необольшевизма характерна безудержная ложь и шапкозакидательство, неуважение к правам человека и к частной собственности. Теперь говорят, что у власти были демократы и они во всем виноваты. Нет, страной во всех ее правительствах руководили необольшевики! А методы их руководства самые что ни на есть совковые: я приказал — ты выполняй; я знаю то, чего не знаешь ты, а потому помалкивай и делай, что говорю. Словом, действовали по принципу "сам дурак". Талантливые экономисты-выдвиженцы отчего-то оказались насквозь пропитанными подобной стилистикой управления страной. В "красных директорах" вроде бы не ходили, а руки, видно, всегда чесались покомандовать. Вот и получилось, что учебники, по которым пытались руководить страной, вроде были и правильные, а менталитет начальника — из советских кинофильмов, что ли? Но те "красные директора", отдадим им должное, создавали что-то, строили. А наши реформаторы, похоже, ни тогда, ни сейчас так ничего и не создали своими руками. Зато многое сумели развалить.
       Необольшевизм опасен еще и чрезмерным увлечением иностранными рецептами. А ведь в России иные традиции, своя богатая история, особая национальная психология. Наши же провизоры от экономики во власти, забыв, что мы наполовину азиаты, выписывали стране рецепты для выздоровления, опираясь на советчиков из другой Вселенной. Новые большевики так же, как и их предшественники, легко отвергли то, что не вписывалось в их идеологические схемы — регулирующую роль государства. Стихия рынка, заявили они, все решит и расставит по своим местам. Не расставила. Не учли, что рецепты, почерпнутые из западных учебников, плохо реализуются на нашей почве. И там, где в цивилизованном мире плюс, у нас минус. В результате ничего не построили. Но и сегодня, разъезжая по заграницам, продолжают гнуть свою линию: все, мол, делали правильно, а страна и народ оказались неподходящими — дикие какие-то и невосприимчивые к западным моделям развития. В итоге имеем, что имеем. При этом за годы "либеральных реформ" демократические идеалы и институты настолько обесценились в глазах населения, что вслед за коммунистами оно требует смены курса реформ. Будто специально все эти годы готовили реванш партхозноменклатуры и национал-патриотов! Словом, вперед в прошлое!
       
О государственном интересе и государственном регулировании
       Страна снова экономически обескровлена, опустошена морально. Болезнь общества проявляется во всем — в том же отношении к президенту. Какая-то эйфория вседозволенности. Можно что угодно сказать, в каком угодно виде показать, копаться в истории болезни, обвинять в любых грехах. А ведь ясно, что вся история вокруг здоровья президента — попытка других ветвей власти отвлечь общественное мнение от собственной ответственности за положение в стране. Бандитский беспредел и полная безнаказанность охватили страну. Каждый день кого-то где-то убивают. Предпринимателей — к этому все давно привыкли; депутатов, видных политиков — к этому еще, видимо, предстоит привыкать. Но чужая смерть (о ужас!), сперва доведя чуть ли не до инфаркта, чуть позже перестает трогать сердца. Политики всех мастей пытаются использовать громкие убийства в своих корыстных целях. Что им до того, что убит человек, просто человек!
       Сегодня, казалось бы, у всех ветвей власти нет помех для энергичных действий в наведении элементарного порядка в стране в целом и в экономике в частности! Да, ситуация крайне тяжелая, в стране нет денег. Но что гораздо хуже — и я настаиваю, что это хуже всего,— нет веры. Не верит народ, что найдут убийц, не верит народ, что наше бесконечное переползание из кризиса в кризис когда-нибудь закончится. Вот почему самое время прекратить наконец врать, спихивать вину за случившееся на стрелочников и друг на друга, реально оценить, что есть в стране, и работать. Радостная весть — правительство декларирует защиту государственных интересов через госрегулирование. Хорошо, если под этим понимается создание новых рабочих мест, развитие частного предпринимательства, организация сбора налогов, нормализация ситуации с выплатой зарплат и пенсий, развитие на рыночных основах отечественного промышленного и сельскохозяйственного производства и, наконец, защита интересов и прав населения. Если же под госрегулированием понимаются новые рабочие места для чиновников-контролеров и авторов новых идиотских инструкций, то я против. Мы все знаем, к чему это приводит: к попыткам контролировать производство каждого гвоздя и каждой картошки, к дальнейшему разрастанию коррупции и полному развалу того, что еще может работать. И вот тут-то государство просто обязано не теоретически, а, так сказать, пуповиной наконец осознать, что частный бизнес — это не внутренний враг и всегда крайний, а самый что ни на есть эффективный инструмент развития экономики. Вспомним, как еще недавно народ олигархами пугали. Только где они, олигархи, на самом деле их не было и нет! Это так, более удобный образ врага, чем, скажем, жид и сионист. И за это не привлекут к суду и не осудит народ. Кто же мешает дело делать? Олигархи! Откуда в этих право-лево-центристах — борцах с олигархами — та же ненависть к частному бизнесу и гипертрофированная вера в силу государственного администрирования? При этом разрабатывается целая философия, практический смысл которой — доказать низкий уровень менеджмента в тех же частных банках и компаниях. А следовательно, одних пора национализировать, других — вернуть в лоно государственного регулирования и управления. И опять ложь — ну разве можно по части некомпетентности переплюнуть нашего родного госчиновника? Одни только виновники последнего кризиса со своими "топ-менеджерами" чего стоят! Так что государство по части менеджмента, как ни крути, не переплюнешь. Каждый его управленческий цикл традиционно заканчивается кризисом, каждая его программа, будь то продовольственная или поворота северных рек на юг, заканчивалась ничем по причине абсурдности или полной экономической несостоятельности. Когда два года назад мы вошли в агробизнес, сами же чиновники иначе как "черной дырой" его не величали. Хотя именно благодаря их "менеджменту" АПК был доведен до краха. Когда же наш банк только попытался стать локомотивом реформ на селе, аграрные чиновники забеспокоились, стали возражать против "монополизма" в кредитовании покупок навоза — все боялись, что Смоленский на селе много заработает. В итоге — действительно невозвращенные кредиты по субъектам Федерации гуляют, а мужик без денег опять остался.
       В последнее время много говорят об участии государства в СБС-АГРО. С учетом важности решаемых на селе задач оно возможно и полезно. Все зависит от того, что принесет государство в банк — деньги, новый бизнес, новый менеджмент или только намерение распределять и контролировать? Но если только контролировать использование бюджетных средств, то тогда и нет нужды входить в число акционеров. С нас и так за каждую бюджетную копейку спрашивают. При этом количество бюджетных ресурсов все сокращается, а число контролеров, наоборот, все прибавляется.
       Вывод напрашивается сам собой. Если у властей никак не получается эффективно управлять, а частному капиталу они, так сказать, не доверяют, то давайте работать вместе, причем не бояться, если все же именно частный капитал станет на том или ином направлении локомотивом. Ну, например, что мешало государству самым активным образом сотрудничать с банковским сообществом в развитии безналичных расчетов? Государева задача несомненно! И вообще, если уж говорить о полезности опыта Запада, о котором так много говорят реформаторы, то почему, скажем, так и не замечена важнейшая роль государства в ключевом, я бы сказал, вопросе — защите и всемерной поддержке частного бизнеса, и прежде всего торговли. В той же Англии нет ни одного закона, который мешал бы ее развитию. И в принципе быть не может. Видимо, там понимают, что именно через частную торговлю лежит кратчайший путь к новым рабочим местам и вообще к благополучию государства. Государству это не интересно? Неужто руки не дошли?
       
Сам себя не уважаешь — никто уважать не будет
       Америка любит себя, и к ней относятся с уважением собственные граждане и весь мир. Обыватели поднимают по утрам над своими домами звездно-полосатые флаги. Когда я несколько лет назад одним из первых частников велел повесить над рядом офисов и отделений банка российский триколор и флаг Москвы, это было воспринято многими как чудачество нувориша. Спасибо, что за право вывешивать государственные знамена платить не надо, а то ведь за использование в названии фирмы российской и, кажется, московской тематики предприниматель должен отстегнуть властям! Бред какой-то! Когда мы ввели в свою атрибутику стилизованный образ российского орла, который, кстати, использовал первый российский аграрный банк еще в прошлом веке, на нас обрушился поток проверок, упреков — мол, по какому праву пользуете государево! Довод, что мы тем самым стремимся расширить свое участие в жизни государства, что мы солидаризируемся хоть малой частью с государственными задачами, что хотим быть как структура полезны своей стране, слышать не хотят. Частнику не положено солидаризироваться с государством. Ну что тут возразить?! Может, все же власти надо как можно скорее самой солидаризироваться и с частным банком, и с частной компанией, и со своими гражданами. Ведь все мы в отдельности не обязаны любить и солидаризироваться с государством. Но при этом я просто убежден, что государство обязано любить и солидаризироваться с нами. Но для этого государству пора наконец определить, что такое государственные интересы, решить, что и зачем мы строим, какие нравственные ценности исповедуем и передаем наследникам. От каждых выборов мы продолжаем ждать революционных перемен, и это плохо. Надо каждым своим государевым шагом успокаивать и лелеять свой народ, защищать его интересы в стране и за рубежом.
       Кстати, если уж в этой последней по времени национальной беде — кризисе 17 августа — виновато прежде всего само государство, то ножом по сердцу звучат гордые заявления отдельных его представителей, что за "грехи" частного бизнеса перед тем же Западом государство не отвечает. В том-то и беда! Набраться бы властям предержащим поскорее мужества отвечать в своей стране за все и за всех! По Конституции, кстати, так и положено. А нам всем вновь пора учиться уважать и любить государство. У кого не получается просто так, пусть делает это из расчета. В конце концов, доверие и любовь к Родине — категории не только нравственные, но и экономические.
       
       АЛЕКСАНДР Ъ-СМОЛЕНСКИЙ, налогоплательщик РФ
       

Комментарии
Профиль пользователя