Коротко


Подробно

Если друг отказался вдруг

Победа Уго Чавеса на президентских выборах должна была снять политические риски, с которыми работающие в Венесуэле российские компании могли столкнуться в случае прихода к власти оппозиции. Тем не менее отечественные частные компании продолжают бежать из венесуэльских нефтяных проектов. "Власть" разбиралась с тем, что угрожает российским инвестициям в Уго Чавеса.


Кирилл Мельников, Александр Габуев, Елена Черненко


"Большинство венесуэльцев проголосовали за родину, проголосовали за будущее",— провозгласил 10 октября Уго Чавес, после того как Национальная избирательная комиссия в четвертый раз подряд объявила его президентом Венесуэлы.

Выигранные выборы стали для 58-летнего вождя Боливарианской революции самыми трудными за всю карьеру. Об этом говорят итоги состоявшегося 7 октября голосования, в ходе которого на участки пришли 81% избирателей 30-миллионной страны. На сей раз за подполковника венесуэльских ВДВ в запасе проголосовали 55% пришедших на участки граждан — не самый плохой результат для кого угодно, но только не для Чавеса. Это наименее убедительная победа за всю историю его участия в выборах — в дебютном 1998 году он набрал 56,5%, через два года — почти 60%, а в 2006-м — и вовсе 63%. Теперь тенденция развернулась. В то же время основной соперник действующего президента, 40-летний экс-губернатор штата Миранда Энрике Каприлес Радонски, получил 44% голосов — больше, чем любой лидер оппозиции за все годы правления Чавеса.

Исход президентской гонки оставался неопределенным вплоть до самого последнего момента. Различные социологические службы показывали, что рейтинги Чавеса и Каприлеса практически идентичны. И это давало оппозиции неплохие шансы — несмотря на авторитарный стиль правления и большинство в парламенте, за 14 лет Уго Чавес так и не смог выстроить вертикаль власти, которая штамповала бы нужные ему результаты на любых выборах и референдумах. Самым ярким примером был референдум 2007 года, на котором Чавес безуспешно пытался провести изменения в конституцию страны, сняв ограничения на количество президентских сроков (правда, в 2009 году он все же смог провести эти поправки).

Неудивительно, что после столь трудной и желанной победы Чавеса принялись горячо поздравлять его немногочисленные зарубежные союзники. Одним из первых стал президент России Владимир Путин, 8 октября лично позвонивший своему коллеге и товарищу. Радость Москвы за Чавеса вполне понятна: в последние годы его режим стал самым надежным политическим союзником России в Латинской Америке, а заодно крупнейшим в регионе потребителем российского оружия и объектом для масштабных инвестиций со стороны отечественных госкомпаний. В случае поражения Чавеса на выборах Москва могла всего этого лишиться. В неофициальных беседах российские чиновники и менеджеры госкомпаний также не скрывают триумфа: их вклад в победу Чавеса на выборах был значителен, хотя и не особо заметен.

Празднуя четвертую победу на президентских выборах, Уго Чавес не выпускал из рук меч кумира своего детства — Симона Боливара

Празднуя четвертую победу на президентских выборах, Уго Чавес не выпускал из рук меч кумира своего детства — Симона Боливара

Фото: REUTERS/Tomas Bravo, Reuters

В конце сентября, за пару недель до президентских выборов, в Венесуэлу прибыла огромная делегация из дружественной России. Возглавлял ее не чиновник, а наемный менеджер госкомпании — президент "Роснефти" Игорь Сечин. Именно этот свободно владеющий испанским сподвижник Владимира Путина в последние годы был главным проводником российских интересов в Латинской Америке, а, по словам собеседников "Власти" в МИДе и правительстве, и неформальным куратором отношений с регионом в руководстве РФ. "Личный вклад Игоря Сечина в отношения с Венесуэлой и другими странами региона трудно переоценить,— рассказывает один из чиновников.— Сечин уже много лет активно работает на этом направлении, и во многом благодаря ему оно стало приоритетным для всего руководства страны".

На сей раз российский десант в Венесуэлу под руководством Сечина был приурочен к запуску одного из крупнейших бизнес-проектов с иностранным участием в этой стране — началу добычи нефти государственной PdVSA вместе с Национальным нефтяным консорциумом (ННК) на блоке "Хунин-6" в нефтеносном поясе реки Ориноко. Работы над этим мегапроектом начались еще в 2009 году, а сам консорциум, в который вошли крупнейшие российские нефтекомпании — "Роснефть", ТНК-ВР, "Сургутнефтегаз", ЛУКОЙЛ и "Газпром нефть",— был создан в 2008 году по инициативе Сечина, занимавшего на тот момент пост вице-премьера по ТЭК.

Первую нефть на "Хунине-6" добыли с некоторым опережением графика, сначала церемония была запланирована на конец октября. И хотя понятие "первой нефти" весьма условное — до начала добыча может пройти от нескольких месяцев до нескольких лет в зависимости от разработчиков — сама торжественная церемония была назначена на конец сентября, за пару недель до выборов в Венесуэле. "Дату подгоняли с учетом выборов. Венесуэльцы должны были увидеть, что инвесторы успешно работают в стране, готовы приносить в нее деньги",— рассказывает "Власти" один из членов делегации. "Визит формально не носил предвыборный характер,— поясняет источник в межправительственной российско-венесуэльской комиссии.— Он был приурочен к началу промышленной добычи нефти и сдачи первых жилых объектов для нуждающихся, построенных при непосредственном участии и помощи РФ. Наделение всех нуждающихся "достойным жильем" — одно из предвыборных обещаний Чавеса. И в этом смысле визит Сечина, конечно, имел положительный для Чавеса политический эффект".

Впрочем, визит был важен и для самого Игоря Сечина. Оставившему в мае пост вице-премьера и возглавившему "Роснефть" Сечину было важно показать, что именно он продолжает оставаться главным по отношениям с Венесуэлой, говорит источник, близкий к компании. И эта задача была выполнена сполна. Так, главы Минпромторга Дениса Мантурова, который возглавил межправительственную комиссию после ухода Сечина из правительства, в составе делегации не было. Зато были глава "Ростехнологий" Сергей Чемезов и глава "Интер РАО" Борис Ковальчук.

На церемонии добычи первой нефти Сечин, как рассказывают участники визита, радовался как ребенок. На месторождение он прилетел в куртке, под которой была майка с портретом Уго Чавеса. С первой нефтью на щеке (так нефтяники по традиции "умываются") он рассказывал журналистам об историческом значении произошедшего и описывал перспективы бизнеса в Венесуэле.

Масштабы проектов и правда поражают воображение. PdVSA и ННК оценивают ресурсы месторождения "Хунин-6" в 52 млрд баррелей, добыча должна составить около 450 тыс. баррелей в сутки. Эксперты оценивают размер инвестиций в проект в $10-15 млрд. Игорь Сечин называл еще большую сумму — до $20 млрд в течение 40 лет. Правда, вопрос о том, насколько выгодными окажутся проекты российских нефтяников в Венесуэле, остается открытым.

Победе действующего президента больше всего радовались далеко не самые состоятельные жители Венесуэлы

Победе действующего президента больше всего радовались далеко не самые состоятельные жители Венесуэлы

Фото: AP

ННК был создан практически за один день по прямому указанию Игоря Сечина, говорит топ-менеджер одной из участвующих в консорциуме компаний. "Тогда Сечин просто всем объявил, что надо работать в Венесуэле. Это был результат его работы по внешнеполитической линии с Уго Чавесом. О желании и готовности в общем нас никто тогда не спрашивал. Нефти там, безусловно, много, рынок хороший, но у нас на руках не было даже приблизительных моделей проекта",— вздыхает собеседник "Власти".

Идея создания ННК пришла к Игорю Сечину в тот момент, когда между Москвой и Каракасом шли активные переговоры о признании Венесуэлой независимости Абхазии и Южной Осетии. На начало 2009 года Сухум и Цхинвал признала только Никарагуа, и для России расширение международного признания двух отколовшихся от Грузии республик было едва ли не главной внешнеполитической задачей, вспоминает сотрудник МИД РФ. Президент Никарагуа Даниэль Ортега признал Абхазию и Южную Осетию по собственной инициативе — и получил от Москвы немалые бонусы. Приехавший вскоре в Манагуа Игорь Сечин привез кредит в $1 млрд, а также выгодные контракты от российских госкомпаний. Чавеса же надо было убеждать, и задачу эту взял на себя именно Сечин.

"Признание независимости абхазов и осетин буксовало, и Сечин взял дело в свои руки. Он выбрал Латинскую Америку, где шансы были довольно высоки, и начал как бы доказывать Путину, что он в одиночку работает так же эффективно, как весь МИД",— вспоминает собеседник "Власти", близкий к межправительственной российско-венесуэльской комиссии. В итоге в сентябре 2009 года во время визита в Москву Чавес объявил о долгожданном признании. В благодарность он увез из России оружейный кредит в $2,2 млрд (общий долг Каракаса перед Москвой составляет около $7,2 млрд), а также договоренности по поводу участия ННК в "Хунине-6".

Приехав в Венесуэлу по нефтяным делам, Игорь Сечин заодно стал средством наглядной агитации за своего друга Уго

Приехав в Венесуэлу по нефтяным делам, Игорь Сечин заодно стал средством наглядной агитации за своего друга Уго

Фото: пресс-служба НК , пресс-служба НК "Роснефть"

Сам ННК с уставным капиталом 10 тыс. рублей был зарегистрирован "Роснефтью", затем доли в нем выкупали остальные участники проекта. В совет директоров ННК вошли главы пяти компаний--участников, шестым членом совета и его председателем стал сам Сечин. Должность гендиректора переходящая — сначала консорциум возглавлял представитель "Роснефти" Валерий Русаков, сейчас — менеджер ЛУКОЙЛа Ксения Баумгертнер. Лидером проекта выбрали "Газпром нефть".

Желанием попасть в состав участников консорциума горели далеко не все российские нефтяники. Больше всех входить в ННК не хотел "Сургутнефтегаз". Самая закрытая и консервативная российская нефтекомпания получила долю в консорциуме на три месяца позже всех. "Владимир Богданов (гендиректор и совладелец "Сургутнефтегаза".— "Власть") упирался до последнего. У него был один серьезный довод: "Сургутнефтегазу" не нужны иностранные проекты",— говорит источник в компании.

Скептицизм Богданова вполне обоснован. На плечи российских инвесторов лягут колоссальные расходы: PdVSA, по словам собеседников "Власти", в "Хунин-6" ничего не вкладывает. По законодательству Венесуэлы иностранный инвестор может быть только миноритарным акционером, причем, как правило, его доля не больше 40% — остальное получает PdVSA. За 40% в проекте разработки "Хунина-6" ННК уже заплатил PdVSа бонус в $1 млрд — по $200 млн от каждой компании. Документы на первую часть этой суммы ($600 млн) Уго Чавесу привез лично Владимир Путин в ходе визита в Венесуэлу в апреле 2010 года. При этом ННК приходится брать на себя затраты на геологоразведку и обустройство месторождения, хотя PdVSA и обещает их компенсировать после выхода проекта на полную мощность. "Но как оно точно будет, сейчас говорить никто не берется",— вздыхает один из собеседников "Власти", близкий к ННК.

Сложность проекта еще в том, что почти вся венесуэльская нефть — высоковязкая. Для того чтобы она стала пригодной для транспортировки, ее приходится прогонять через апгрейдер — специальную установку по улучшению сверхтяжелой нефти до товарных характеристик. Российским нефтяникам предстоит еще взять на себя расходы по его строительству, которые могут составить $5-7 млрд. Строительство апгрейдера должно начаться в следующем году, а заработает он только к 2018-му. При этом без перегонки через апгрейдер нефть с "Хунина-6" на рынок поставлять невозможно, так что первую выручку СП ННК и PdVSA может показать только через шесть лет.

Примечательно, что одним из плюсов работы в Венесуэле Игорь Сечин называл как раз опыт по добыче тяжелой нефти, который будет применен и в России. В нашей стране есть Баженовская свита, извлекаемые запасы которой оцениваются в 3 млрд тонн. Добыча на ней практически не ведется. "Наверное, было бы логичнее инвестировать в этот проект, который тоже является дорогим. Это такой же опыт",— считает аналитик "Тройки Диалог" Валерий Нестеров.

Мировая практика заключается скорее в привлечении иностранных компаний в ту область, где у отечественных компаний нет экспертизы и технологий, именно так "Роснефть" действует на шельфе, привлекая в партнеры американскую ExxonMobil, норвежскую Statoil и итальянскую ENI. "Если бы целью проекта было действительно создание в России компетенций по добыче и переработке тяжелой нефти, следовало бы звать к нам иностранцев, а не идти в Венесуэлу,— рассуждает собеседник "Власти", близкий к межправительственной российско-венесуэльской комиссии.— А так подряды по строительству апгрейдера и другим сложным работам на "Хунине-6" наверняка достанутся иностранцам — у отечественных компаний просто нет необходимых технологий".

К тому же для перехода проекта в активную стадию ННК предстоит решить еще целый ряд юридических вопросов. До сих пор не заключено российско-венесуэльское межправительственное соглашение, которое фактически является правовой основой для деятельности консорциума. В нем помимо прочего должны быть закреплены и налоговые условия, от которых во многом зависят перспективы проекта. "Там все ждали выборов, когда будет ясность,— говорит источник в правительстве РФ.— Свой вариант текста мы отправили еще летом, но тормозили все венесуэльцы". Парафировать соглашение российская делегация направится в течение месяца. "Нас, в общем, уже торопят. Сечин уже не одну бумагу прислал с просьбой ускорить",— говорит источник "Власти" в Минэнерго РФ.

Главным противником Уго Чавеса на состоявшихся выборах стали не коррупция и рост преступности, а собственная болезнь

Главным противником Уго Чавеса на состоявшихся выборах стали не коррупция и рост преступности, а собственная болезнь

Фото: Reuters

Вместе с известиями о добыче первой нефти на "Хунине-6" и фотографиями радостного Игоря Сечина СМИ заполнили и другие новости: незадолго до визита российских нефтяников в Венесуэлу стало известно, что из ННК выходит "Сургутнефтегаз". Его долю приобретет "Роснефть", сменив "Газпром нефть" и в качестве лидера "Хунина-6".

"Это ожидаемое решение "Сургутнефтегаза",— говорит источник, близкий к переговорам.— Богданов изначально в проект идти не хотел, потому что крайне неохотно расстается с деньгами. Сейчас для активного освоения их потребуется еще больше". Сколько "Сургутнефтегаз" получит за свою долю — неизвестно. "Богданов в накладе никогда не остается",— говорит один из собеседников "Власти". Из венгерской MOL, в которой "Сургутнефтегаз" приобрел также по политическим причинам чуть больше 21%, но из-за позиции властей страны фактически так и не вступил в свои права, компания вышла с премией почти в €500 млн. "Тут история такая же, только цифры другие",— говорит источник "Власти". Зачем "Роснефти" увеличивать долю в проекте, в компании не объясняют. С Сечиным в Венесуэлу Богданов не полетел.

Пример "Сургутнефтегаза" оказался заразительным: ТНК-ВР тоже уведомила партнеров о своем выходе из проекта. "Хотят слишком много, вряд ли будут желающие",— говорит источник в одной из нефтекомпаний. У ТНК-ВР уже есть проекты в Венесуэле: в прошлом году компания приобрела у ВР 40% в Petroperija (добыча — около 650 тыс. тонн нефти в год), 26,6% — в Boqueron (375 тыс. тонн) и 16,67% — в Petromonagas (5,5 млн тонн).

Возможно, решение ТНК-ВР связано с противостоянием российских акционеров нефтекомпании (консорциума AAR) и "Роснефти" за долю ВР в ТНК-ВР, которую британская компания сейчас продает. Неожиданно о желании расширить участие в ННК заявил президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, сказав, что компания может рассмотреть возможность приобретения доли ТНК-ВР. Зачем — неясно, так как у ЛУКОЙЛа был в Венесуэле свой проект еще задолго до того, как Игорь Сечин стал строить тесные отношения с Уго Чавесом. Компания по контакту с PdVSA занималась изучением ресурсов месторождения "Хунин-3". "Проект мог быть интересным, но в одиночку потянуть его было нереально,— говорит топ-менеджер ЛУКОЙЛа.— ННК, мягко говоря, не горел желанием его получить, потому что для "Хунина-6" и так надо слишком много инвестиций". В итоге ЛУКОЙЛ, выполнив условия соглашения с Каракасом, вернул права на разработку блока властям страны.

Тем не менее бремя ответственности за проект явно ляжет на плечи "Роснефти". А помимо увеличившейся нагрузки по "Хунину-6" "Роснефти" придется выполнять и другие обязательства перед Венесуэлой, взятые в ответственный политический момент. В октябре прошлого года, когда состояние здоровья Уго Чавеса в очередной раз серьезно ухудшилось (в 2011 году стало известно, что президент болен раком), в страну приехал Игорь Сечин. Он договорился, что "Роснефть" получит 40% в разработке блока "Карабобо-2", геологические запасы которого оцениваются в 5,1 млрд тонн нефти. "ННК тоже поступало предложение получить долю в "Карабобо-2", но удалось убедить Сечина, что финансовых ресурсов для реализации этого проекта нет",— говорит источник "Власти" в ННК.

В случае с "Карабобо-2" Уго Чавес запросил еще больше, чем в ситуации с "Хунином-6". "Роснефть" заплатила бонус в $1,1 млрд, а еще $1,5 млрд выдала PdVSА в качестве кредита на пять лет на льготных условиях. При этом госкомпании предстоит построить отдельный апгрейдер для своего нового проекта, поскольку нефть на "Карабобо-2" тоже высоковязкая. Объем инвестиций в проект Игорь Сечин оценивал в $16 млрд. Первоначально "Роснефть" хотела позвать в проект своих партнеров из ExxonMobil, но американцы категорически отказались даже обсуждать это предложение. Их позиция понятна: в 2006 году Уго Чавес отобрал у ExxonMobil 41,66% в проекте Cerro Negro в том же штате Карабобо. С тех пор компания судится с Каракасом в арбитражных судах, требуя компенсацию до $20 млрд.

Насколько российские нефтяные проекты в Венесуэле являются экономически обоснованными? Аналитик "Тройки Диалог" Валерий Нестеров считает их неоднозначными. С одной стороны, они позволяют компаниям поставить на баланс серьезные объемы запасов, и максимальный уровень добычи сравним с крупнейшими мировыми проектами, отмечает эксперт. Если все заявленные показатели сохранятся в том же виде, то рентабельность разработки составит порядка 18%, что является "приемлемым показателем", считает Нестеров. С другой стороны, политические риски, по словам Нестерова, крайне высоки.

Политическая составляющая "Хунина-6" и "Карабобо-2" очевидна для всех. На презентации "Роснефти" для инвесторов в Лондоне, которую Игорь Сечин проводил в начале октября, Венесуэла была представлена как одна из точек будущего роста добычи. Реакция международного инвестсообщества была показательной: оно этого проекта скорее опасается. "Перспективы у Венесуэлы большие, но очевидно, что там слишком много завязано на личных отношениях. В истории уже были примеры того, как активы иностранных компаний национализировались властями страны",— поясняет "Власти" топ-менеджер западного инвестбанка. Сотрудник одного из крупных фондов также утверждает, что он и его коллеги "не очень рады тому, что "Роснефть" тратит средства на явно политизированные проекты".

Российские чиновники утверждают, что никаких политических рисков после переизбрания Чавеса не осталось. "Возможные политические риски могли возникнуть в случае, если Чавеса бы не переизбрали,— поясняет высокопоставленный собеседник "Власти" в правительстве РФ.— Его соперник, вначале хоть и не высказывал каких-либо антироссийских позиций, но ближе к выборам все же не исключил возможного пересмотра военно-промышленных контрактов. Не исключено, что в случае прихода к власти он — под давлением некоторых влиятельных своих сторонников — свернул бы сотрудничество с Россией, Белоруссией и Ираном. Так что в предвыборный период некоторая неопределенность ощущалась". Но, по словам чиновника, "после переизбрания Чавеса вопрос о политических рисках в Венесуэле для российских компаний уже не стоит".

Тем не менее ситуацию для венесуэльского лидера сложно назвать стабильной. Как отмечают эксперты, за последние месяцы Каракас наращивал госрасходы, чтобы удовлетворить чаяния социально незащищенных слоев — основного электората Уго Чавеса. "Чиновники швырялись деньгами как угорелые, чтобы, по сути, купить голоса, так что в следующем году экономический рост затормозится",— заявил Bloomberg аналитик Standard Chartered Bank по Латинской Америке Брет Роузен. По его словам, это приведет к росту инфляции и девальвации национальной валюты боливара. По итогам 2013 года темпы инфляции могут составить от 29% (прогноз МВФ) до 48% (прогноз Bank of America). На протяжении последних десяти месяцев темпы инфляции замедляются, но в сентябре она все равно составила колоссальные 15% в годовом выражении. Боливар же может потерять до трети своей стоимости, хотя пока Чавес уверяет, что планов девальвации у Каракаса нет.

Два года назад девальвация в сочетании с инфляцией привела к масштабным социальным волнениям в Венесуэле, но тогда Чавесу удалось удержать власть. Впрочем, официально он еще не был болен раком, да и его популярность была куда выше, чем сейчас. 11 октября Чавес поспешил назвать вице-президентом экс-главу МИДа Николаса Мадуро. Скорее всего, именно он может претендовать на роль преемника Чавеса в случае ухудшения его здоровья.

Единственной гарантией сохранения стабильности в Венесуэле остаются высокие цены на нефть. Впрочем, поведение их, как всегда, непредсказуемо. А влияние нефтяного фактора на смену власти в Венесуэле Чавесу известно не понаслышке — ведь именно низкие цены на нефть в середине 1990-х позволили ему прийти к власти. Да и на протяжении последних 40 лет, начиная с "нефтяного шока" 1970-х, в стране наблюдается устойчивая тенденция: рост цен на нефть приводит к власти диктаторов, а падение — либералов.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение