Коротко

Новости

Подробно

"Едро" ударило в Смольный

Лев Лурье — о конфликте петербургских властей

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

В Петербурге разгорается конфликт местной "Единой России" и Смольного. Впрочем, некоторые считают его просто борьбой двух команд — прошлого и нынешнего губернаторов


Лев Лурье, Санкт-Петербург


Городничиха и ревизор


9 октября в деревянном Каменноостровском театре, отреставрированном во времена Валентины Матвиенко, состоялась премьера. Давали "Ревизора", где и городничий, и судья Ляпкин-Тяпкин не мужчины, а женщины. В программке значилось, что спектакль спонсировал "Газпром". Эдакий шутливый, салонный подарок. Все, конечно, догадались, кто женщина-городничий, а судья Ляпкина-Тяпкина — конечно же Алла Манилова, бывшая заместительница губернатора. Впрочем, говорят, Матвиенко любит розыгрыши и капустники.

Но что-то не сложилось. Теперь, когда и Матвиенко, и Манилова в Москве, зрелище кажется зрителям, с одной стороны, лишь следом ушедшей эпохи, с другой — все-таки социальной сатирой. В Петербург по высочайшему повелению прибыл ревизор, и городничиха со своими Ляпкиными-Тяпкиными ушла в прошлое.

Летом 2011 года внезапное перемещение Валентины Матвиенко на пост председателя Совета Федерации напоминало спецоперацию. Вскоре после отъезда Валентины Ивановны Смольный почти полностью очистили от ее кадров. Вместо них новый губернатор Георгий Полтавченко привез из Москвы новых, неизвестных городу чиновников, в основном единомышленников по "Русскому афонскому обществу" и "Фонду святого всехвального апостола Андрея Первозванного" — малоизвестных православных организаций.

Принимая должность, Полтавченко обещал не спешить с кадровыми изменениями: дать старым чиновникам год на поиск новых мест работы. Но скорость и тотальность (хотя и не жестокость) перемен напоминали чистки. Те, кто возглавлял команду Валентины Ивановны, в течение нескольких месяцев покинули не только свои посты в Смольном, но и сам город; сняли и большинство глав районных администраций, заменили начальника петербургской полиции. Георгий Сергеевич действовал в рамках устоявшейся политической практики: никакой двойной лояльности.

Но бывший губернатор не из тех, кто забывает обиды, нанесенные себе или своей команде. Недаром в ее любимой с юности песне есть такие слова "Команда молодости нашей, команда, без которой нам не жить". В ее мире своих не бросают. Светские нравы Валентины Ивановны не мешают проявлению воли. Покинув город, Матвиенко не забыла ни жестов, ни комментариев в свой адрес.

Чужие в городе


До последнего времени Полтавченко не раздражал петербуржцев, скорее нравился им. Он извлекал из подсознания горожан образ старого рабочего-большевика, героя советских фильмов. Немногословный немолодой человек с усами, рыбак, любитель футбола, верящий в партию и коммунизм, готовый перевыполнить план и прийти на помощь слабому и заблудшему. Дядя Жора, как называют губернатора в городе, загодя готовится к зимнему сезону: крыши ремонтируют не в пример лучше, чем в нулевые. Думает о дорогах. Хозяйственный, скромный мужчина.

Однако постепенно что-то пошло наперекосяк. Вначале заворчали бизнесмены: бумаги не подписывают, непонятно, кто за что в Смольном отвечает. К губернатору на прием не пробиться, а его замы ничего самостоятельно не решают: при Матвиенко все шло проще, вопросы решались понятнее.

Отменены самые "козырные" проекты, принятые до прихода Полтавченко: больше не будет ни Орловского тоннеля под Невой, ни скоростного трамвая до Пулково, ни Новоадмиралтейского моста, ни нового зоопарка... Не будем обсуждать, что и насколько необходимо городу, но строительному бизнесу эти проекты были нужны. Обида. А, например, уже решивший прийти в город автоконцерн Fiat год не может согласовать разрешительные документы.

Полтавченко недоступен, неразговорчив, интервью практически не дает. Бывало, Георгий Сергеевич хоть в своем Twitter ежедневно появлялся. Но с 23 августа, написав "Всех, для кого это не пустые слова, с праздником Успения Пресвятой Богородицы. Пресвятая Богородица, моли Бога о нас!", перестал выходить в онлайн. В рейтинге информационной открытости среди глав регионов у губернатора 74-е место — в последней десятке.

Но самое главное, люди, которых из Москвы привез с собой новый губернатор, никак не могут приспособиться к Петербургу. Город не знают, подводных течений в отношениях не чувствуют. После череды скандалов в июле этого года с поста председателя комитета по культуре ушел Дмитрий Месхиев, а нового руководителя и по сию пору никак не могут назначить.

26 августа в самом центре города застройщики снесли пушкинских времен дом Рогова. Здание уничтожили, несмотря на клятвенные уверения Полтавченко сохранить его. Разрушили дом в воскресенье, когда губернатор находился в отпуске, а глава комитета по государственному контролю и охране памятников (КГИОП) генерал-лейтенант ФСБ в отставке Александр Макаров пребывал в Москве. Режиссер и градозащитник Александр Сокуров прокомментировал это событие так: "Наш КГИОП не может ничего сделать, потому что в городе то ли существует теневое правительство, то ли колоссальное мафиозное лобби".

Даже городское Законодательное собрание, доселе абсолютно послушное исполнительной власти, взроптало. Смольный же не вступает в контакт с депутатами, тянет с ответами на запросы. Единоросс Виталий Милонов (известный борец с геями, абортами и Мадонной) негодует: "Мы теперь узнаем позицию Смольного только от официального представителя исполнительной власти в Законодательном собрании. Прямых контактов практически нет. Более того, теперь они даже перестали соблюдать протокольные нормы этикета". Не отвечая депутатам, губернатор вносит в ЗАКС закон, который предусматривает административную ответственность за "стук", "передвижения мебели", "громкий храп", "громкие стоны", "скрипы" и "топот котов" по ночам.

Можно считать, что сигналом к атаке на нынешнее руководство Смольного стали слова, произнесенные Валентиной Матвиенко при последнем ее визите в Петербург в сентябре: "Конечно, нынешней администрации города лучше знать, что делать. Но, когда я была губернатором, 25 процентов бюджета тратилось на развитие, а не на проедание". Председатель Совета Федерации — опытный и осторожный политик, слов на ветер не бросает.

Бунт единороссов


"Афонцы" осуществили тотальную зачистку исполнительной власти в городе, а вот законодательная осталась без изменений. В их концепции власти — это непорядок. И нынешние обитатели Смольного "полезли в воду, не зная броду".

На 17 октября назначили городскую партийную конференцию "Едра". Решался вопрос о руководстве правящей партией. До последнего времени партией власти в городе руководил Вадим Тюльпанов, близкий соратник Валентины Ивановны. Спикером и руководителем фракции работал его единомышленник Вячеслав Макаров. Теперь решался вопрос о новом руководителе горкома: Тюльпанов уехал в Москву сенаторствовать.

Люди губернатора выдвинули свою кандидатуру на место главы петербургского "Едра", депутата Константина Серова. Ветеран ЗАКСа, неоднократно перебегавший от одного губернатора к другому, малоизвестен в Петербурге. Зато, говорят, член Афонского общества и давний, с 1990-х, знакомец Полтавченко.

7 сентября вице-губернатор и глава администрации Смольного Игорь Дивинский (исполнительный директор Афонского общества, в прошлом десантник) вызвал в Смольный глав районных отделений "Единой России", чтобы довести до них настоятельную рекомендацию губернатора: голосовать за Серова. Но в кабинет вице-губернатора неожиданно явились незваные Тюльпанов и Макаров и сорвали мероприятие. Более того, председатель исполкома местной "Единой России" Дмитрий Юрьев публично назвал происходящее "административным давлением и политическим рейдерством". Война между Смольным и "Едром" перешла из сферы подковерных интриг в публичную плоскость.

Появилась конкуренция, "серовцы" и "макаровцы" отчаянно боролись за победу на районных конференциях. Но неслыханным образом кандидат Смольного везде, кроме родного ему Невского района, раз за разом проваливался. И тогда решено было снова применить административный ресурс.

