Коротко


Подробно

 Вундеркинды


Осторожно, дети!

       Сегодня 12-летняя Анжелика и 11-летняя Диана Князевы пойдут учиться на второй курс Института международных экономических отношений при Финансовой академии. Столь юные студентки — беспрецедентный пока случай в истории мировой педагогики: девочки уже попали в Книгу рекордов Гиннеса как самые молодые студентки высшего учебного заведения. Но нужно ли так торопиться с образованием детей? На этот счет, оказывается, есть разные мнения.
       
"Вундеркинд — это тот, у кого все будущее в его прошлом". Л. С. Выготский
       
Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота
       С виду девочки-вундеркинды — обычные отличницы с толстыми пшеничными косами и с пухлыми портфельчиками в руках. Мы беседуем с ними и их родителями на скамейке Александровского сада. Солнце. Неподалеку беззаботно резвятся дети. Обстановка располагает к легкомысленной болтовне.
       "Сладкое — вредно",— неожиданно рассудительно ответила 12-летняя Анжела на вопрос, любят ли они сладкое, и добавила: "Мы едим конфеты в меру". Вид у второкурсниц строгий, но сестры не забывают по-американски широко улыбаться собеседнику. Ни о чем детском поговорить с вундеркиндами не удается. Тогда спрашиваю, почему они учатся на факультете международной экономики. "Сегодня российская экономика находится в сложном положении,— опять взяла слово Анжела.— Но нельзя переносить западный опыт на наши условия, необходимо делать это осмысленно. Нам интересно заниматься этой проблемой".
       Анжела и Диана почти не общаются с ровесниками: "Уже неинтересно". В школе сестры друзей не завели — не успели.
       Вообще, вундеркиндами их сделали родители. Начали делать с самого рождения, дав им имена Анжелика и Диана. "У девочек с такими именами должна быть необычная судьба",— вздыхает Юлия Князева. Мама сидела дома с детьми, папа работал математиком за 380 рублей в месяц, плюс деньги, которые мама время от времени зарабатывала на переводах с английского. Когда Анжеле исполнилось пять лет, а Диане три года, родители отправили их заниматься классическим танцем, ходили регулярно в бассейн и учили английский у хорошего преподавателя.
       Мама с самого начала знала, что девочкам не нужно учиться в первом классе. Перед поступлением в школу (Анжеле было 6 лет, Диане — 5) с детьми начали серьезно заниматься математикой и английским (родители решили, что детям будет легче учиться вместе).
       Для поступления была выбрана гимназия Капцовых, в которой учатся дети Никиты Михалкова и Владимира Потанина. До сентября было целое лето. С Анжелой и Дианой родители позанимались очень интенсивно. В конце августа стало понятно, что программы первого и второго классов пройдены. Родители вместе с Дианой и Анжелой отправились к замначальника управления образования Центрального округа Москвы Ольге Тахоховой. Она рекомендовала школе принять девочек в 3-й класс.
       Сестры закончили школу за 5 лет. Анжеле было 11 лет, Диане — 10. Когда решили поступать в Финансовую академию, стало понятно, что могут возникнуть трудности. Родители обратились к ректору Алле Грязновой. Она приняла их. Поговорили. Врач посмотрел медицинские карты сестер. Декан Института международных экономических отношений Валентин Поспелов поговорил с девочками по-английски. Собеседование прошло успешно. Сестры Князевы отучились первый курс "на отлично".
Но выводы из их опыта специалисты делают неутешительные.
       
Куда уходит детство?
       Нужно только учесть, что сестры Князевы столкнулись с чисто психологическими проблемами. Полноценного общения с сокурсниками и со сверстниками у них пока не получилось: их жизнь замкнута на проблемах мировой экономики. Институт они закончат в 15-16 лет. В таком возрасте дипломированный специалист еще никому не нужен. Именно поэтому мама сестер после окончания академии собирается отправить девочек за границу — учиться по уже имеющейся специальности. Но решит ли это все проблемы?
       По словам декана института Валентина Поспелова, "девочки учатся прекрасно. Но то, что их психика не может обогнать свой возраст, с этим нужно, конечно, считаться".
       Юлия Бабаева, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии МГУ, напротив, считает, что отправлять 10-летних детей из школы в институт — значит калечить их судьбу: "Известны многочисленные истории несостоявшихся вундеркиндов. Несмотря на то что в раннем детстве они поражают своими способностями, потом они, как правило, ничего не добиваются. Далеко не всегда ребенок, заканчивающий школу в 10 лет,— творец. Он может остаться феноменальным учеником на всю жизнь, но не более. История знает море примеров, когда посредственные ученики вырастали в блестящих ученых".
       Психологи считают, что ребенок, его интеллект, талант очень уязвимы. Как правило, у одаренных детей очень подвижная психика, они, как говорят психологи, входят в так называемую группу риска. Ведь можно элементарно перекормить информацией. Бывали случаи, когда дети не выдерживали такой нагрузки: нервные срывы, психические расстройства.
       Пока родители увлечены процессом создания из ребенка произведения педагогического искусства, они не замечают, что, возможно, их сын или дочь не захотят жертвовать играми, общением со сверстниками ради того, чтобы стать вундеркиндом.
       Проблемы могут возникнуть потом, когда вундеркинд вырастет. Ведь, когда он вырастет, он не простит родителям насилия над своей личностью. У таких людей через много лет проявляется внутренняя обида: родители лишили их детства.
       
       НАТАЛЬЯ Ъ-ГРИДНЕВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 01.09.1998, стр. 2
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение