Коротко

Новости

Подробно

История для порядка

"Меч и златник" в Историческом музее

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Выставка история

В Государственном историческом музее проходит выставка "Меч и златник", посвященная одному из официальных юбилеев этого года — 1150-летию российской государственности. Среди ее участников многочисленные музейные собрания не только России, но также Украины и Белоруссии. Основная тема выставки — история Древней Руси от призвания варягов до феодальной раздробленности, но и хронология, и география выставочных экспонатов оказываются значительно шире. Самые старые экспонаты датируются III-IV веками, а экспонат самый экзотичный проделал в X веке путь от Хуанхэ до Днепра. Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.


Прежде всего это неожиданно камерная выставка. При таких вводных данных кажется, что можно было бы хоть весь бывший музей Ленина (переданный теперь ГИМу) заполонить витринами одна ярче другой, но на поверку "Меч и златник" ютятся в небольшом выставочном зале под самой кровлей основного здания Исторического музея. Она довольно скупа в смысле дизайна, что, пожалуй, и хорошо, потому что, когда наши музеи пускаются по таким случаям в самодеятельность, заканчивается это часто сплошным смехом сквозь слезы.

И выставлены при этом вещи подчас исключительные. Пара разукрашенных, как Соломон во всей своей славе, греческих рукописей X-XI веков, краса и гордость скрипториев византийской столицы. Изборник Святослава, одна из древнейших наших книг (вторая по древности, если быть точным — 1073 год), да еще раскрытая именно на тех страницах, где миниатюра с изображением семейства князя Святослава Ярославича: неважно сохранившийся, но все-таки первый портрет в нашем национальном искусстве. Мстиславово Евангелие 1173 года в переплете с византийскими перегородчатыми эмалями. А если рукописи — не ваша чашка чаю, то вот, пожалуйте, есть текстиль: громадная пелена XII века, исполненная, вероятно, по эскизу хорошего константинопольского художника, где по греческой же шелковой парче вышито "Распятие с предстоящими". И конечно, китайское шелковое платье Х века (вернее, то, что от него осталось), могильная находка из деревни Гнездово, что под Смоленском, ставшей благодаря следам оживленного торгового поселения одной из Мекк отечественной археологии.

Но при всем том решительно непонятно, что устроители хотели рассказать. Вот, скажем, есть два небольших раздела, один называется "Византия. Блеск империи", другой — "Византийский Херсонес". Не то чтобы в первом из них вовсе не было ничего блестящего: пара рукописей, например, или створка складня из резной кости — XII век, вполне симпатичный "комниновский ренессанс". Но за их вычетом витрины про блеск империи (надо полагать, подразумевается вся тысяча лет ее существования разом) и провинциальный городок на ее окраине выглядят почти одинаково. Довольно сиротливая глиняная утварь, маленькие иконки и еще всякие резные архитектурные фрагменты, в которых, конечно, можно при желании увидеть византийские мотивы, но на этикетках написано "Италия (?), XI-XII вв." Ну хорошо, был бы другой музей, у которого бы своих эффектных византийских древностей не было,— можно понять, бывает. Но когда такое выставляет ГИМ, вроде бы сотрудничавший ради этой выставки и с Эрмитажем, и с Музеями Кремля, а потом такой вот результат называется "Византия. Блеск империи" — как это? И зачем это? О Византии так не расскажешь.

Точно так же и о древнерусской культуре не расскажешь тремя-четырьмя витринами, даже если демонстрировать при этом Святославов Изборник. Получается даже не конспект, а просто щепотка произвольно подобравшихся и обозначенных буквально намеками сюжетов. То есть для выездной выставки, сделанной для дальнего и очень чуждого контекста, для какого-нибудь Улан-Батора, к примеру, все это было бы резонно, но мы в Москве, и, скажем, витрина, рассказывающая о грамотности в Древней Руси, производит тем более скромное впечатление, что ты помнишь о том, как про это же рассказано в основной экспозиции ГИМа — тут же, двумя этажами ниже. Если же все это не о культуре, а об укреплении российской государственности — так добрую половину выставки составляет археологический "пролог", где речь заходит сплошь и рядом про совсем ранние времена. В смысле оформления опять же не сказать чтобы икебаны из черепков и наконечников стрел выглядели в этом случае как-то более увлекательно, чем на слепых картинках в учебнике, по которому студенты-историки штудируют археологию на первом курсе, но сами вещи занятны: стеклянные фишки для варяжской настольной игры "хнефтафл", арабские монетки X столетия, кожаная обувь из Старой Ладоги, языческие идольчики и, наконец, "Брянский клад", набор в декоративном отношении просто удивительных варварских драгоценностей III века.

1150 лет, может, не самая эффектная цифра, но все же был в этом юбилее повод для какого-то вменяемого, подробного и интересного высказывания на темы отечественной истории. И намерения были, и бюджет был, а все равно даже у главного музея национальной истории получился из этого сухой подбор древностей, скупой, немного случайный и сделанный, сдается, для галочки. Ситуация, пожалуй, беспрецедентная. Если только не считать прецедентом растерянность наших предков, недоумевавших в 862 году, как это может быть: "земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет".

Комментарии
Профиль пользователя