Коротко

Новости

Подробно

"Мы не должны ждать, пока все построится"

"Review Сколково". Приложение от , стр. 17

Сколковский институт науки и технологий (Сколтех) существует уже год, и планы его работы уже в значительной степени определены. Вице-президент Сколтеха по управлению и развитию АЛЕКСЕЙ СИТНИКОВ рассказывает, чем университет уже сейчас отличается от других аналогичных проектов, что в проекте делают специалисты из бостонского MIT, где и как отбирают профессоров Сколтеха. А также, где и чем заняты первые уже существующие студенты университета.


— Для большинства потенциальных студентов Сколтеха вы один из руководителей российского университета, партнерствующего с MIT. В какой форме происходит сейчас это сотрудничество?

— Это несколько направлений, которые включают в себя создание образовательной и исследовательской инфраструктуры, приглашение и поиск профессоров для работы в Сколтехе, создание кампуса, привлечение финансирования. Кроме этого мы вместе создаем центр инновационного предпринимательства, который является третьим звеном в "тройной спирали" Сколково — образование, исследования и инновации.

В MIT созданы офис по работе со Сколтехом и рабочие группы по каждому из этих направлений. MIT в чистом виде не предоставляет нам услуги, потому что они не консультационная фирма, а ведущий исследовательский университет. Ценность нашего сотрудничества состоит в том, что мы имеем возможность прикоснуться и войти внутрь университета и понять, какие ресурсы мы можем использовать с точки зрения применения к нашим нуждам.

— Вы назвали три направления сотрудничества, расскажите сначала об образовательных программах Сколтеха?

— На данный момент ведется разработка и создание учебных программ магистерского уровня по всем пяти приоритетным направлениям, которые у нас будут: медицина, IT, электроэнергетика, космос и ядерная энергетика. Это образовательные программы магистерского уровня, и в рамках этих программ значительную часть курса составляет профессорско-преподавательский состав MIT.

Устроено это так: MIT создает комиссию по отбору профессоров, и каждый, кто захочет у нас работать, будет ее проходить. К ним будут такие же требования, как и к профессорам MIT. Они выступают гарантом качества нашей профессуры, потому что очень много интереса мы вызываем у тех, кому мы на самом деле не интересны. Это нормально: когда ты хочешь отобрать лучшее, ты сначала должен избавиться от худшего. Такой своеобразный негативный отбор.

— Когда вы планируете запустить образовательную программу в полном объеме?

— Первая группа магистров приступила к обучению по двум из пяти программ уже в этом году, с опережением плана примерно на год. Их 20 человек, из них большая часть находится сейчас в MIT в Бостоне, где они проходят специальный курс обучения. Весной они вернутся к нам и проучатся еще два года. Также несколько студентов отправились в Швейцарию, Гонконг и Лондон, чтобы мы могли сравнить обучение там и у нас. В следующем году мы добавим еще программу по биомедицинским технологиям, а к 2014-му их будет уже пять. Всего единовременно у нас смогут учиться до 1,2 тыс. магистров и аспирантов. У нас строится студенческий городок, поэтому мы будем принимать людей со всей России.

— То есть вы не рассматриваете Сколтех как место массовой подготовки инженерных кадров?

— Мы никогда не будем большим вузом. Прием будет зависеть от здания самого кампуса, от лабораторных площадей. План есть план — где-то мы можем его опережать, а где-то и отставать.

— Преподавать на русском языке, как это принято в большинстве российских технических университетов, вы не намерены?

— Основной язык преподавания — английский. Потому что, если у нас будет иностранцы, мы не можем их учить с переводчиком. Мы хотим принимать до 30% иностранных студентов. Во многих ведущих университетах мира, которые расположены и в неанглоговорящих странах, существуют целые программы на английском. Мы предполагаем, что наши студенты на вступительном экзамене будут иметь около 90 баллов TOEFL. Тут мы ничем не отличаемся от международных университетов, критерии отбора у нас такие же.

— Почему именно эти две специальности — IT и электроэнергетика — стали первыми в вашей программе?

— Мы сочетаем наши конкурентные преимущества с нашими ресурсами. Дело в том, что у нас изначально есть конкурентное преимущество в сфере информационных технологий для обеспечения учебных процессов. Для них в меньшей степени нужна лабораторная база, а многое в Сколково еще строится. Все остальные технологии требуют материальной базы, которой у нас пока нет. Но мы ее создаем.

— Будет ли обучение в Сколтехе платным?

— Нет, оно бесплатное для студентов, более того, они смогут получить работу в наших лабораториях или участвовать в проектах своих профессоров, которые получат гранты от нас и партнеров. Вообще, мы бы хотели выйти на 50% внешнего финансирования наших исследовательских центров, это общемировая практика.

— Сколтех и вообще Сколково планируют специально заниматься трудоустройством выпускников своего университета?

— Да, успешный выпускник — это одна из задач любого института. Кроме того, общеизвестный факт, что успешные выпускники оказывают поддержку своему институту, на этом многие университеты мира живут. Вкладывая в выпускника, ты в итоге получаешь сторонника. В идеале мы хотим видеть наших выпускников инженерами-предпринимателями, которые бы создавали свои компании и рабочие места. Но вариант работы в корпорации, вариант научной карьеры тоже очень хорош. Так что мы будем рады этому, особенно если они войдут в список нобелевских лауреатов, которые должны появиться в Сколково.

— Для тех, кто хочет остаться в науке, как будет устроена аспирантура Сколтеха?

— Направления там те же, что и у магистров, но специфика исследования сильно зависит от каждого конкретного профессора, поэтому мы создаем 15 исследовательских центров. Там смогут работать и магистры, и аспиранты, они все смогут совмещать образование и исследования. Более того, они все смогут прослушать курсы о том, как коммерциализировать результаты своих исследований, которые присутствуют в матричной программе каждого направления.

Кроме того, мы создаем центр предпринимательства и инноваций (ЦПИ) — это структурное подразделение института, целью которого является интеграция коммерческой составляющей в процессы института. ЦПИ появляется одновременно с исследованиями и образованием, и в этом мы отличаемся от большинства университетов мира. Мы не должны ждать, пока построится все остальное. В центре есть программа поддержки проектов, обширная менторская программа, к которой привлекаются предприниматели, работающие со студентами.

Мы сразу включаем в дизайн образования компоненты инновационных практик. Нельзя научить предпринимательству, но можно научить смотреть на процессы и видеть в исследовании потенциальный продукт. Мы будем работать над совмещением классического образования и коммерциализации и делать возможность создания бизнеса привлекательной и для профессора, и для студента. В Стэнфорде, например, совершенно нормально, что почти у каждого инженерного профессора есть свой бизнес, созданный в ходе диссертации или исследования аспирантов.

— Еще одно направление сотрудничества с MIT-- собственно исследовательская область?

— Я уже описал исследовательские центры. В них будут работать и наши профессора, и приглашенные иностранцы, не только из MIT. Среди них в первых трех, которые мы уже создали, работают профессора из MIT и люди из Университета Гронингена в Нидерландах.

— Это только профессора. А как в целом будет происходить процесс отбора людей для исследовательских центров Сколтеха?

— Мы создаем эти центры не в вакууме, а тесно сотрудничая с российской средой, со стороны индустрии и промышленности это очень важно при отборе. Ну, есть и наши приоритеты — это программы института. Список критериев к исследовательской программе у нас висит на нашем сайте, все прозрачно, каждый может посмотреть. Разница в том, что мы не раздаем гранты, а хотим формировать собственные исследовательские школы, в которых важна связь изобретения и коммерциализации.

Интервью взяла Анастасия Мануйлова


Комментарии
Профиль пользователя