Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

во весь экран назад  Концерт в Доме композиторов


Учение Эдисона Денисова ревизовано учениками

       Впечатляющий шестичасовой марафон под названием "Три поколения Ассоциации современной музыки", прошедший в Доме композиторов под занавес фестиваля "Московская осень", стал выражением официальной позиции того крыла нашей современной музыки, которое считает себя передовым и прогрессивным. После смерти президента АСМ Эдисона Денисова бразды правления перешли к следующему поколению во главе с композитором Виктором Екимовским. Теперь это поколение начинает историю АСМ с себя и представляет конкурентоспособную современную музыку в романтическом разнообразии ее направлений.
       
       Никто не станет утверждать, что прошедший марафон собрал в себе лучшее, что мог предложить слушателю фестиваль "Московская осень". Наткнуться на профессиональное и даже хорошее сочинение можно было в любом из сорока с лишним концертов фестиваля. Однако цельных, от начала до конца продуманных программ на "Осени" было не так уж много, и среди них проект "Три поколения АСМ" выглядел самым манифестальным и самым амбициозным.
       Ассоциация современной музыки была создана в 1990 году Эдисоном Денисовым и композиторами его окружения. Как бы это ни отрицалось, она была учреждена как альтернатива Союзу композиторов: в пику ему она претендовала на право создавать и утверждать список подлинно современных творцов — то есть тех, кто достоин внимания западных менеджеров и издателей. Уверенным шагом лидера Денисов вел прежде неофициальную советскую музыку в Европу; денисовская школа крепла — впрочем, к неудовольствию мэтра, эстетику АСМ определяла не она одна.
       В 1996 году Денисов умер; в следующем поколении подобного европейского авторитета не имел уже никто (за исключением отчасти Владимира Тарнопольского, которому не хватило сильных учеников-продолжателей), да и интерес к советской музыке упал. Вскоре президентом АСМ был избран Виктор Екимовский: за отсутствием лидера национальной школы требовался умелый автор отдельных проектов. Екимовский легкой рукой художника-концептуалиста легализовал многое из того, что прежде проходило на сцену лишь в силу болезни или отсутствия Денисова. Религию языка и стиля он заменил требованиями оригинальности и новизны. Понятно, что, вооружась столь расплывчатыми критериями, трудно выступить единым фронтом,— и Екимовский придумал концептуальный марафон "Трех поколений АСМ", каждое из которых должно было предъявить свою эстетику. Публика приняла эксперимент стоически — и если поредела к его концу, то лишь из-за холода в нетопленом зале, а вовсе не в силу смены поколений.
       Первым поколением на сегодняшний день оказалось поколение 50-летних — сам Екимовский, чей концептуальный опус "Урок музыки в византийской школе" в ироничной форме представил новаторские заслуги поколения: ритм, интонацию, тембр. Ближайший ученик Денисова Юрий Каспаров, чьи вариации на тему учителя были выполнены в почтительной близости к стилю оригинала. Александр Вустин, самый внутренне независимый, самый лаконичный, самый глубокий. Фарадж Караев, Сергей Павленко и Владимир Тарнопольский, прежде всего умеющие соблюдать допустимые правила игры, ведь все или большинство представленных первым поколением опусов были написаны по западным заказам.
       Именно это обстоятельство сформировало марку АСМ — но именно этой марки уже не стояло на втором поколении, творящем для себя и друг для друга. Иначе не оправдаешь принципиально простой и одновременно заумный (как в случае с музыкой Сергея Загния) стиль на грани любительского музицирования. Иначе не объяснишь, почему Иван Соколов, не столько лидер, сколько трепетный медиум поколения, этот Нижинский за роялем, сам пел себе под нос вокальную строчку в Каноне-элегии Ираиды Юсуповой, а для своих романсов на стихи Геннадия Айги выбрал певицу Лидию Давыдову, интеллигентную и все понимающую, но утратившую всякую вокальную форму.
       Реквием Татьяны Михеевой, посвященный памяти Дмитрия Покровского, пусть не был композиторской удачей, но сыграл в программе важную роль — благодаря ему в эстетику АСМ прямым ходом вошли пение и ритуалы в народной манере. Если бы второе поколение было представлено в концерте полнее, АСМ могла бы присвоить и всю палитру современных течений, перетянув на себя политику фестиваля "Московская осень" в целом.
       Что касается третьего поколения, то оно практически не явилось. Тридцатилетние композиторы сплошь заболели и, видимо, не слишком заинтересованы в объединениях. Каждый из них (he or she) возделывает свою грядку в меру собственной промоутерской резвости. Есть надежда, что их место займут дикие идеалисты — такие как эффектный варвар из Казани Сергей Беликов, певший непоставленным басом и стучавший огромной бамбуковой палкой. С каждым ее ударом прагматизм прошлого сдавал позиции, а идея АСМ становилась все романтичнее, как романтично свеж был морозный воздух в зале Дома композиторов.
       ПЕТР Ъ-ПОСПЕЛОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя