Коротко


Подробно

 Выдали террористов


Русским террористам Колыма покажется раем

В Пакистане их собирались казнить
       Пакистан выдал России шестерых террористов, угнавших в 1990 году самолет ТУ-154, летевший из Нерюнгри в Якутск. На борту авиалайнера находилось более 100 пассажиров. Всего в теракте участвовали 11 человек. В Исламабаде всех приговорили к смертной казни, но потом приговор изменили на четырнадцатилетнее заключение. В начале этого года президент Пакистана Рафик Тарар амнистировал российских угонщиков. К этому времени в живых осталось восемь человек — двое террористов покончили жизнь самоубийством, а один умер своей смертью. Еще двое, украинцы, остались сидеть в исламабадской тюрьме. Властям Украины до них нет никакого дела.
       
Конвоирам в самолете не хватило места
       Самолет был угнан из аэропорта Чульман 19 августа 1990 года, когда вся страна отмечала праздник Воздушного флота. В этот день нерюнгринские милиционеры этапировали из местного СИЗО в Якутск 15 человек, осужденных за умышленные убийства, разбои, хулиганство и угоны автотранспорта. По всем правилам, такое количество зеков должны конвоировать по меньшей мере два десятка человек. В этом же случае преступников сопровождали всего три сержанта — Смурыгин, Варлыга и Борш. Остальным охранникам на борту самолета просто не хватило места.
       Все бандиты почему-то оказались без наручников. Мало того, им разрешили взять с собой сумки "с личными вещами". В результате один из преступников, Евдокимов, умудрился пронести в самолет обрез (когда и кто передал ему оружие, так и осталось невыясненным), а другой, Исаков, захватил с собой пакет со связкой проводов, который потом выдавал за бомбу.
       Как только самолет взлетел, Исаков, вскочив с места, поднял над головой сверток и закричал: "Сейчас всех взорву!" Его подельник, направив на сидевшего рядом милиционера обрез, объявил его заложником. Уговаривать конвоиров не пришлось — свои табельные пистолеты они сразу отдали преступникам.
       После этого осужденный за разбой Петров потребовал, чтобы самолет вернулся в Нерюнгри и забрал из тюрьмы двух его подельников. Экипаж согласился, но сумел передать на землю сообщение о захвате воздушного судна. По приказу из Москвы сразу же был введен в действие антитеррористический план "Набат". По тревоге был поднят весь личный состав нерюнгринской милиции, полностью блокирован местный аэропорт, подняты в воздух самолеты-перехватчики.
       Но от проведения силовой операции отказались. КГБ уже имел печальный опыт: за два года до этого, когда самолет захватила семья музыкантов Овечкиных, при освобождении заложников погибли и получили ранения несколько десятков человек.
       Когда самолет совершил посадку, на переговоры с террористами отправился зампредседателя КГБ по Якутской АССР Журавский. Ему удалось договориться об обмене трех конвоиров на двух заключенных, которые присоединись к подельникам. Затем за два автомата, два пистолета, семь бронежилетов, три рации и парашюты преступники освободили всех находившихся на борту женщин и детей. Шесть заключенных не захотели участвовать в угоне и вышли сами.
       В салоне Ту-154 остались 36 заложников, включая семерых членов экипажа. "Мужик, не волнуйся,— говорил бандит Евдокимов командиру экипажа Листопадову.— Выполняй наши команды — останешься жив. Мы чуть-чуть отлетим и выпрыгнем".
       Но прыгать террористы не стали. Летчики сами объяснили им, что они разобьются. Сначала преступники потребовали лететь в Красноярск. Там самолет дозаправили, и он направился в Ташкент. Здесь его ждала прибывшая из Москвы антитеррористическая группа "Альфа". "Мы уже подготовились к штурму,— рассказывали потом ее бойцы,— но в самый последний руководство передумало".
       Целую ночь террористы провели на борту самолета, который загнали в самый дальний конец взлетно-посадочной полосы. А экипаж они отпустили, чтобы тот мог как следует выспаться перед дальним перелетом. Но спать летчикам не пришлось — всю ночь их допрашивали.
       На следующее утро самолет вылетел в Карачи. Над аэропортом этого города лайнер кружил более полутора часов — местные власти отказывались принимать самолет. И только когда летчики сообщили диспетчерам, что у них заканчивается горючее, им разрешили посадку.
       В Карачи после недолгих переговоров террористы сдались. Через несколько часов самолет с пассажирами был возвращен в СССР, а бандитов отправили в местную тюрьму. Только там они узнали, что за угон самолета им грозит смертная казнь.
       
Приговоренные к смерти вешались сами
       Верховный суд Пакистана вынес приговор уже через семь дней: террористов должны были повесить. Одного из них, Сергея Сапова, судебный вердикт привел в шоковое состояние, и он повесился сам. Остальных власти разбросали по тюрьмам четырех городов. Условия содержания там были не лучше, чем в советских СИЗО: бандит Владимир Петров скончался от инфаркта, а его подельник Сергей Шубенков свел счеты с жизнью.
       Когда к приговоренным пропустили сотрудников советского посольства, один из них сказал: "Знал бы, что в Пакистане действуют такие законы, лучше бы отсидел на сибирских нарах".
       Интересно, что заключенные пакистанцы относились к нашим соотечественникам вполне дружелюбно. Им нравилось, что русские и украинцы сразу же принялись изучать язык урду, а Андрей Исаков и Алексей Боблов даже приняли ислам.
       Через пять лет Верховный суд Пакистана смилостивился над террористами, заменив им смертную казнь вначале на пожизненное заключение, а потом на 14 лет тюрьмы. Все эти годы МИД и Генпрокуратура СССР, а потом и России добивались выдачи преступников. Но на родину они смогли вернуться только после того, как в начале этого года президент Пакистана Рафик Тарар в честь 50-летия независимости страны амнистировал угонщиков самолета.
       Исакова и Боблова вернули в СИЗО Нерюнгри. В Хабаровскую тюрьму этапировали Молошникова, Хаченко, Евдокимова и Сомова. Везли на родину террористов, помня их прошлые "подвиги", на разных самолетах. Сейчас в Пакистане остались только два угонщика. Они граждане Украины, а власти этой страны тратиться на экстрадицию преступников не собираются.
       Нужно отметить, что смена мест заключения большого облегчения террористам не принесла. По словам прокурора Дальневосточной транспортной прокуратуры Валерия Балябы, 8-летнее пребывание в пакистанской тюрьме для российского правосудия значения не имеет. "Все преступники понесут наказание по российским законам, предусматривающим за угон самолета до 15 лет лишения свободы,— заявил он.— В ходе расследования будет определена степень вины каждого из угонщиков и, соответственно, мера ответственности. Хотя я не исключаю, что наш суд в итоге зачтет кому-то из преступников срок пребывания в пакистанской тюрьме. Кстати, условия содержания там таковы, что даже Колыма угонщикам покажется раем".
       
       СЕРГЕЙ Ъ-ТОПОЛЬ, ОЛЕГ Ъ-КУТАСОВ, СТАНИСЛАВ Ъ-ГУРЫЛЕВ, ТАТЬЯНА Ъ-ВОРОНОВА, Исламабад

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 11.11.1998, стр. 1
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение