Коротко

Новости

Подробно

Наградить презрением

"Медали бесчестья" в Меншиковском дворце

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 15

В Меншиковском дворце, филиале Государственного Эрмитажа, открылась выставка "Медали бесчестья". К странному разговору о позоре, ошибках и проигрышах в европейской истории прислушивалась КИРА ДОЛИНИНА.


Эта выставка сочинена в Британском музее. Что очень заметно — наверное, надо обладать настоящим английским чувством юмора, чтобы придумать из периферийной области медальерного искусства столь изящный сюжет. Дело в радикальном переводе стрелок — если в привычном представлении медаль есть знак прославления какого-либо события или человека, то объектами этой выставки стали "оборотные стороны" истории, моменты индивидуального или коллективного позора и бесчестья.

Самые ранние экспонаты на выставке датируются серединой XVI века. Если учесть, что возникновение медалей вообще относится к эпохе Ренессанса, то получается, что славу и бесчестье как две стороны одной медали стали воспринимать почти одновременно. Ранние медали во славу могли быть исполнены по заказу как самих прославляемых, так и их благожелателей — в том числе и самих художников, которых связывали с изображенными отношения патронажа или личной дружбы. Где дружба, там и ненависть, где прославление, там и критика — практика заказа медалей с изображением кого-то другого довольно быстро стала восприниматься как возможность пропаганды идей любого рода.

Обличение заговора против Медичи; медали эпохи церковного раскола, последовавшего за Реформацией; голландское протестантское искусство, высмеивающее католиков; сатира на Кромвеля; антикатолические голландские медали, получившие огромную популярность в соседней Британии времен правления Карла II и Якова II; саркастическое превращение "короля-солнца" в Фаэтона, потерявшего управление своей колесницей; бомбардировка французского побережья английскими войсками сравнивается с петухом, кастрированным британской мышью; революционная и контрреволюционная сатира 1790-х годов; антибонапартистская пропаганда... Образы на этих медалях рискованны иногда до самого что ни на есть кощунства — чего стоит распространенный образ папы с рогами и копытами дьявола.

Новейшее время страсти на медальерном фронте не только не утихомирило, но, как это ни странно для эпохи распространения куда более бойких медиа, подогрело. В Германии в Первую мировую сатирические медали расходились как горячие пирожки: американцы и антигерманская коалиция тут и в виде орд дикарей, и в образе ненасытного чудовища, и как Смерть в каске, раздающая солдатам билеты на свое представление. При этом традиционная для этого жанра сюжетность, привязанность к определенному событию, уступает место идеям общецивилизационным: безумие войны как таковой; беспомощность маленького человека перед машиной истории; бесчеловечность современной политики и экономического мироустройства...

Последний раздел выставки может оказаться совершенной неожиданностью для поклонников традиционной музейной нумизматики. На смену знаменитым "медалям за бесчестье" американца Дэвида Смита (1940-е годы) идут медали, проходящие по ведомству самого что ни на есть современного искусства. От ироничной медали Марселя Дюшана (1967) в виде пробки для душа до медалей, выполненных британскими художниками по заказу Британского фонда художественных медалей в 2006-2008 годах, в которых образы всеобъемлющего консюмеризма, атомного гриба, людей, потерявших лицо как таковое, а также "медаль за злостное нарушение общественного порядка" играют на все том же, столь обильно удобренном за 400 лет традиции, поле. Тут же и работа Джейка и Диноса Чепменов "Бесчестное вмешательство", в которой гойевские "Ужасы войны" и "Триумф смерти" Брейгеля сплетены в единой карнавальной пляске знаменитых британских насмешников. Если учесть, что меньше чем через три недели Эрмитаж откроет большую персональную выставку братьев Чепмен, то одна из самых вроде бы традиционных выставок этого сезона оказывается прелюдией к самому радикальному его проекту.

Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя