Коротко

Новости

Подробно

Дикий, он же черный

Особенности национального самодеятельного фандрайзинга

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Виктор Костюковский,


специальный корреспондент Российского фонда помощи (Русфонда)

В котел интернета вброшена очередная недолговечная сенсация: волонтер Екатерина Бабичева присвоила деньги, собранные на лечение детей — не то полмиллиона, не то полтора миллиона рублей. И вот уже якобы из-за нее мрут эти дети, гробится сама идея благотворительности, уничтожается вера в человечество. В общем, закипело, забулькало и даже запахло. Война в виртуале, о которой мы уже писали 31 августа ("Жертвователи и жертвы", Виктор Костюковский), уже было приутихшая, разгорелась с новой силой.


В той публикации я назвал волонтеров, занимающихся фандрайзингом, "сборщиками" и получил обильную почту от обиженных. Уточним еще раз термины. Мы в Русфонде считаем, что людей, собирающих деньги на лечение детей, неправильно называть волонтерами. Волонтеры они только в том смысле, что делают это добровольно и бескорыстно (как выясняется, не всегда бескорыстно). Тех, кто собирает средства на социальные цели, в мире, а теперь уже и в России называют фандрайзерами. Это другая работа, другая профессия, причем весьма почтенная.

Но вот какая штука: термин "фандрайзер-профессионал" (fundraising professional), как информирует нас "Википедия", это "сотрудник организации, которая ищет пути привлечения ресурсов". Наши самодеятельные сетевые сборщики никого, за редчайшим исключением, не представляют, кроме самих себя. И хорошо, если себя со своими добрыми чувствами и немалыми знаниями. А ведь некоторые — еще и со своими грязными намерениями, невежеством, амбициями и комплексами. Вот таких мы и называем дикими (они же черные) фандрайзерами.

История со сборщицей Бабичевой еще раз показала, как дело, по своей природе обращенное на пользу, способно приносить вред.

Начнем со способов привлечения денег. Интернет-сборщики считают главным устроить истерику: кто, если не мы?! он умрет, если не поможем! Их призывы к изысканию ресурсов суровы и бестактны: откажись от мороженого! не своди детей в кино! оторви ж... от дивана! Я не кавычу, здесь и далее — дословные цитаты.

Сборщикам важно не просто собрать деньги, а собрать побольше (благодаря случаю с Бабичевой мы даже догадываемся зачем). Поэтому они заявляют к сбору огромные суммы для лечения в самой заграничной загранице. Ну, а чтобы привлечь и мам, и жертвователей к такому лечению, они хают отечественную медицину (наши врачи-убийцы не заинтересованы в положительном исходе!) и превозносят всякую иную (там 90-процентное излечение рака!).

Если знающие люди в их группах делают даже безобидные замечания, сборщики сразу в крик (вы убийцы детей!) или без околичностей затыкают рот (идите в баню и еще гораздо дальше!).

Далее — сам сбор. Он идет не только на счета мам больных ребятишек, но и на собственные счета самих сборщиков, в их электронные кошельки, на их номера мобильных телефонов (пополнение баланса c последующей обналичкой). Кто-то скажет: а что особенного? А вот что. Пополнение баланса чужого телефона пожертвованием считаться не может. При обналичивании (а там, бывает, собирают сотни тысяч и миллионы рублей) немалую комиссию берет частная сотовая компания, а жертвователей об этом чаще всего даже не предупреждают, и те полагают, будто каждая копейка идет на благое дело. Кроме того, наличку можно выводить, а можно и не выводить: хозяин-барин. На свои кошельки и телефоны вела сбор и Бабичева.

Отчетность — это вообще песня! Сейчас в соцсети "В контакте", где и происходит вся эта баталия, идет яростный спор о суммах и способах утаения Бабичевой средств. Разобраться в этом просто невозможно. Поэтому даже опытные сборщики, не одну собаку съевшие на этих же методах черного фандрайзинга, никак не могут определить: украла Бабичева? удержала или придержала? И о какой, собственно, сумме все-таки речь: полмиллиона или полтора?

Однако перед кем Бабичева обязана отчитываться? С мамами она договоров не заключала. На коллег-сборщиков ей наплевать.

Правда, есть один нюанс: считалось, что Бабичева не была сборщицей-одиночкой, а входила в сообщество волонтеров "Капля жизни".

Но если вы полагаете, что это и есть та самая "организация, которая ищет пути привлечения ресурсов" и в которой трудятся фандрайзеры-профессионалы, то вы ошибаетесь. Это просто теплая компания сборщиков, не отвечающих ни друг за друга, ни каждый за себя. Теперь "Капля", набрав по капле (в том числе, как пишут в сети, с помощью Бабичевой, да еще и из адресных пожертвований) средства на свою регистрацию, офис, мебель и сайт, стала благотворительным фондом с тем же названием и с тем же руководством. И сейчас, когда разгорелся скандал, бывший руководитель сообщества, а ныне президент фонда Георгий Саввиди попросту открестился от подруги и коллеги по руководству прежней "Каплей". Может быть, он решил начать с чистого листа, сделать новый фонд действительно открытой фандрайзинговой организацией? Но и теперь фонд делает сборы на мобильные телефоны с обналичкой.

А это значит, что на смену Бабичевой может прийти кто-то еще, и черные фандрайзеры продолжат свое черное дело разрушения доверия в обществе.

Комментарии
Профиль пользователя