Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

 Нефть дешевеет, Россия нищает


Нефтедоллары не спасут Россию

Потому что их не будет
       Уже два дня мировые цены на российскую нефть находятся на самом низком за последнее десятилетие уровне — чуть меньше $10 за баррель (0,14 тонны). Специалисты между тем прогнозируют дальнейшее снижение цен. По мнению нефтяников, это приведет к полному краху отрасли и вызовет новые проблемы в российской экономике.
       
Нефть перестает быть черным золотом
       В понедельник цена Urals (международное обозначение российской нефти) на Лондонской бирже IPE составляла $9,98 за баррель — такого не было с советских времен. Тем не менее вчера Urals еще подешевела — до $9,72.
       До осени 1997 года цены на нефть держались на предельно высоком уровне ($17-20 за баррель в зависимости от марки), поскольку все последнее десятилетие темпы роста добычи были ниже запланированных и средний уровень запасов в нефтехранилищах постоянно снижался. Избыточный спрос привел к тому, что практически все нефтедобывающие страны одновременно увеличили добычу (члены ОПЕК — на 2,5 млрд баррелей в 1997 году) и приступили к реализации отложенных ранее проектов освоения новых месторождений. Нефти стало слишком много.
       По сути, сегодня не осталось никаких экономических или политических факторов, которые смогли бы остановить падение цен. Запад уже "затарился" — объем накопленных в этом году развитыми странами запасов углеводородов почти на 200 млн баррелей превысил прошлогодний. И даже угроза американской бомбардировки Ирака не испугала покупателей — цены на нефть было выросли на 7%, но после отказа США от военной акции сразу упали на 8%. Мировые аналитики прогнозируют, что к концу ноября цены могут снизиться еще на 5-10%.
       С обвалом рынка не справилась даже самая уважаемая организация, объединяющая нефтеэкспортеров,— ОПЕК. Как уже писал Ъ, страны, добывающие углеводороды, не послушались рекомендаций ОПЕК и продолжали наращивать производство. Специалисты заговорили о том, что нынешняя модель открытого мирового нефтяного рынка, на котором согласованно действуют транснациональные компании, себя дискредитировала.
       Бывший министр нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Ахмед Заки Ямани предложил свой вариант возможного развития событий: ОПЕК прекращает свое существование, добыча нефти становится нерегулируемой, и уже в 1999 году цены упадут до $5 за баррель.
       Между тем на мировом рынке в ближайшие годы ожидается появление дополнительных объемов углеводородного сырья. После того как будут сняты санкции с Ирака, а США откажутся от экономической блокады Ирана, на рынок ежегодно станет поступать еще около 350 млн баррелей нефти. Кроме того, скоро начнется разработка нефтяных ресурсов Каспийского региона. Азербайджан утверждает, что к 2010 году уровень добычи нефти на принадлежащей республике части каспийского шельфа может составить 500-600 млн баррелей в год. К тому же Казахстан обещает к 2015 году добывать до 1,5 млрд баррелей нефти.
       На снижение цен на нефть влияют и другие факторы. В последние годы индустриально развитые страны стали сокращать долю нефти в структуре потребления энергоносителей за счет более широкого использования природного газа и атомной энергии, что привело к существенному падению спроса на нефтепродукты.
       
