Коротко


Подробно

"Спрятать такие автомобили крайне сложно"

В деле о хищениях в Минобороны может всплыть новый эпизод. На этот раз с раритетными автомобилями. ФСБ заинтересовалась судьбой коллекции старинных машин, которая находилась в рязанском Музее военной автотехники. В 2010 его расформировали по личному приказу Анатолия Сердюкова. Гендиректор компании "Лейбштандарт", коллекционер старинной техники Дмитрий Бушмаков прокомментировал ситуацию ведущему Андрею Норкину.


Среди экспонатов были лимузин-кабриолет ЗИЛ-111, на котором Гагарина привезли на Красную площадь, уникальный первый образец "русского виллиса" — ГАЗ-67, ЗИС-110 Никиты Хрущева. Как пишет газета "Известия", спецслужбы подозревают, что часть уникальных автомобилей так и не доехала до Москвы и попала в руки богатых коллекционеров.

— Насколько действительно представляла ценность вот эта коллекция рязанского музея?

— Попробую ответить развернуто. Любая советская техника, российская в том числе, к примеру, "Руссо-Балт" существует в единственном экземпляре в мире. Советская техника, она использовалась, в основном, два-три своих ресурса выкатывала. По сравнению с американской, либо европейской техникой, она всегда реже встречается. Очень часто автомобиль восстанавливается по крупицам из рамы, двигателя, осей. Это происходит в период пяти-семи лет, то есть это к слову о сложности. Насколько уникальна коллекция? Если эти вещи собирались по госорганизациям, значит, скорее всего, они уже были в довольно хорошем состоянии, значит, можно назвать каждый предмет уникальным, скорее всего, он был комплектным. Это исключительно мои предположения, основанные на опыте.

— А скажите, можно ли такую машину спрятать? Вот если они не доехали, они куда-то пропали, то какова судьба? Ее действительно какой-то коллекционер может где-то спрятать? Тогда как, не найти?

— Коллекционирование автомобилей отличается от коллекционирования марок. Марки хранит человек в альбомчике в шкафчике, а машина должна ездить или как-то демонстрироваться. Спрятать такие предметы крайне сложно, если мы говорим о ГАЗ-67, тут не указывается, какая буква, что 67, 67Б, 64 непонятно. Если мы говорим о машинах ЗИЛ-117, ЗИЛ-111 и 110 и прочие. Спрятать это практически невозможно, потому что некоторые из этих машин существуют в одном-двух-трех-четырех экземплярах, они все известны. Если делом занимается ФСБ, вся эта агентурная сеть, то они очень быстро определят, у кого недавно что-то новое появилось, скорее всего, это и будет. А по поводу того, как определить, музейная это машина или нет — очень большой вопрос в описательной книге учета в музее. Насколько подробно предмет был описан.

— В принципе я думаю, что в советском музее в советские времена на это внимание обращали. Так что по идее должно быть.

— В принципе, да. Тем более номера дублируются на большинстве агрегатов, это не как сейчас.

— А вот если человек, злоумышленник хочет замаскировать свою новую машину, он может пойти на то, чтобы номер перебить? Или тогда она ценность свою историческую потеряет?

— Во-первых, она потеряет ценность. Во-вторых, нормальный коллекционер на такое не пойдет никогда. Родная табличка и родной кусок рамы с оригинальным номером — это вся машина, все остальное может быть восстановлено. Это ключевые моменты, которые особо важны.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение