Коротко

Новости

Подробно

Вам комфортно?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 33

Владимир Войнович, писатель:

В смысле внешнего комфорта жаловаться не буду: я не бедствую, живу в хороших условиях, пишу, не думая ни о какой цензуре, издаюсь, пользуюсь всеми свободами, путешествую по миру. Но внутренне я все-таки остаюсь общественным животным. И хотя лично мне всего хватает, тем не менее я вижу, сколь не устроена жизнь вокруг. Хочется, чтобы наша страна, наконец, стала похожа на сообщество нормально живущих людей, а не была обскурантистским государством. Пока что я вижу движение неизвестно куда, вернее, известно — в средневековье. Об этом свидетельствуют все последние процессы: от преследования Pussy Riot до реакции российских чиновников и депутатов на "список Магнитского". Очень раздражает чувствительность наших верующих, которые еще недавно были чувствительно-воинствующими атеистами. Мне лично уже ничего не надо, а страну жалко.

Юрий Кобаладзе, старший советник инвестбанка UBS:

Мне для комфорта не хватает малого — вечной весны, лета, солнца и полного отсутствия снега. Я, грузинский мальчик, люблю тепло и солнце, поэтому жутко раздражаюсь, когда с утра приходится идти на работу, а кругом темно. Вечером возвращаюсь с работы — тоже темно. Я солнца не вижу месяцами! Более того, под ногами хлюпает, народ мрачный и злой. А мне для комфорта нужны улыбки, нужна теплота и сердечность. И кроме ужасного климата я даже думать ни о чем не могу.

Владимир Винокур, народный артист РСФСР, художественный руководитель Театра пародий:

Нам всем некомфортно, некомфортно из-за ужасных, разбитых дорог и вечных пробок. Для нас всегда дороги были проблемой, но то, что в последний месяц творится в стране, это вообще невообразимо. Пробки уже растянулись на десятки, сотни километров. А в Москве их вообще измеряют часами. Разве жизнь в автомобиле и в пробке можно назвать комфортной? До тех пор пока ситуация с дорогами не исправится, никто о комфортном состоянии, наверное, даже спрашивать не будет, чтобы лишний раз не раздражать народ.

Георгий Бакрадзе, председатель совета директоров финансово-строительной группы "Центрстрой":

Вполне. Считаю, что в нашей жизни 10% отрицательного, а 90% положительного. И надо уметь концентрироваться именно на положительных моментах. У меня есть работа, которую я очень люблю, много друзей и близких людей. И разве что-то может заменить детей и близких? И вообще, мне кажется, мы то, что мы думаем, и если наши мысли положительные и позитивные, то и все вокруг становится таким же. Но у многих людей есть удивительное качество — акцентировать внимание не на тех плюсах, которые они имеют, а на 10% отрицательного. Надо уметь радоваться тому, что есть, и говорить Господу спасибо. А отрицательное — это все-таки мелочи. Всегда найдутся люди или обстоятельства, которые могут испортить нам настроение. Надо уметь не обращать на это внимание и твердо помнить, что все плохое проходяще, а хорошее и доброе — вечно.

Юрий Грымов, режиссер:

К сожалению, мне не комфортно. Для комфортной жизни не хватает самой малости — гордости, гордости народа за происходящее, личной гордости, гордости власти. Мне стыдно за происходящее в стране. Я, в отличие от президента, испытал потрясение и унижение, когда смотрел на его встречу с его доверенными лицами. Мне стыдно за происходящее в стране, поэтому мне не комфортно. Но это моя страна!

Сергей Галицкий, совладелец розничной сети "Магнит":

Конечно, нет. Более того, мне кажется, когда человек находится в состоянии комфорта, то он перестает расти и развиваться. Поэтому тот, кому комфортно, перестает к чему-либо стремиться, и с ним ничего уже в этой жизни происходить не будет. А такое положение вещей меня не устраивает...

Анастасия Волочкова, балерина:

Для комфорта мне не хватает комфортабельного и укомплектованного автобуса с надписью "Анастасия Волочкова --детям России" для путешествия с моей командой по различным городам с концертами. Не хватает вагона в поезде для той же цели. А в людях мне не хватает таких жизненных качеств и понятий, как честь, достоинство, правда, верность слову, которых, к сожалению, у нас сегодня становится все меньше. Мне не комфортно от чрезмерного обилия лицемерия, ханжества, предательства. Слишком мало сегодня в людях обычной добропорядочности, верности, человечности и искренности в отношениях.

Мирослав Мельник, председатель совета директоров компании "Бетта групп":

Сложный вопрос. В правилах нашей жизни — плакаться и прибедняться, даже если дела идут хорошо. Если я буду, как все, плакаться, то получится нечестно, а если не буду, то — некрасиво: люди подумают, что я такой мерзавец. А вообще, меня не совсем устраивает нестабильная ситуация с экономикой. Нет четких ориентиров: куда двигаться, как сохранить и приумножить то, что сделано. Зато от следующего года я жду значительно большего. 2013 год будет годом Змеи — это мой год. И встретить его я хочу в Латинской Америке. Хочу посмотреть на озеро Титикака, на долину Наска, где, как говорят, приземлялись неземные цивилизации.

Захар Прилепин, писатель:

Комфортно и необъяснимо хорошо я себя чувствую давно. И если мне чего-то не хватает для комфорта, так это свободного времени у моей жены, которая замучена общением с нашими прекрасными четырьмя детьми. А вообще, у меня все для комфорта есть: книги, музыка, деревья за окном, звонки от разных людей. А улучшить человеческую породу я не хочу, и хорошая погода за окном мне не нужна, потому что я бесконечно езжу из страны в страну и наблюдаю смены погод. А вот путешествовать я как раз хотел бы меньше. Для полного комфорта мне не хватает постоянства и оседлости. Деловая суета вынуждает меня непрерывно перемещаться, и это лишает меня возможности наблюдать своих детей, а я хотел бы их беспрерывно наблюдать, ощущать тактильно, осязать, слышать, а еще лучше облизывать.

Маша Цигаль, дизайнер:

Да, мне комфортно, потому что я в последнее время очень мало бываю в России. Когда ты постоянно находишься в разъездах, Россия кажется очень уютной и располагающей к себе. Все проблемы, вся неустроенность повседневной жизни отходит на второй план. Для меня Москва — в первую очередь место, где я работаю, и в этом смысле лучшего места не найти. Пробки меня совершенно не напрягают: я пересела на метро и очень хорошо себя чувствую. Гораздо хуже с настроением людей: в России они отчего-то очень депрессивны и часто озлоблены. Это, пожалуй, больше всего неприятно бросается в глаза, когда приезжаешь из Европы или Америки в Москву. Вообще, по-настоящему дискомфортной жизнь делает полная бездуховность всего и всех. Долгие годы Россия оставалась высоконравственной страной, во многом благодаря сильному влиянию церкви. Но за последнее время церковь настолько себя дискредитировала, что не осталось, кажется, ничего, что помогало бы нам быть людьми с какими-то понятными ценностями.

Григорий Томчин, президент Фонда поддержки законодательных инициатив:

Если честно, то не комфортно. И вовсе не потому, что мне 65 лет. Наоборот, я веду активную жизнь, занимаюсь активным трудом. У меня самостоятельный бизнес — консалтинговый, в нем я и руководитель, и владелец. И мне не комфортно его вести, поскольку я кругом и всегда виноват перед государством. Оно все время ищет, что и где я нарушил. А часто даже не ищет, а просто выдумывает. И по нашим законам я вынужден все время оправдываться. Это ужасно. Второй момент, лишающий меня комфортной жизни,— власть все время создает мне сложности не только в деловой, но и в бытовой жизни. Власть берет какой-то красивый лозунг и делает из него черт знает что. Во что она превратила отношения собственника квартиры и управляющей компании. Мне навязали государственную управляющую компанию, я с ней никаких договоров не заключал, ничего не подписывал, но мне ее навязывают, и выхода нет. Мы устроили перекос в сторону исполнительной власти. И беда в том, что оппозиция тоже не думает этот перекос исправлять. Она думает, что поставит своего человека, и все будет хорошо. Не будет. Рабы сидят внутри нас. И те, кто вытравливает рабов из себя быстрее, чем все общество, тем жить не комфортно.

Алексей Кортнев, лидер группы "Несчастный случай":

Внешне скорее некомфортно. В первую очередь потому, что я все время везде опаздываю, нахожусь в жуткой спешке. И с каждым годом скорость жизни только увеличивается, из-за этого времени, которое можно провести в нормальном состоянии, почти не остается. Я понимаю, что в первую очередь это связано с моим характером и образом жизни, и перекладывать вину на власть или погоду глупо. Пробки и короткий световой день — главное, что делает мою жизнь некомфортной, и что с этим делать, непонятно. Спасают только люди, которые своей доброй энергетикой делают Москву уютнее и теплее. Я имею в виду не только близких и друзей, но и соседей, коллег, просто случайных прохожих, способных улыбнуться хмурым утром.

Михаил Мамиашвили, президент Федерации спортивной борьбы, олимпийский чемпион:

Я стремлюсь к комфорту, но сталкиваюсь не с абстрактными, а с вполне конкретными проблемами и ежедневно решаю четкие задачи. Для меня главные составляющие комфорта — это благополучие семьи, родных и близких и работа. А работа связана с привлечением молодежи в спорт, с достойным выступлением спортсменов под флагом нашей страны. И когда мои подопечные удачно выступают на чемпионатах, я себя чувствую комфортно. Но комфорт зависит не только от успеха, это еще и способность реализовывать задачи, работа в команде. И финансирование стоит далеко не на первом месте, ведь его никогда не бывает достаточно, и пусть это будет самая большая проблема, которая встречается в нашей жизни. Если какие-то приоритетные вещи укладываются в мою жизнь, это для меня и есть комфорт. Мне важно следовать тем принципам, которые были заложены во мне родителями, той идеологии, на которой я был воспитан. Вот послушал послание президента и почувствовал себя комфортно, потому что я услышал то, что хотел. И если тезисы, которые были озвучены, будут реализованы, то мы все будем находиться на совершенно другом качественном уровне.


Комментарии
Профиль пользователя