Коротко

Новости

Подробно

Государственности много не бывает

"Преодоление Смуты в России в начале XVII века" в Федеральных архивах

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Выставка история

В выставочном зале Федеральных архивов проходит выставка "Преодоление Смуты в России в начале XVII века". Об исторических событиях 400-летней давности призваны рассказать драгоценные документы из собрания Российского государственного архива древних актов и нескольких провинциальных архивов. Комментирует СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.


С легкой руки власти, сделавшей 4 ноября государственным праздником с отсылкой именно к 1612 году, мы сейчас, получается, отмечаем юбилей, который не знаешь, как и назвать-то в точности. 400-летие одоления Смуты? Но до тотальной победы осенью 1612 года еще далеко: из Москвы польское войско, конечно, выгнали, психологически чрезвычайно важное достижение Второго ополчения, это ясно, однако страна в руинированном состоянии, царем признают где "Владислава Жигимонтовича", сына польского короля, где шведского принца Карла-Филиппа, где очередного самозванца, а где вообще никого, почитай, не признают. Годовщина победы над польско-литовскими оккупантами? Но с ними опять же война в полном разгаре, под рукой польского короля огромная территория, его войско через считанные недели опять будет у стен Москвы. Понятно, что действительным рубежом выглядит избрание нового царя и начало новой династии, но это уже 1613 год, то есть тут круглая дата еще впереди.

Грамота Земского собора об избрании на царство юного Михаила Романова, писанная, сообразно важности документа, золотом на пергаменте, на выставке есть, но это не то чтобы ее заключительный аккорд. Выставка, собственно, благоразумно использует красный день календаря только как предлог для того, чтобы попытаться честь честью представить Смуту как период, как сложную череду событий со своими предпосылками и своими последствиями. От воцарения Ивана Грозного до Соборного уложения 1649 года, с которого, как известно, официально начинается двухсотлетнее господство уже никакими оговорками не ограниченного крепостного права.

То есть открытий сенсационного тона от выставки ждать не приходится: подавляющее количество документов и так давно в научном обороте, и, скажем, как ни вглядывайся в следственное дело об убийстве царевича Дмитрия и в переписку Лжедмитрия I, ничего нового о пресечении московской ветви Рюриковичей и о тайне личности первого самозванца не узнаешь. Грамота собора 1613 года прекрасна, но мы, к несчастью, только гадательно представляем себе, как собор пришел к этому решению, какие именно кандидатуры обсуждал и вправду ли новому царю пришлось подписывать формальную бумагу об ограничении своей власти в пользу Земского собора,— и тут ничего не поделаешь, нет у нас на этот счет документов. Зато есть другие, их десятки и сотни. Договоры о мире, когда прочном, когда не очень, имущественные документы, протоколы допросов, штабная переписка, прокламации, контракты с иноземными наемниками. Материи все известные, но иногда натыкаешься на занятные курьезы, вроде описи шуб Бориса Годунова, доноса о поведении сосланного и постриженного в монахи Федора (уже Филарета) Никитича Романова, отца будущего царя, или перечня конфискованных у Марины Мнишек драгоценностей. Или жуткие в самой своей лапидарности свидетельства вроде страницы приходно-расходной книги Иосифо-Волоцкого монастыря, посвященной страшному голоду годуновских времен: "Ржи четверть купили в три рубли, а еравого хлеба не было никакова, ни овощу, ни меду; мертвых ж по улицам и по дорогам собаки не проедали".

Теперь самое интересное. Строго говоря, для того чтобы посмотреть на все эти документы, вовсе не обязательно идти на Большую Пироговскую. Потому что архивное ведомство запустило специальный сайт, где все они представлены в расширенном комплекте. Многие в полностью оцифрованном виде, да еще с комментариями, да еще там целая библиотека с зачастую редкими монографиями по теме. И все это с виньеточками, а презентация книг и документов еще и анимирована, странички перелистываются и шуршат. Одно загляденье, словом.

А вот сама выставка, увы, оформлена в духе честной бедности. Ей тесно, ей не хватает хороших витрин, не говоря уже о дизайне. Череду архивных листов решили разбавить музейными артефактами, и это, наверно, справедливо, учитывая, что канцелярская скоропись XVII века неподготовленного человека так уж сразу не захватит. В витринах есть оружие, есть монеты, есть церковная утварь, иконы и портреты. Очевидно, у создателей выставки было ощущение, что ради исторической значимости события ко всему этому можно добавить и что-то более торжественно-государственное, регалии, например. Но организационных или еще каких-то ресурсов на это не хватило, и в качестве довольно-таки парадоксальной замены на выставке показывают экспонаты из музея Большого театра — костюмы (коронационный наряд Бориса, платье Марины Мнишек) и реквизит (кресло) к "Борису Годунову" 1948 года. Оно, конечно, спектакль легендарный, но все-таки соседство бесценных архивных уников с потертой бутафорией, имеющей к исторической правде довольно опосредованное отношение, отдает утонченным абсурдом. Если уж было велено праздновать 400-летие восстановления российской государственности, почему нельзя было нормально обставить центральное (во всяком случае, в музейно-выставочном смысле) событие этого самого празднования?

Вот, скажем, Общественная палата судила-рядила в комитетах и комиссиях, да и разработала целую программу культурно-массовых мероприятий и народных гуляний по случаю юбилея. Большой список, серьезные все дела, демонстрация на Красной площади ("предлагается прохождение делегаций субъектов РФ, городов и населенных пунктов по Красной площади, которое сопровождается наглядными материалами, информирующими об их роли в освободительной борьбе и мероприятиях, проведенных на предшествующих этапах празднования" — язык-то, язык каков), праздничный салют, "историко-патриотический культурно-фольклорный фестиваль по отдельной программе". А архивы пусть себе показывают свои бумажки в облупленных витринах из ДСП. Им не привыкать.

Комментарии
Профиль пользователя