Нефтяники меняют ориентацию
       Итак, роста цен на нефть ждать не приходится. Последний год российские нефтяники экономят на всем. Но, по их утверждениям, даже после максимального снижения себестоимости Urals экспорт нефти при цене в $10 за баррель становится убыточным. При таком развитии событий шансов выжить немного. И не только у нефтяников. До последнего времени ТЭК обеспечивал до 22% доходов федерального бюджета. Стоило нефти в конце прошлого года подешеветь, и платежный баланс России (см. стр. 9) был изрядно подпорчен. Цена барреля Urals в $5 — это не кризис экономики, а системная катастрофа.
       Нефтяники ищут альтернативные пути продажи своего сырья. В начале ноября состоялась встреча премьера Евгения Примакова и вице-премьера Юрия Маслюкова с президентом ЛУКОЙЛа Вагитом Алекперовым и главой холдинга ЮКОС Михаилом Ходорковским. Нефтяникам была обещана максимально возможная правительственная поддержка.
       Видимо, поэтому Ходорковский был утвержден представителем России на заседании Делового консультативного совета, проходящего в рамках саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Куала-Лумпуре. И провел переговоры о взаимодействии с китайской национальной нефтяной корпорацией. По неофициальным данным, речь шла о заключении масштабного долгосрочного контракта на поставку в Китай российской нефти по фиксированным, не зависящим от мировой конъюнктуры, ценам. Сегодня импорт нефти в КНР (преимущественно из стран Ближнего Востока) составляет лишь 7% от объема потребления. К 2010 году объем ввозимой нефти составит уже 40-45% от потребления. Понятно, что в такой ситуации Китай будет стремиться диверсифицировать импорт углеводородов и получать сырье не только от дружественных США арабских стран.
       Правда, ни у ЮКОСа, ни у России в целом нет необходимой для экспорта в Китай транспортной инфраструктуры. Строительство магистрального нефтепровода в Китай сейчас только обсуждается. Возможно, что эта задача будет решаться комплексно. Рем Вяхирев уже предоставил на АТЭС свой проект по строительству газопровода, который соединит российские месторождения Красноярского края и Ямало-Ненецкого автономного округа с Китаем и другими странами Азии. А строить рядом две "нитки" — газовую и нефтяную — почти вдвое дешевле, чем одну. В нефтяных кругах считают, что наиболее вероятными российскими партнерами "Газпрома" в совместном строительстве могут стать ЛУКОЙЛ и ЮКОС. Кстати, главы именно этих компаний наряду с руководителем "Газпрома" входят в коллегию Минтопэнерго (Ходорковский был включен в состав коллегии в конце минувшей недели).
       
Все решит Маслюков
       Впрочем, полной господдержки нефтяники, скорее всего, не дождутся — правительство все равно настаивает на дополнительном налогообложении нефтедобывающих компаний. В Белом доме, как выяснили корреспонденты Ъ, недовольны тем, что бюджет практически ничего не получает с "премии нефтяников" — той прибыли, которая образовалась у добывающих компаний после обвала рубля. Акциз — фиксированная плата казне за добытую тонну — после 17 августа фактически уменьшился в три раза. Дело в том, что этот налог взимается в рублях. До девальвации он составлял в среднем 7,5 рублей с барреля, то есть примерно $1,2, а при сегодняшнем курсе доллара — около $0,4.
       К тому же с лета правительство дало нефтяникам возможность экономить и на плате за прокачку нефти, отменив валютные платежи. Рублевая же часть не возросла, так как "Транснефть" пока не повысила свои тарифы. В результате компании Западной Сибири, например, качающие экспортную нефть из Тюмени в Новороссийск, тратят сегодня на транспортировку вместо $2,7 на баррель не более $1.
       Таким образом, чистая "премия за девальвацию" у нефтяников достигла $5 на баррель. Госчиновники утверждают, что "жирок", накопленный нефтяниками к настоящему моменту, составляет $500 млн.
       Еще в начале октября министр финансов Михаил Задорнов предложил ввести экспортную пошлину в размере 10 ЭКЮ ($11) за тонну нефти. После продолжительного шумного торга с нефтяниками Задорнову удалось передать вопрос о нефтяных пошлинах в правительственную комиссию по защитным мерам во внешней торговле. 24 ноября состоится "нефтяное" заседание комиссии под председательством первого вице-премьера Юрия Маслюкова. На этом заседании будет решен вопрос о введении экспортных пошлин на нефть, газ и металлолом. Сейчас предлагается с 1 декабря сроком на шесть месяцев ввести ставку пошлины на нефть в размере 4 ЭКЮ за тонну.
       По сведениям Ъ, Маслюков уже получил письмо от нефтяников, в котором они соглашаются на пошлины, но только в размере 5% от таможенной стоимости. Теперь первый вице-премьер должен решить, что для бюджета лучше — или гарантированные 4 ЭКЮ ($1 млрд в полгода), или 5% от указанной нефтяниками таможенной стоимости, которая никогда не бывает выше мировой цены на нефть (то есть речь может идти примерно о $150 млн).
       Безусловно, это решение скажется на дальнейшей судьбе российских нефтяных компаний. Но решающее слово скажет рынок — если нефть действительно подешевеет еще вдвое, ни экспорта российских углеводородов, ни экспортных пошлин, ни доходной части бюджета в нынешнем виде в России не будет.
       
       ПЕТР Ъ-ИВАНОВ
       

Комментарии
Профиль пользователя