10 октября в Адмиралтейском районе (это Петербург Достоевского) единороссы разделились как большевики с меньшевиками. При этом "макаровцам", противникам губернаторского ставленника, предоставили помещения для конференции в здании районной администрации. Это уже было слишком. 11 октября главу Адмиралтейского района Николая Линченко вызвал в Смольный вице-губернатор Игорь Дивинский и предложил немедленно написать заявление об уходе. На следующий день бедолагу действительно отправили в отставку.

Но глав других районов судьба несчастного ничему не научила. Районные конференции, наплевав на Смольный, голосовали за Макарова.

17 октября на общегородской единороссовской конференции стало ясно: шансов у Серова, а значит, у Смольного, возглавить партию нет никаких. Серов снял свою кандидатуру со словами: "Существует ряд бизнесменов и политиков, приехавших из Москвы, которые при Валентине Ивановне хорошо жили, и Георгий Полтавченко сейчас им как кость в горле".

Ответ Вадима Тюльпанова: "В городе до сих пор крутится маховик, который запустила Валентина Ивановна Матвиенко, его надо поддерживать в том темпе, в котором поддерживала она, если он остановится, начнутся необратимые для города последствия". Главой местных единороссов избрали спикера Вячеслава Макарова. Губернатор потерпел болезненное поражение.

Но, в конце концов, мнение горожан тоже кое-что значит. Матвиенко не забыли ни разрушение центра, ни башню "Газпрома", ни катастрофические зимы. Народное недовольство и стало причиной ее низвержения. На выборах, если бы они состоялись, Георгий Сергеевич, вероятно, еще неделю назад без труда победил бы Валентину Ивановну. Однако немедленно после конференции он допустил несколько трудноисправимых ошибок.

Случай на стадионе


Выступая на городском канале "100" (с первым за полтора года развернутым интервью), губернатор сказал: "Когда мы ехали с премьер-министром по улицам нашего славного города, только ленивый не сигналил клаксонами. Стояли люди, поднимали всякие пальцы. А ведь человек приехал решать проблемы своего родного города, нашего родного города. Мне как петербуржцу было стыдно: такого откровенного жлобства я не видел!"

В принципе, эмоции Георгия Сергеевича были понятны, но сказанным он не ограничился. Ведущий спросил губернатора о бесконечном строительстве "Газпром-арены" — главного городского долгостроя. Кроме того, что стоимость стадиона на Крестовском острове в последнее время значительно выросла, Полтавченко отвечал: воровства на строительстве не обнаружено, приходилось менять проект, от этого и рост сметы. Но заканчивать все равно придется. Вот отец Георгия Сергеевича, будучи курсантом в конце 1940-х, добровольно помогал строить стадион Кирова, почему же болельщикам сейчас не помочь?

Зенитовская торсида ответила радикально. 20 октября на стадионе "Петровский" "Зенит" принимал "Кубань". Георгий Полтавченко по обычаю на игру пришел. И услышал, как тысячи болельщиков скандируют в его адрес: "Продай дачу — построй стадион!", "Губернатор — жлоб!". По сообщению АПН, "Руководство ГУВД Санкт-Петербурга получило негласное указание из Смольного найти и наказать болельщиков, которые на матче "Зенит" — "Кубань" начали скандировать". И хотя городские власти тут же стали отрицать наличие такого распоряжения и это подтвердило руководство полиции, противники Полтавченко воспользовались его промахом немедленно.

"Я думаю, @G_Poltavchenko надо действительно извиниться за "жлобов" перед жителями нашего города",— написал в своем Twitter Вадим Тюльпанов. С Тюльпановым вступили в спор и пресс-секретарь Андрей Кибитов, и актер Михаил Боярский, чей сын при новом губернаторе возглавил принадлежащий городу телеканал "Санкт-Петербург". Он писал: "Мне не нравится, что конкретная трибуна скандировала политические и иные лозунги. Пусть делают это с Навальным и Удальцовым, скооперируются где-нибудь в лесу". Но сенатор не отступился: "Показывать пальцы некультурно. Но доводить ситуацию, как на стадионе,— политически неправильно. Надо проявить мудрость".

Так с губернатором разговаривать в его собственной губернии в России не принято. Похоже, у Георгия Сергеевича начались неприятности, хотя он и попытался загладить конфликт с болельщиками, и объяснил, что отнюдь не всех питерцев считает "жлобами". Все равно, ревизора из столицы теперь, возможно, нужно ждать не в пьесе, а в жизни.

Комментарии
Профиль пользователя