Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Михась


Принимай, страна

       Самый громкий судебный процесс года завершился оправданием Сергея Михайлова по главным пунктам обвинения и выдворением на родину. С минувшей субботы Михась — в Москве. Показательный суд над русской мафией, устроенный швейцарскими властями, провалился. Рассказывают ИГОРЬ СЕДЫХ (корреспондент РИА-"Новости", специально для Ъ) и ПАВЕЛ Ъ-КУЙБЫШЕВ.
       
"Я люблю вас, я люблю вас, я люблю вас"
       11 часов 46 минут понадобилось шестерым женевцам, отобранным в первый день с помощью лототрона, чтобы вынести вердикт. Наконец сдвинута металлическая ограда, и все устремляются в зал. Напряженность возрастает. "Суд!" — возглашает пристав. Председатель суда Антуанетта Стальдер входит в зал, опустив голову, и усаживается на председательское кресло.
       "Виновен ли Михайлов в принадлежности к преступной организации?" — спрашивает она. Старшина присяжных: "Нет".
       "Виновен ли Михайлов в руководстве преступной организацией из Женевы?" И снова: "Нет".
       В зале нарастает шум, который заглушает два последних вопроса. Присяжные отвергают обвинение в фальсификации документов и признают Михайлов виновным в нарушении "закона Фридриха", который ограничивает приобретение иностранцами недвижимости в Швейцарии. Впрочем, поясняют они, это нарушение стало следствием юридической ошибки, так как обвиняемый действовал по совету адвокатов, и считают это смягчающим обстоятельством.
       Побледневший прокурор Жан-Луи Кроше тихо выражает свое сожаление по поводу вердикта и просит соблюсти закон. Максимальное наказание по нему — 6 месяцев лишения свободы. В ответ адвокат Алек Реймон говорит: "Обычно в случаях таких нарушений правосудие ограничивается штрафом. Но вы признали, что наш клиент стал жертвой правовой ошибки. Поэтому следует освободить его от какого-либо наказания, учитывая, что Сергей Михайлов провел два года жизни в тюрьме ни за что".
       Еще несколько минут обсуждения, и председатель суда объявляет приговор: учитывая "особые обстоятельства", освободить подсудимого от всякого наказания. Прокурор, словно порываясь сказать что-то, машет рукой и скрывается за дверью. Торжествующие сторонники Михайлова окружают скамью адвокатов, за которой находится подсудимый, поздравляют его с победой, и он улыбается в ответ, пожимая руки.
       Михайлов обращается к присяжным: "Я благодарю вас. В этой стране есть закон, демократия, справедливость. Мое сердце полно благодарности. Я напишу письмо каждому из вас и в каждой строке напишу: я люблю вас, я люблю вас, я люблю вас".
       "Этот вердикт — победа здравого смысла и правил юридической процедуры,— говорит Алек Реймон.— Швейцария доказала, что придерживается строгих процессуальных правил и применяет их вне зависимости от атмосферы. Присяжные, взвесив доводы сторон, пришли к единственно возможному решению. Два года, проведенные Михайловым в тюрьме, я могу объяснить только упрямством аппарата женевского правосудия. Есть целый ряд женевских законов по этому сюжету, и мы займемся этим в соответствующее время".
       
Последний эскорт
       Как полагают некоторые специалисты, сумма иска может составить 10-15 миллионов швейцарских франков. В таком случае процесс над Михасем станет самым дорогим в швейцарской практике. Уже сейчас только официальные расходы — следственные командировки, пребывание Михайлова в тюрьме, равное по стоимости жизни в пятизвездном отеле (300 франков в сутки), организация процесса, вызов свидетелей с оплатой проезда и пребывания — превысили 2 миллиона. К тому же в кантональном управлении преследований и банкротств с 26 ноября 1996 года лежит иск компании SCFI, адвокат которой требует, чтобы кантон уплатил за потерю контракта, сорвавшегося из-за ареста Михайлова, 4,5 миллиона франков плюс 5% годовых. Теперь и это ходатайство, вероятно, получит ход.
       В Швейцарии не освобождают в зале суда. Решение об этом принимается административными органами на основании приговора, и когда жандармы вывели Михайлова из зала, никто не мог сказать, когда же он действительно покинет тюрьму "Шан-Доллон".
       Михайлов говорил, что опасается возвращаться в Москву, и настаивал, чтобы его отправили в Будапешт. Но для полиции вопрос о его высылке уже был решенным, и даже адвокатам отказали во встрече с подзащитным. "Мы шокированы решением полиции, которое представляет собой попрание правосудия и вопиющее нарушение вердикта суда",— заявил адвокат Паскаль Маурер.
       В субботу Михайлова доставили к рейсовому самолету "Аэрофлота", который уже через час отправился в Москву. Две полицейские машины сопровождали авиалайнер, пока он не оторвался от полосы.
       
Бизнес
       Гадать о том, чем вызвано решение присяжных, занятие неблагодарное. Так или иначе, шестеро заседателей признали Михася виновным лишь в нарушении правил приобретения недвижимости, да и то со смягчающими обстоятельствами. По главным пунктам обвинения Михайлов оправдан. Из этого следует, что его более чем двухлетнее пребывание в тюрьме было необоснованным. Михайлов вправе требовать денежную компенсацию (как уже говорилось, его адвокаты заявили о готовности заняться этим вопросом). Впрочем, Швейцария — страна богатая.
       Интереснее вопрос об изначальных перспективах "дела Михайлова" в Швейцарии. Свидетели обвинения, представленные женевской прокуратурой, действительно рассказали очень много. Но все это не относилось непосредственно к Швейцарии. Там, где местные интересы были задеты (в вопросе о приобретении недвижимости на территории страны) заседатели признали правомочность претензий прокуратуры. В остальном же Михайлов оказался чист, поскольку угрозы для швейцарского общества не представлял.
       Показания бывшего майора московского РУОПа Николая Упорова, который наблюдал за деятельностью Михайлова в России с конца 80-х, оказались крайне неубедительными. Защита, ловко пользуясь несовершенством перевода, выставила отставного милиционера в неприглядном виде. Его рассказ вышел путаным и малопонятным (Ъ это отмечал). Бывший телохранитель Михася Михаэль Шранц, который на предварительном следствии заявил, что его шеф заказывал убийства своих недоброжелателей, вообще отказался назвать суду свое новое имя (Шранц, попав под программу защиты свидетелей ФБР США, сменил фамилию), и судье пришлось самой зачитывать его показания. Александр Абрамович, в прошлом российский бизнесмен, поведал историю своих взаимоотношений с "солнцевскими", но все это относилось к началу 90-х годов. Конкретных же доказательств "организации и руководства преступной организацией" прокуратура найти не смогла. Представленные показания вполне могли бы заинтересовать Генпрокуратуру России, но не впечатлили швейцарских присяжных.
       В столичном аэропорту Шереметьево швейцарский узник выглядел несколько обескураженным. Такого поворота событий он явно не ожидал. Михайлов боялся возвращаться в Россию, говоря на суде, что на родине его либо посадят "недобросовестные конкуренты", либо убьют. Но другого варианта ему, судя по всему, не было предоставлено. Многочисленные паспорта других стран (Израиля, Греции, Португалии, Коста-Рики), найденные у него, оказались недействительными. Юридически правомочным был признан только общегражданский паспорт СССР. Впрочем, от российских правоохранительных органов Михайлову пока ждать неприятностей не приходится. Уже вчера министр юстиции Павел Крашенинников заявил, что "продолжения здесь не может быть, если дело уже закрыто". Поэтому на вопрос, чем он теперь будет заниматься, Михайлов спокойно ответил: "Бизнесом".
       Ъ будет за ним следить.

Комментарии
Профиль пользователя