Коротко

Новости

Подробно

БГ оркестром поменял структуру песен

Концерт "Волхвыневы" в Капелле

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 15

Борис Гребенщиков и "Аквариум", Вячеслав Гайворонский и исполнители на восточных инструментах, Александр Чернушенко и симфонический оркестр Капеллы с хором объединились для двухчасового концерта. Сперва звучали фантазии на темы произведений Бориса Гребенщикова, аранжированные для оркестра. Затем появились сам автор и музыканты "Аквариума", и АЛЕКСЕЙ ЛЮБИМОВ дважды услышал про послеполуденный отдых фавна.


На левой стороне сцены Капеллы, под бюстом Алексея Федоровича Львова, участники группы "Аквариум" располагались не так привольно, как они, должно быть, привыкли на рок-концертах. С исполнителями симфонического оркестра Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга музыкантов в одном месте набиралось шесть десятков. Тем не менее клавишник Борис Рубекин, перкуссионист Олег Шар, а также флейтист Брайан Финнеган и барабанщик Лиам Брэдли казались весьма довольными соседством со скульптурным портретом автора "Боже, царя храни!" и не потерялись среди классического коллектива Александра Чернушенко. А бас-гитарист Александр Титов так и вовсе облобызался с Борисом Гребенщиковым между двумя — запланированным и бисовым — исполнениями песни "Фавн". Борис Гребенщиков поведал, что композиция была написана специально для "Аквариума" и оркестра, час назад выставлена в интернете, и это ее первое исполнение в мире.

Видной фигурой вечера стал композитор, трубач Вячеслав Гайворонский — его Борис Гребенщиков представил публике "человеком Ренессанса". Как уточнил Борис Борисович, рассказывая о программе корреспонденту "Ъ", — Вячеслав Борисович не просто занимался симфонической аранжировкой, скорее это фантазии на темы песен "Аквариума". По словам Бориса Гребенщикова, уже в альбоме "День серебра" в 1984 году ему хотелось оркестрового звучания, просто тогда не было такой возможности.

Классические инструменты звучат в записях "Аквариума", начиная с самой первой студийной работы группы. Выбор песен для программы "Волхвыневы" мог быть загадкой для зрителей до последнего момента и зависеть только от того, какие именно песни важны для БГ в данный момент, независимо от их популярности или яркой мелодичности — на что делает ставку большинство рок-музыкантов, берущих в союзники оркестры. Борис Гребенщиков пояснил корреспонденту "Ъ", что для программы "Волхвыневы" взяли те песни, где оркестр — не просто дополнительная краска, а меняет саму структуру песни.

На концерте играли прежде всего песни с многолетней историей: "Контрданс", "Аделаида", "Серебро Господа моего", "Моей звезде", "Сирин, Алконост, Гамаюн", "Самый быстрый самолет", "Истребитель", "Дубровский" (исполнили в обоих отделениях), "Та, которую я люблю", "Новая песня о Родине". Две последние недавно вышли в альбоме редкостей "Воздухоплавание в компании сфинксов", записанном "Аквариумом" также при участии Вячеслава Гайворонского. В Капелле джазмен с рокерами по-разному отнеслись к классике. На общем поклоне Александр Титов и Брайан Финнеган почтительно не стали класть руки на плечи Александра Чернушенко. А вот Вячеслав Гайворонский отбросил условности и на песне про паленый виски закружил дирижера в танце.

"Композитор симфонической музыки имеет много больше свободы"


БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ рассказал АЛЕКСЕЮ ЛЮБИМОВУ об опытах в области оркестровой музыки


— Ранее вам наверняка много раз предлагали сделать симфонические версии песен "Аквариума"?

— Нет, никто никогда не предлагал: да я и не принял бы такого предложения. Все аранжировки, в том числе и оркестровые, мы пишем сами. Опошлить песню невнимательной аранжировкой очень легко. Концерт в Капелле в этом смысле был исключением. Первое отделение состояло из фантазий Вячеслава Гайворонского на темы наших песен. Славу я знаю очень давно, и мы уже много лет вынашивали идею сделать что-то подобное, и последние полгода он был занят записью этих фантазий с симфоническим оркестром. CD записан и уже выпущен. А второе отделение — наши собственные опыты в области оркестровой музыки, которыми мы занимаемся тоже довольно давно; там все аранжировки написали мы с Борисом Рубекиным. И закончили "Фавном", над которым мы работали вместе с английским композитором Саймоном Бассом.

— Музыка, которую исполняет сам Вячеслав Гайворонский, сложная для восприятия, ее можно назвать страшной. Как же он подошел для песен "Аквариума"?

— Думаю, что в современной симфонической музыке нет ничего особо страшного или особо сложного, а, с моей точки зрения, Слава пишет именно такую музыку и на вполне мировом уровне. Поэтому мне и интересно с ним работать. Он видит нашу музыку с другого угла.

— Иногда рок-музыканты считают исполнителей классической музыки "рабами нот". Можно ли сказать, что вторые действительно менее свободны творчески?

— Это принципиально разные жанры, и в них разные понятия свободы. Вообще-то, на мой взгляд, композитор симфонической музыки имеет много больше свободы. Как правило, люди, свысока о чем-то отзывающиеся, делают так только из-за своего невежества. Ведь если говорить в таком тоне, представляете, что джазмены могут сказать о рок-музыкантах?

Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя